КУРТУАЗНЫХ МАНЬЕРИСТОВ
Орден Куртуазных Маньеристов основан 22 декабря 1988
Кавалеры
Более тысячи куртуазных стихотворений
Степанцов
Добрынин
Григорьев
Быков
Скиба
Вулых
Пеленягрэ
Бардодым
Поэтический Салон
Гостиная
Вырванные Страницы
Послушницы
Кибер-Адепты
Альков
Поэтический Конкурс
Книги
Фотоарт
Книги ОКМ
Медиа
Статьи
Фото
Звук
Пригласить
О сайте
Ссылки
Публикации
Кардшаринг
Цифровая печать: очевидные преимущества
Что такое ОКМ
Пресс-релиз ордена
... все публикации


6 апреля 2005 - 1928
22 августа 2004 - 1682
3 февраля 2004 - 1718
1 сентября 2003 - 1417
24 августа 2003 - 1906
11 мая 2003 - 2352
14 февраля 2003 - 1635
3 февраля 2003 - 1593
30 декабря 2002 - 2765
14 декабря 2002 - 1478
12 декабря 2002 - 1345
10 декабря 2002 - 1505
25 августа 2002 - 1332
23 июля 2002 - 1676
14 июня 2002 - 1384
13 мая 2002 - 1259
17 апреля 2002 - 1400
1 апреля 2002 - 1944
18 марта 2002 - 1916
7 марта 2002 - 2197
4 марта 2002 - 1499
24 февраля 2002 - 1470
8 февраля 2002 - 2709
31 января 2002 - 2530
26 января 2002 - 1322
22 января 2002 - 1560
19 января 2002 - 1707
17 января 2002 - 1491
7 января 2002 - 1357
21 декабря 2001 - 1369
4 декабря 2001 - 2009
17 ноября 2001 - 1638
25 октября 2001 - 1504
25 сентября 2001 - 1503
27 августа 2001 г. - 1609

7 марта 2002

Рассказ Жени Чуприной и Константэна Григорьева о гастролях ОКМ в Киеве в марте 2002года в форме свидетельских показаний.

ЖЕНЯ ЧУПРИНА: О МОЕМ ТУСОВАНИИ С КАВАЛЕРАМИ ОКМ

Я почему-то думала, что будет два концерта -   музыка в "Промзоне" и поэзия в "Бабуине". Но оказалось, что все будет происходить в "Бабуине", а сам этот клуб находится в двадцати минутах ходьбы от моего дома, как раз напротив жилища одного знакомого художника, которому я позировала  (придется уточнить - в одетом виде).

Мне хотелось явиться с обеими послушницами. Но Лада Лузина не брала мобилку, а Настя оказалась в разобранном виде после чтения стихов  в местах не столь отдаленных.  Господа заключенные шумно приветствовали Настю, называли ее солнышком и  почему-то отдавали ей явное предпочтение перед остальными поэтами, участвовавшими в концерте. В результате, ей нужно было отдохнуть и выспаться. Мы договорились с Настей, что она попробует выспаться и будет ждать меня в условленом кафе в условленое время.

С ОКМ, точнее, с Константэном, я договаривалась, что он приедет в Киев и сразу мне позвонит. И действительно, он позвонил и сообщил, что маньеристы ждут меня в "Бабуине". Я поспешила туда, глупейшим образом радуясь, что  наконец-то, после стольких лет постов и молитв, наконец-то увижу лично Великого... как его, Магистра, что ли? В общем, Вадика Степанцова
собственной персоной.    К тому же мне хотелось посмотреть и на Казбека Бектурсунова, который привез ОКМ в Киев, потому, что я несколько лет ничего о нем не знала, но помнила, что он недурен собой и весьма нетривиален в общении. Также интересно было лицезреть Андрея Добрынина, стихи которого я
всегда читаю понравившимся мне молодым людям обоего пола:

Почти со злобой вас я вожделею.
Пойти на преступление могу.

Пленительный цветок стихотворенья
В моей душе ошибкою расцвел,
Где хладные рождает испаренья
Моей души клокочущий котел.

Ах, как это по-женски! Как  этот мрачный тролль постиг мою мускусно-фиалковую душу. А больше всего мне хотелось видеть Констатэна, потому что прекрасная дама в первую очередь интересуется теми, кто больше всего интересуется ею.  Это, если хотите, закон джунглей.

Итак, вхожу в клуб. Оказываюсь в небольшом помещении, оформленом как богемное кафе. Посреди этого помещения стоит  поляна,  за которой сидят какие-то москали,  жрут шашлыки и пиво.  Ну, как выглядят москали? Бородатые, носы пуговками, личики румяные, очертания фигуры округлые,
глазки поросячьи и от каждого шума - как от взвода. Приглядевшись, я
поняла, что, собственно, этот тип представлен всего лишь одним человеком, но просто он первым бросился в глаза (что неудивительно, ведь я его искала). Это оказался клавишник группы. Я подошла к столу. Меня усадили, и этот клавшник, отрекомендовавшись Степанцовым, спросил: "Это ничего, что мы москали?". Я офигела от такой проницательности и промямлила: "Что ж поделаешь, потерплю". Но что меня действительно поразило, никто из них не акал. Помню,  Быков (между прочим, очаровательный собеседник), акал так, что в ответ хотелось пукнуть. Я думала, что это неизбежно и заранее СМИрилась. Однако, тусовка мне очень понравилась, что-то в ней было свое,
 родное. Мне сразу дали какое-то пиво и заказали шашлык. Приглядевшись, я разобралась, где Константэн, а где Добрынин. Константэн оказался настолько
культурным человеком, что даже как-то не верилось, что он поэт (у нас в
Киеве поэты-самцы только что из корыта не жрут).   Добрынин сидел на противоположном конце стола и держал марку. Он был угрюм и сосредоточен, ибо имел неосторожность похмелиться. Вдруг подошел Степанцов. Я его сразу
узнала.

Степанцов оказался именно таким, как рисовался в девичьих грезах. Только лучше. Телевидение в полной мере не передает его обаяния.  Окинув меня взглядом гроссмейстера на сеансе одновременной игры, он прикинул, что и как, и  частично потерял ко мне интерес, справедливо рассудив, что если он ошибается, то я способна что-нибудь предпринять сама. Все были разочарованы, что я без послушниц, и даже предлагали исключить негодных из числа оных.  Я предложила отвести Вадима в трубу - подземный переход на Площади Независимости, где тусуются панки и панкессы.  Казбек ухватился за эту мысль  и Степанцов тоже был не против. Решили отправиться после концерта и показать соплякам высший класс.

Тут я заметила (очевидно, слишком поглядывала на золотые часики,
пожалованные  мне в первый день весны городскими властями), что уже надо забирать Настю Одинцову из кафе. Я похитила Константэна (он, бедный, норовил прихватить еще кого-нибудь, но  я пресекла все попытки). Мы отправились гулять. Шел отвратительный дождик.  Сперва мы посетили мокрый блошиный рынок, где Константэну пытались продать кепку. Кепка была
гигантского размера. Потом мы обменяли рубли, причем, тетушка в обменном пункте оказалась стервой и все допытывалась, откуда он взял эти деньги. Надо было акать - Костя слишком был похож на местного интеллигента (в Киеве все говорят по-русски). Он оправдывался, говорил, что заработал в крупном
издательстве. Тетка не верила: "Видали мы таких, в крупном издательстве. Цветной принтер - твое издательство".

Потом, в поисках открыток с видами Киева, мы зашли в магазин, где
Константэн пытался купить мою книгу. Но я ему этого не позволила, и
подарила экземпляр.

Затем мы  добрались до нужного кафе. Оно находится в живописном месте, над Андреевским спуском. Мы зашли. Взяли кофе. Насти не было. Зато забрел певец  El Кравчук (секс-символ украинской попсы), добрый друг Лады Лузиной.  Из украинских исполнителей он ближе всего по стилю к маньеризму.  Я познакомила двух известных людей, которые до сих пор друг о друге понятия не имели, а обо мне отлично знали - странная вещь - слава.  Андрей
(Кравчука зовут Андреем) сказал, что Лада не отвечает, потому, что она
сосредоточенно  пишет. Действительно, в одном из телевизионных интервью Лада заявила, что намерена занять пустующее место (которое пока что занимаю я, но об этом из тактических соображений упоминать не следовало) модной писательницы, пишущей простую хорошую женскую прозу про жизнь и любовь. Что ж. Пока я тут рассиживаюсь в приятной мужской компании и никак не допишу
третью главу продолжения "Романа с Пельменем", кто-то подкапывается под мой пьедестал. Мне кажется, это интересно как сюжет для нашей с Ладой раскрутки.

Андрей обещал найти Ладу и ривести ее в "Бабуин", но обещания своего не выполнил, и сам не пришел.

Настю мы не дождались и пошли гулять дальше. Спустились на Андреевский, осмотрели памятник Олегу Борисову в роли Свирида Петровича Голохвастова и невест двух свадебных процессий. Почему молодожены кладут цветы к одножию  гулящего сына цырюльника, целующего ручку богатой невесты Прони Прокоповны, я объяснить не смогла.

Андреевский спуск - это Арбат, только круче.  И не только круче, но
значительно длиннее. Константэн ошалело разглядывал протянувшихся в вечность матрешек, потом купил летный шлем для выступлений (и вечером пел в нем). Вверх мы подымались на фуникулере. Спустились на Площадь Независимости (Майдан Нэзалэжости), осмотрели трубу,  панков было мало, мы зашли в метро и вернулись в "Бабуин". Маньеристов там не было. Они ушли то ли гулять, то ли в гостиницу соснуть перед концертом. Костя почувствовал
страшную усталость. Мы поймали такси и поехали ко мне в гости, где
 состоялось знакомство с моим мужем. Мы выпили чаю, и втроем, опять-таки на такси, вернулись в "Бабуин". Там нас ждала Настя,  она была сонная, простуженная и вялая.  Но, как всегда, с гитарой.

Публика была знакомая. Если бы я вздумала делать творческий вечер, пришли бы, примерно, те же лица.  У нас за столиком сидели Игорь Кручик и Наташа Бельченко (я ее все мечтаю взять в послушницы, но нужно обзавестись хорошими фотками). Все, кто увлекается современной поэзией, должны знать
этих поэтов.  Еще один поэтический тандем - Анатолий Лемыш и Ирина
Карпинос. Итого  - три могучих кучки за одним столом. Еще с нами был Эргали Гер (про Настю не упоминаю, это понятно).   За другим столиком сидел Юрий Никитинский с двумя очаровательными дамами. Это был бы наш киевский мань ерист, если бы в какой-то момент он не перешел в разряд детских писателей. По моей наводке пришла журналистка Аля Пароваткина со своим симпатичным
фотографом и по моему же ходатайству она после концерта уединилась со Степанцовым в гримерке.

По моему скромному опыту, публика была тяжелая.  Следовало побольше читать стихов и поменьше петь песен, а из песен выбирать наиболее сложные для обывательского восприятия И наиблоее динамичные (двигательные рефлексы у всех, слава Богу, работают одинаково). Вадим хотел, чтобы народнепременно танцевал. Но танцевали только мы с Константэном и Кручик с Бельченко. Правда, за одним из столиков
находились личности, которые плясали сидя и постоянно посылали Степанцову записки с просьбами спеть ту или иную песню.

Степанцов вел себя сексуально и был облачен в майку с голыми плечами и
провокационной дыркой на груди. Между прочим, мужские сосочки выглядят не в пример эротичнее женских. Это я отобразила в стихотворении "Кусочек Степанцова".

После выступления обнаружилось, что Казбек, убаюканный ласковым пением Степанцова про шлюху конопатую, спит, трогательно положив голову на стол. В каких мирах витал Добрынин - не знаю, наверно, в подземных, но книги Ордена он продавать не хотел.  А никто, кроме него, не был компетентен в этом деле.  Воспользовавшись моментом, я, как и положено добросовестной
послушнице, одолеваемая собственными поклонниками, взяла у Добрынина из ослабевших пальцев ручку, и стала продавать свои сборники с автографами. Сборников у меня было мало, да и поклонников, прямо скажем, немного,
поэтому мы с мужем вскоре отбыли.

На следующий день я ждала звонка Константэна, чтобы продолжить нашу
прогулку по городу. Но с утра валил густой снег, а господа маньеристы были одеты по-весеннему. Им пришлось греться такими методами, что в порядке оказался только Константэн. Вдобавок, они не успели обменять билеты, и уехали не поздно вечером, а днем.

 

КРАТКИЙ ОТЧЁТ К. ГРИГОРЬЕВА О ПОЕЗДКЕ ОКМ В КИЕВ.

После предварительной весёлой переписки по Интернету с киевской поэтессой Женей Чуприной поехали мы в Киев - ОКМ и "Бахыт-Компот". Загрузились в поезд, пили с "бахытами".

Похвальный лист повесил на дверь купе - мол, за образцовую дисциплину. Ещё один Жене Чуприной за хорошие стихи выписал, а маньеристы расписались. Клавишник Эдик Платонов со своими сервизами носится - купил по дороге, а потом разбил спьяну.

Оказались в клубе "Бабуин". "Афиша" местная. Наш друг и организатор этих гастролей - наш старый приятель Казбек. Вкуснейший шашлык, чай и мороженое с фруктами. Я позвонил Чуприной - приходи, мол.

Она пришла в казахской тюбетейке. У группы начался саундчек, а мы с Женей пошли гулять по Киеву. Блошиный рынок, свадьбы (красивая невеста), кафешка - местный певец El Кравчук, я купил на гривны открытки с видами Киева и авиационный шлем за 80 гривен на Андреевском спуске.

Проехались на фуникулёре и в киевском метро. Видели Михайловский Золотоверхий собор, Днепр, синагогу, памятники, Андреевскую церковь, главную площадь (Незалежности), вокзал, Подол и мельком - Крещатик. Устал.

Женя подарила мне свою книгу и поэт Игорь Кручик - тоже. Дома у Жени побывали, она подарила мне книгу о киевских годах Булгакова, купил я у неё диск проекта "Абы МС" (украинский эйсид-джаз).

Концерт: Настя Одинцова, много народу. Отчитали свои "золотые" хиты. Я спел в шлеме "Тусовки", спел в сопровождении "Бахыт Компота" песни "Дон-диги-дон" и "Шалунью шалу-ла" (уже со Степанцовым). Они лихо отыграли, в том числе мою "Хуаниту" и даже "Пионервожатую", а мы с Женей плясали.

Пил водку, пиво и впервые - абсент! Все надевали мой шлем. Продал 5 своих дисков (две "Искренности", "Сумасшедшинку…", "Внедорожник" и "бэнд") по сто рублей (20 гривен). Ди-джеи местные устроили дикий дэнс.

После мы все рванули в дискотеку "Промзона" (негры танцуют). Потом - в гостиницу. Свалился я в номере, да и вырубился. Сил моих уже не было. 3 марта проснулся в Киеве. Идёт снег. Пока я дрых до часу, вся компашка выпивала с мэром города Судака, вдрызг.

Приехали мы в "Бабуин", я был трезв - единственный из всех. Жене Чуприной оставил в подарок две кассеты ("Искренность" и "Хиты в акустике") плюс книги от Добрынина. Поедем в Судак на гастроли?

Я сгонял за лучшей в городе горилкой "Перша гильдия" и медовухой с перцем - истратил все гривны. Бегом на вокзал. Ругань чуть не опоздавших Дяди и Платонова с директором и с ментами. Ели шашлык, успокоились. Я отдельно ехал с парой влюблённых и с душевным таким дядечкой - Николаем Кузьмичом.

Он нас зовёт в Киев - но уже от Министерства культуры, возможно, в мае. С ним пили медовуху из его запасов. Я листал стихи Кручика и Чуприной. Сон в поезде и подъём в 5 часов.

В понедельник, 4 марта, прибыли в Москву. Домой доехал и завалился спать. Отлично поспал до часу, отключив телефон. Потом засел за дневник, восстанавливая по памяти всю поездку. От Жени придёт по Интернету перевод наших стихов на украинский и от Казбека - наши фотки. Шлем довёз, книги - тоже. Да и заработали. Можно считать поездку удачной. А водка, товарищи, это зло.

Женя Чуприна

КУСОЧЕК СТЕПАНЦОВА

Вчера я видела кусочек Степанцова.
Не в холодильнике, не в морге, не в мясном
Отделе булочной - на сцене, право слово!
Он небольшой был, но подробности потом.

Когда романсы городские тело пело,
Ведя, как Пенкин, за собой соблазнов рать,
И цепенея страстно, публика хотела
На сувениры Степанцова разорвать,

А наш пиит уже привык и не гнушался
Пошире душу перед плебсом развернуть,
Кусочек секса из прорехи показался,
Причем, не мельком и не то, чтобы чуть-чуть.

Как авангардная картина в рваной раме,
Он так и целился пофакать этот мир,
И глупым девственницам захотелось к маме,
А мужики активно ринулись в сортир

(Сказались пиво и игра ассоциаций),
А мысль у них, у мужиков, была одна:
Зачем, как классики, не хочет обнажаться,
К примеру, местного разлива Чуприна?

Ведь у нее кой-что явить найдется тоже,
А этот нежный, этот рдеющий кусок,
Пожалуй, больше на размер иль два, быть может.
Ведь это все-таки не пенис, а сосок.

И я подумала: " Как мне сегодня клево,
Хоть дождь на улице, и вечер пуст на треть!
Ведь я увидела кусочек Степанцова.
А на себя еще успею посмотреть".

Просмотров: 2198

 

баннер

 

 

ОКМ.ru

вадим степанцов :: дмитрий быков :: александр скиба :: александр вулых

Внимание: в настояшей версии сайта может присутствовать ненормативная лексика.
Copyright ОКМ © 2001-2017 Хостинг и Поддержка Ssmith, Движок: Sir Serge.