КУРТУАЗНЫХ МАНЬЕРИСТОВ
Орден Куртуазных Маньеристов основан 22 декабря 1988
Кавалеры
Более тысячи куртуазных стихотворений
Степанцов
Добрынин
Григорьев
Быков
Скиба
Вулых
Пеленягрэ
Бардодым
Поэтический Салон
Гостиная
Вырванные Страницы
Послушницы
Кибер-Адепты
Альков
Поэтический Конкурс
Книги
Фотоарт
Книги ОКМ
Медиа
Статьи
Фото
Звук
Пригласить
О сайте
Ссылки
Публикации
Кардшаринг
Цифровая печать: очевидные преимущества
Что такое ОКМ
Пресс-релиз ордена
... все публикации


Андрей Добрынин


ДЕСЯТИГЛАВ, или ПОДВИГ БЕСПЕЧНОСТИ


Жить для бессмертия - и цель, и долг.
Унамуно
Беспечный и от воды жиреет.
Каракалпакская пословица


Глава 1

Вправе ли мужчина жить на деньги своей любовницы? Этот вопрос уже много столетий мучит философов, писателей и просто людей, стесненных в средствах. Однозначного решения здесь, видимо, не имеется - все зависит от конкретной ситуации. Вот и рассмотрим такую ситуацию: а что, если небогатый мужчина является в то же время еще и человеком творческой профессии? Тогда, на мой взгляд, интересующий нас вопрос приобретает уже однозначное решение: художник не только вправе, но даже обязан требовать у любовницы средств на свое содержание. В противном случае нищета не позволит ему создать те прекрасные произведения, которые являются смыслом и оправданием его жизни и создание которых является его нравственным долгом перед обществом. Кроме того, живя на средства любовницы, художник наделяет смыслом также и существование этой женщины. Она ведь могла бы тратить деньги неизвестно на что и в самой дурной компании, а так ее деньги становятся важным подспорьем в деле создания нетленных шедевров, приносящих радость многим поколениям. Поэтому величайшим лицемерием кажется мне стремление многих моих собратьев по поэтическому цеху найти себе хорошо оплачиваемую, но совершенно не творческую работу, удушающую их вдохновение, в то время как вокруг столько богатых женщин. И такое, не побоюсь этого слова, преступление совершается лишь из боязни прослыть альфонсом! А ведь само слово "альфонс" совершенно бессодержательно, поскольку тут в одну кучу сваливаются как ушлые молодчики, стремящиеся просто пожить в сытости и неге за счет женской слабости и собственной мужской привлекательности, так и подлинные творцы, для которых жизнь на средства любовниц - своего рода нравственная необходимость, дабы суметь выполнить нешуточные моральные обязательства перед обществом и перед Высшей Силой, наделяющей художника талантом.

Все эти неоспоримые мысли пронеслись в моем мозгу однажды утром, когда я, еще не открывая глаз, лежал в постели и пытался определить уровень собственной материальной обеспеченности. Результаты моих подсчетов и прикидок оказались, увы, неутешительными - приходилось признать, что очень скоро передо мной во весь рост встанет проблема примитивного физического выживания. А ведь для того, чтобы творить, художнику далеко не достаточно поддерживать в себе искру жизни в биологическом смысле этого слова. Обратитесь, например, к любому зоотехнику, и он вам скажет, что корм, потребляемый сельскохозяйственным животным, делится на две части - "поддерживающий" и "продуктивный". Если поддерживающий корм - это то, что требуется животному, дабы оно не околело, то молоко и привес скот будет давать лишь при том условии, если сверх поддерживающего корма ему дадут еще что-нибудь. А ведь смысл физической жизни скота придают именно надои и привесы - они, если хотите, представляют собой его нехитрое творчество. Отсюда следует, что художнику для творчества помимо простого физического выживания необходимы отвлечение от житейских забот, яркие впечатления, сменяющиеся, словно в калейдоскопе, комфорт, пища для ума и фантазии, веселье и разнообразные наслаждения. Только тогда из-под его пера (или кисти) польются творения, способные всколыхнуть ума и души современников. А на злопыхательство завистников, выдающих себя за блюстителей морали, не следует обращать внимания. Ныне уже никого не интересует, на какие средства жили Буше, Грез и Фрагонар, имели они богатых любовниц или нет. Какое значение имеют подобные сведения по сравнению с их потрясающими полотнами? Итак, неспешно проанализировав свое материальное положение, я пришел к выводу, что если я не сумею в ближайшее время радикально увеличить свои доходы, то моему творчеству
3
грозит неизбежное угасание. И если даже я найду работу, то это скорее всего не станет решением проблемы, ибо тогда физические и духовные силы все равно будут расходоваться не на творчество, а на добывание хлеба насущного. Следовательно, оставались два выхода - либо присосаться к какому-нибудь фонду, созданному властями для поощрения своих многочисленных лизоблюдов из числа творческой интеллигенции, либо найти богатую любовницу. Первый путь для меня по
иоральным соображениям был неприемлем, тогда как второй являлся достойным, простым и многократно ранее испробованным. Следовало соблюсти лишь одно условие: будущей любовнице следовало обладать действительно значительным состоянием, поскольку честь не позволила бы мне создавать спутнице жизни материальные неудобства. А для владелицы крупного состояния содержание одного мужчины со скромными потребностями обычно не составляет трудностей, если только она не склонна к мотовству. Впрочем, от мотовства тоже существует лекарство: когда одна американская миллиардерша принялась делать мне от раза к разу все более дорогие подарки, желая, видимо, покрепче привязать меня к себе, я в ответ стал продавать все то, что она мне дарила, а на вырученные деньги преподносил подарки ей. Сам же я оставался при этом таким же бедным и независимым, как и в начале нашей связи. В результате через некоторое время любимая поняла всю бессмысленность попыток удивить русского поэта безумной щедростью. Такую же тактику я использовал позднее в своих отношениях с вдовой одного греческого судовладельца, и мне вновь сопутствовал успех. Мне могут возразить:"Легко сказать - найти богатую любовницу. Где же ее найдешь? Богатых уже окружают любовники и вздыхатели, да плюс еще охрана и прочая челядь. Кроме того, они обычно молоды и красивы, поскольку в мир богатства женщины в большинстве случаев входят через замужество, охмуряя падких на красоту бизнесменов. Наконец, они имеют и досуг, и средства на то, чтобы всячески поддерживать и подчеркивать свою красоту. Избалованные мужским вниманием и поклонением, на
4
обычного человека такие женщины и не посмотрят". На это я отвечу:"Что ж, если вам угодно считать себя заурядным человеком, то вольному воля. Разумеется, тому, кто обладает подобной самооценкой, заказан путь в мир богатства и бурных страстей. А тем, кто посмелее и посмышленее, я готов рассказать о том, какая беспросветная скука, какой духовный голод живут порой в апартаментах богатых женщин и насколько освежается эта застойная атмосфера, когда в ней водворяется творческая личность! Я могу рассказать, ничего не выдумывая, исключительно на основе собственного опыта, как отравляет жизнь богатым, красивым и знаменитым женщинам то обманчивое впечатление недоступности, которое они производят. Красивая женщина знает себе цену, знает о своей красоте - именно поэтому она всегда готова к новой любви, ибо красота и любовь неразделимы. Однако любви сплошь и рядом препятствует порождаемая богатством недоступность - я говорю вовсе не об одноименной черте характера, а о несметном числе всевозможных прихлебателей, мешающих общению с достойными мужчинами, и о других неудобствах. А каково постоянно иметь дело с богатыми мужчинами? Уж мне-то не надо объяснять, что это за субъекты,- я слава Богу, их навидался достаточно, но для тебя, дорогой читатель, приведу меткие слова Петрюса Бореля:"Я не верю, что можно разбогатеть, не будучи жестокосердным: человек добросердечный никогда не сколотит состояния". И еще:"Чтобы наживаться, надо подчинить себя целиком одной мысли, одной твердой непоколебимой цели - желанию накопить огромную кучу золота, а чтобы эта груда росла и росла, надо сделаться ростовщиком, мошенником, бездушным вымогателем и убийцей". Так можно ли требовать от женщины - в особенности от тонко чувствующей женщины! - чтобы ее устраивали интимные друзья, набранные из числа подобных отталкивающих существ? Какие духовные горизонты сможет распахнуть перед ней богач, всецело сосредоточенный лишь на материальных проблемах, да и то лишь количественного характера? Разве сможет столь убогая личность стать изобретательным любовником? Я уже не говорю о
5
том, что большинство издерганных звериной конкуренцией богатеев имеет серьезнейшие проблемы с потенцией. Одна из неприглядных сторон богатства состоит в том, что оно заставляет женщину волей-неволей вращаться в обществе таких, с позволения сказать, людей. И благородную миссию художника следует видеть в его готовности переложить, хотя бы отчасти, постылый груз богатства с хрупких женских плеч на свои собственные. Могу заверить: стоит художнику в его движении к избранной им подруге преодолеть некоторые первичные препятствия чисто технического характера, и можно считать, что дело сделано - ему обрадуются, как струе
чистого воздуха, как носителю свободы, как дарителю острых и необычных, а не стертых и приевшихся наслаждений. Именно поэтому, пролистав свежие газеты и сделав ряд необходимых звонков, я решил остановить свой выбор на известнейшей латиноамериканской актрисе, приехавшей в Москву для осмотра достопримечательностей и для встреч с полюбившей актрису и ее сериалы русской публикой. Богатство актрисы не вызывало у меня никаких сомнений, привлекательность ее также была неоспоримой. Кроме того, в пользу данной кандидатуры говорили еще и следующие соображения: во-первых, крайне плотный график съемок, не оставляющий времени на личную жизнь и потому вынуждающий пылкую латиноамериканку хвататься хотя бы на отдыхе за любую возможность завести любовную интригу. Во-вторых, женщина, постоянно живущая в мире сериалов, неизбежно должна отличаться романтичным и экзальтированным характером. Пожалуй, она должна даже слегка спятить - со мной согласится всякий, кто смотрел хотя бы одну серию из этого нескончаемого потока. Все это, несомненно, благоприятствовало моему замыслу. Наконец, хотя я и сам был настроен весьма решительно, у меня вдобавок имелся еще и надежный друг и наставник, с которым я мог не опасаться никаких препон. Когда-нибудь в своем месте я сообщу о том, при каких обстоятельствах я познакомился с этим прекрасным человеком. Пока же сообщу только, что зовут его Евгений Грацианов и что для него не существует закрытых дверей. Должен еще добавить, что, к счастью, 6 испанский относится к числу тех европейских языков, которыми я владею свободно - пришлось разве что подучить некоторые латиноамериканские диалектизмы. Этим словечкам предстояло особенно тронуть сердце истосковавшейся по далекому дому иностранки. Однако главные надежды, как и всегда в отношениях с красивыми женщинами, я возлагал на решительность и напор. В ночь перед знакомством я также написал в честь моей избранницы несколько сонетов по-испански. Потребовавшиеся мне для этого детали сюжетов ряда сериалов мне подсказал знающий все на свете Евгений Грацианов. Он же сообщил мне, через какую дверь и в котором часу мне следует войти в здание концертного зала, где должна была состояться встреча актрисы с почитателями ее таланта. Побеседовав с Евгением, я потом еще несколько часов оттачивал на всякий случай свой навык владения венесуэльской гитарой-куатро. Затем я спокойно лег спать и спал сном праведника до следующего полудня (лег-то я как-никак поздно). В полдень мне позвонил Евгений, осведомился, все ли у меня в порядке, но никаких новых деталей предстоявшей акции мне не сообщил. "На месте все узнаете",- лаконически отвечал он на мои вопросы, и я, привыкнув доверять ему во всем, оставил его в покое. Вечером я подъехал к концертному залу, нашел табличку с надписью "Служебный вход" и нажал на кнопку звонка. Дверь мне открыл Евгений. "Милости просим",- произнес он приветливо. "Мучас грасиас",- машинально отозвался я. В маленькой прихожей сидели на стульях и ошалело таращились на нас два связанных охранника. Рты у них были заткнуты кукурузными початками. Еще несколько то ли мертвых, то ли основательно обездвиженных охранников лежали в коридорах и на лестницах по пути к гримерной, где, по словам Евгения, уже готовилась к выходу великая актриса. У двери гримерной Евгений вручил мне невесть откуда взявшийся роскошный букет настурций, деликатно постучал в дверь и исчез. "Си, кам ин!"- донеслось из-за двери, и я вошел. "Боже! Мои любимые цветы!"- вскричала актриса, увидев букет. Затем она перевела взгляд на меня, и
7
воцарилось молчание. Я тоже пожирал ее взглядом. Короткое и очень открытое белое платье не скрывало ни округлых плеч, ни точеных рук, ни длинных стройных ног в белых туфельках на высоком каблуке. Белизна одежд подчеркивала прелестный золотистый загар, благодаря которому кожа казалась особенно гладкой и шелковистой (хотя этих свойств ей и без загара было не занимать). Страсть мгновенно охватила все мое существо. Я почувствовал, как твердеет и напрягается мой мужской скипетр. Актриса, по-видимому, испытывала сходные чувства. Ноздри ее раздувались, как у породистой кобылицы, почуявшей жеребца. Я шагнул к ней, и через мгновение ее пленительное тело уже трепетало в моих железных объятиях.Задрав ее платье, я одним движением сорвал с нее кружевные трусики и притиснул ее к гримерному столу. Гримерша, сидевшая за столом и с удивлением наблюдавшая все происходящее, со скрипом отъехала в сторону вместе со стулом. Однако мне уже было не до нее. Я опустился на колени и припал устами к увлажнившейся от страсти пещерке наслаждений. Мои действия исторгли из бурно вздымавшейся груди актрисы сладострастный стон. Он прозвучал в моих ушах сладчайшей музыкой и сделал желание неудержимым. Поднявшись, я расстегнул молнию на брюках, а в следующую секунду изящные пальчики обхватили мою булаву и направили ее приятнейшей в мире дорогой. Я принялся за работу, а бедра актрисы двигались в такт моим неистовым рывкам. Казалось, все ее существо стремится навстречу мне и моей тверди. Актриса издавала стоны и крики, в которых явственно слышалось изумление: как потом она сама мне призналась, при всем ее богатейшем любовном опыте ей прежде никогда не приходилось испытывать ничего подобного. В углу сладко постанывала гримерша, которая мастурбировала, глядя на наше счастье. Я глухо рычал, давая выход переполнявшим меня чувствам. Все эти звуки, как сообщил мне позднее Грацианов, были прекрасно слышны в зрительном зале, поскольку гримерная соединялась с залом внутренней связью. Подразумевалось, что великая актриса начнет общаться с залом, еще только готовясь к
8
выходу. В результате публику охватило неодолимое возбуждение, и в зале все начали бурно совокупляться: юнцы со старухами, убеленные сединами пенсионеры - с юными восторженными киноманками, ну и так далее. На экране в это время показывали наиболее драматическую часть одного из сериалов. Наконец актриса опустилась, в свою очередь, передо мной на колени, обхватила своими полными, красиво очерченными губками мой разгоряченный щуп, и через мгновение я извергся в нее в таком упоительном спазме, для описания которого слишком бедна человеческая речь. Тут же из угла послышался стон, свидетельствовавший о том, что и гримерша также достигла пика наслаждения. А в зале прочувствованные возгласы героев экрана не могли заглушить ритмического поскрипывания стульев и стонов
любителей кино, азартно ублажавших друг друга. Я сжимал любимую в объятиях, а она шептала мне, что пора все-таки начинать концерт и что вечером она будет ждать меня в гостинице. Тут и Грацианов постучался в дверь и мягко произнес:"Время, время! Тьемпо!" Только мысль о грядущем свидании смогла заставить меня оторваться от дорогого существа. И свидание ничуть не обмануло моих ожиданий.
Эти строки я пишу на Лазурном берегу, в поместье великой актрисы. Я окружен услужливой челядью, выполняющей любые мои желания. Сама актриса сейчас на съемках, но к вечеру я жду ее обратно, и тогда... Впрочем, это уже к делу не относится. Все вышеизложенное свидетельствует об одном: не стоит ныть и жаловаться на отсутствие благополучия в вашей жизни. Носительницы благополучия - женщины, а женщин надо брать быстро, смело и без всяких размышлений. Они чрезвычайно любят такой подход.



Глава 2

В тот день я хмуро брел в тени сосен по тихой улочке на окраин Геленджика и жадно вдыхал запахи стряпни, доносившиеся из-за оград скромных частных домиков. Новомодные особняки не смогли заполонить этот район, и здесь все осталось точно таким же, как в те времена, когда воздвигнуть уродливый трехэтажный дворец в современном стиле означало привлечь к себе пристальное внимание карательных органов. Потому-то даже подпольные миллионеры, способные по реальным размерам своего богатства заткнуть за пояс любого западного буржуя, строились тогда скромно и если и не со вкусом, то, во всяком случае, без той кричащей безвкусицы, которая характерна для целых районов нынешней частной застройки, где каждый домовладелец стремится самоутвердиться, хоть в чем-то перещеголяв соседа. Разумный человек вроде меня понимает, конечно, что все подобные попытки абсолютно бесплодны, поскольку соревнование протекает в чисто материальной сфере, никак не отражающей подлинных масштабов человеческой личности. Над себе подобными индивидуума могут возвысить только духовные достижения, однако втолковывать это современным хозяевам жизни - дело безнадежное. Они, разумеется, ответят избитыми рассуждениями о том, что, дескать, их большие капиталы свидетельствуют о предприимчивости, изобретательности и, в конечном счете,- о недюжинном уме, дающем его обладателю неоспоримое право возвыситься над толпой, в том числе и путем возведения нелепых, но очень дорогих замков, хором и теремов. Однако сам вид этих строений любому человеку со вкусом указывает на отсутствие у их владельца и обитателя не только ума, но и тонкости натуры, и чувства изящного, и даже обычного здравого смысла. Подобные впечатления не обманывают - в их справедливости убеждаешься после самого поверхностного общения с обитателями так называемых "элитных поселков". Тому же, кто попытается выяснить, какими способами нажили эти люди свои состояния, откроется целая палитра бесценных в пору первоначального накопления человеческих качеств,-
2
таких, как наглость, изворотливость, угодливость, лживость, алчность и прочие, общим душевным фоном для которых являются крайний эгоизм и полная бессовестность. Все эти замечательные свойства натуры с бешеной энергией употребляются в одном направлении - чтобы в союзе с родственными по духу чиновниками как можно больше украсть у обессилевшего от потрясений общества. Родственные по духу народные избранники при этом призваны обеспечить с помощью неустанной законотворческой деятельности полную законность происходящего воровства, а работники юстиции и силовых ведомств стоят на страже его результатов. Так что претензии нынешних богатеев на ум, предприимчивость, изобретательность и другие похвальные личные качества при ближайшем рассмотрении сплошь и рядом оказываются несостоятельными.
В тысячный раз придя к такому выводу, я ощутил некоторое облегчение. Продолжая вяло брести по выложенному плиткой тротуару, я поднял голову и с удовольствием втянул в себя целебный горьковатый аромат нагретой солнцем сосновой хвои. Однако облегчение оказалось кратковременным - со следующего двора на меня нахлынула такая густая волна шашлычного благоухания, что от желудочного спазма я согнулся и застонал, тупо глядя на свои грязные босые ноги и на усыпанные сухой хвоей плитки тротуара. Мои некогда роскошные штиблеты давно развалились и я их выбросил, решив лучше походить на чудаковатого философа, странствующего босиком, чем на обычного забулдыгу. Мое нынешнее положение являлось, как то часто случается с одаренными людьми, следствием независимости характера. Став любовником всемирно знаменитой латиноамериканской актрисы, о чем рассказано в предыдущей новелле, я погрузился в море роскоши и дорогостоящих удовольствий, что и неудивительно: теледива, блиставшая в десятках чувствительных сериалов, обладала не только огромным собственным состоянием - еще больше она вытянула из своих многочисленных мужей и не стеснялась хвастаться этим как проявлением житейской мудрости, смекалки и, более
3
того, тяги к справедливости, поскольку все мужья в ее изображении выглядели отпетыми мерзавцами и долгом порядочной женщины было дочиста их обобрать. Первое время я помалкивал, слушая такие высказывания, поскольку полагал, что со стороны моей подруги это косвенная форма лести,- дескать, они мерзавцы, а я с тобой именно потому, что ты выше их,- и раскаяния: дескать, прости меня за увлечения и ошибки, они были возможны лишь потому, что я еще не встретила тебя. Однако затем самодовольные нотки, постоянно звучавшие в голосе теледивы, убедили меня в ином - она просто-напросто искренне считала себя вправе как угодно использовать всех окружающих, а мужей и подавно, поскольку они всегда находились под рукой и никак не могли от нее защититься. В результате такого прозрения во мне одновременно взбунтовались и чувство справедливости, и оскорбленная мужская солидарность. К тому же я осознал, что моя безоблачная жизнь всецело зависит от прихоти самовлюбленной самки и что при ее взглядах на жизнь и людей мое положение никогда не станет прочным - стоит мне доставить ей малейшее огорчение, как она и во мне примется выискивать всевозможные недостатки, дабы обрести повод дать мне коленом под зад. Не желая оттягивать этот неизбежный финал, я, услышав в очередной раз старую песенку о мужьях-мерзавцах, прямо заявил своей подруге, что она набитая дура, поскольку только дура способна связывать свою жизнь исключительно с мерзавцами. Если даже допустить, что все ее спутники жизни и впрямь были моральными уродами, то чем же она лучше их,- она, завязывавшая роман с одним мужчиной, при этом сожительствуя с другим, и высасывавшая затем из опостылевшего сожителя деньги, на которые по совести не имела ни малейшего права. Однако это еще полбеды - таково традиционное бабское поведение, и моя актрисочка, существо недалекое, могла просто не понимать, что поступает подло (я имею в виду, конечно, не ее романы - черт с ними, это лишь вопрос темперамента, а ее бракоразводный рэкет). Куда ужаснее тот вред, который она причиняла беззащитным душам простых людей, оглупляя их своими
4
нелепыми телесериалами, приучая к духовным суррогатам и тем самым лишая самых высоких и чистых человеческих радостей. Все ценности, все жизненные установки тех посредственностей, которые создавали эти сериалы, все миросозерцание бездарности, все манеры и ухватки заурядных людей - все это моя подруга с лицемерной экспрессией подавала с экрана как единственно возможную модель человеческой личности. Ее сериалы не допускали даже мысли о том, что где-то могут существовать иные ценности, иные стремления, иные люди, звучать иные речи. Добро в них выглядело таким невыносимо слащавым и пошлым, что поневоле хотелось стать злодеем. Все это я высказал прямо в лицо той, которая, по-видимому, считала себя моей благодетельницей и потому никак не ожидала от меня такой прыти. Свою речь я щедро уснащал примерами, воспроизводя в лицах наиболее идиотские сцены из любимых народом телесериалов. Актриса то краснела, то бледнела, то закусывала губку, однако я неумолимо продолжал свою речь, не слушая доносившегося откуда-то из глубины души робкого голоса жалости. Телезвезду, конечно, стоило пожалеть - наверняка ей даже в начале ее карьеры никто не говорил ничего подобного, ведь она еще совсем юной умудрилась выскочить замуж за председателя совета директоров крупной телекомпании. Увы, мировая философия давным-давно пришла к выводу, что правда, даже горькая, выше жалости, а может быть (это уж мои соображения) является своеобразной формой последней. Своему голосу я придал такой металлический тембр, что подруга ни разу не сумела меня перебить и тем самым превратить возвышенную сатиру моего монолога в дешевую перебранку. Высказавшись до конца, я умолк, откинулся на спинку кресла и закурил сигару. Я надеялся на нестандартный ответ - как-никак моя актриса являлась творческим человеком, хотя, безусловно, и низшего разбора. Однако мои надежды не оправдались - видимо, пошлости, которыми она занималась, окончательно убили в ней творческую жилку. Раздались рыдания, всхлипы, прерывистые вздохи, посыпались упреки, колкости, жалобы и наконец произошло то, чего я
5
подспудно ожидал: любимая попрекнула меня своими благодеяниями, словно я добился их от нее путем какого-то обмана. Я пружинисто поднялся с кресла, щелчком послал в кристально чистую воду бассейна окурок сигары и заметил с усмешкой:"Я так и знал, что вы заговорите об этом, сударыня. Смешно было бы ожидать великодушия от человека вашей профессии". Я зашел в дом за паспортом, но денег не взял, хотя, думается, имел на это некоторое моральное право. Затем, легко сбежав по ступеням крыльца, я зашагал к воротам усадьбы. "Кретино! Эль монстро руссо!"- неслось мне вслед. Уже на подходе к воротам я услышал топот за спиной - это охранники, здоровенные громилы, догоняли меня, дабы, по наущению своей мстительной хозяйки, вышвырнуть за пределы усадьбы и тем самым смазать впечатление от моего гордого ухода. Я резко повернулся и показал этим недоумкам одну из тех гримас, корчить которые учатся монахи в горных китайских монастырях и которые должны повергать противника в смертельный ужас, тем самым делая схватку излишней. Такое искусство, почти неизвестное в Европе, называется (в дословном переводе) "Мощь царя обезьян". Увидев мое лицо, один из охранников схватился за сердце и молча рухнул навзничь, а второй затрясся как осиновый лист и с дикими воплями пустился наутек. Проводив его взглядом, я зашагал своей дорогой, покинул поместье и направился пешком в ближайший порт. Как я сказал выше, у меня не было ни гроша - требовать у любимой выходное пособие я счел ниже своего достоинства и потому удалился налегке.
Впрочем, для возвращения на Родину мне не пришлось преодолевать никаких особых трудностей - в порту я довольно быстро заработал на разгрузке теплоходов достаточно денег, чтобы купить билет на круизный лайнер, ходивший по маршруту Мадрид - Геленджик. Разумеется, перед посадкой на это судно, возившее богатую публику, мне пришлось не только выправить в консульстве необходимые бумаги, но и слегка приодеться - в моих портовых лохмотьях, в которых я не только работал, но и спал, в целях экономии, под открытым небом, меня просто
6
не пустили бы на борт. В результате я влился в число пассажиров, не имея после покупки одежды ни гроша в кармане, и был вынужден ограничить свои потребности той едой, что подавалась в судовой столовой и входила в стоимость круиза. Я не мот,- просто любая несвобода, в том числе и в расходах, для меня нестерпима. К счастью, на борту оказалась компания состоятельных молодых людей из Краснодара - пылких поклонников моего таланта. Эти благородные юноши узнали меня и обрадовались случаю спустить прихваченные с собою в круиз деньги не в компании глуповатых девиц из корабельного бара, а в обществе крупного поэта и мыслителя. Что до меня, то годы славы так и не научили меня отталкивать дружески протянутую руку и чураться людей, уважающих истинное дарование и стремящихся хоть как-то расцветить жизнь художника. Одним словом, кутеж на борту "Анатолия Чубайса" (так в честь незадолго перед тем скончавшегося государственного деятеля назывался лайнер) продолжался до самого Новороссийска и втянул в свою орбиту почти всех отдыхающих и большую часть команды. Запасы спиртного на судне не были рассчитаны на такое гомерическое веселье, и потому их приходилось пополнять во всех портах и даже делать с той же целью внеплановые остановки. В мою задачу не входит детальное описание всего происходившего в те дни на борту "Анатолия Чубайса", тем более что журналисты, оказавшиеся в числе пассажиров, и без меня все описали по горячим следам в сенсационных публикациях, многое, по своему обыкновению, переврав (одни заголовки чего стоят - к примеру, "Свальный грех под средиземноморскими звездами" или ""Анатолий Чубайс" - носитель всех пороков"). Нашелся даже такой писака, который накатал о пережитом в круизе целую книгу - подозреваю, что более ярких событий в его прежней жизни не было и потому запас новых впечатлений в газетной статье ему выплеснуть не удалось. Большинство пассажиров, в том числе и молодые ценители изящного, выступившие спонсорами моих развлечений, сошли в Новороссийске, поразив своим забубенным видом публику, толпившуюся на
7
морвокзале. Высадка путешествеников разительно напоминала знаменитый эпизод из фильма "Оптимистическая трагедия" - прибытие парохода с анархистами, тем более что сопровождалась она песнями того же свойства. Тепло простившись с достойными юношами, поддержавшими в моей душе веру в российское молодое поколение, я ушел в свою каюту и забылся сном. Сквозь сон я неоднократно слышал стук в дверь - это стучались те многочисленные любовницы, которыми я обзавелся во время круиза и имена которых к тому моменту уже стерлись из моей памяти. Бедные женщины в предвидении конца путешествия стремились напоследок насладиться близостью с большим художником, однако я не оправдал их надежд - не из-за высокомерия, всегда мне чуждого, а из-за банального недостатка сил. Чтобы не встречаться с ними, в Геленджике я по договоренности с капитаном оттягивал до последнего свою высадку на причал, и дамы в итоге потеряли терпение и разошлись. Пожав на прощание загорелую лапищу капитана, этого старого морского волка, просоленного ветрами всех морей, я спустился по трапу и вышел в незнакомый город.
Денег у меня за время круиза не прибавилось, если не считать завалявшейся в кармане брюк мятой сторублевки, неизвестно откуда взявшейся. Мои краснодарские друзья, выходя в Новороссийске, не догадались снабдить меня небольшой суммой на первое время - впрочем, они наверняка и представить себе не могли, до какой степени я беден. Впрочем, я привык к бедности и она никогда меня не смущала. Ноги сами вывели меня к городскому рынку, где я съел пару вкуснейших чебуреков, приготовленных на моих глазах усатыми гречанками, и выпил в крошечной распивочной пару стаканов вина. Последнее мое действие было вызвано не пошлой тягой к алкоголю, а необходимостью проникнуться беззаботностью и отстраненностью от мира, тем самым приведя свое душевное состояние в соответствие со своим реальным социальным статусом нищего. Подкрепившись, я пошел бродить по городским улицам, скверам и пляжам. Мне было весело, а множество хорошеньких курортниц,
8
которых я одобрительно оглядывал, еще больше поднимали мой дух. И в самом деле, стоило ли унывать? Блокнот и ручка, как всегда, были при мне, кругом имелось множество санаториев и пансионатов, при кухнях которых человек с хорошими манерами всегда может прокормиться, до зимы оставалась еще бездна времени, когда ночлег готов под любым кустом,- да в этих местах и зимой-то не холодно. В поисках пищи духовной я отыскал среди кварталов многоквартирных домов типовое школьное здание и там на помойке нашел, как и ожидал, кучу потрепанных, но вполне пригодных для чтения книг - преимущественно русских классиков. Всех этих авторов я давно собирался перечитать, но рутинные дела, заботы о хлебе насущном, а затем - великосветские развлечения (которые, как отмечал еще Бодлер, куда скучнее труда) не оставляли мне времени на чтение. Теперь же времени у меня было с избытком, и я благословил за это нищету.
Дни мои потекли неспешно. Мне казалось, будто меня подхватило и ласково несет медленное, но мощное течение, некая дружественная стихия. У этого течения, как мне казалось, нет ни цели, ни конца, где оно рассеивалось бы в пространстве, и его содержанием и смыслом является только его собственное движение. Я медленно плыл во времени, часами просиживая на гальке у моря, в тысячный раз обходя город, заглядывая на кухни то одного, то другого дома отдыха и внимательно обследуя помойки. Ночевал я в сосновой роще за городской больницей. В больничной кухне мне порой наваливали в плошку пресной слизистой каши (плошку я, разумеется, аккуратно возвращал). После обеда я обыкновенно спал где-нибудь в городе в тени шелковиц и акаций, стараясь располагаться поближе к заведениям общепита, чтобы запахи южной стряпни и во сне ласкали мое обоняние. Брезгливые взгляды посетителей меня ничуть не смущали. Беспокоили только мухи, которых на юге много возле всякого котлопункта: стоило мне во сне приоткрыть рот, как они непременно норовили туда залететь. Тогда я рефлекторно захлопывал челюсти, по-собачьи лязгнув зубами,
9
выплевывал разжеванную муху и от этого движения зачастую просыпался. Побывал я и на городской свалке, но это посещение стало последним, поскольку свалка в это время горела, и вдыхать среди южных благоуханий едкий дым тлеющих отбросов мне показалось нелепым. Ночью свалка, расположенная на горе выше города, светилась нутряным багровым пламенем, словно врата ада, и наводила страх на впечатлительных людей, к которым я отношу и себя. Несмотря на неудачу со свалкой, я не прекратил обходить окрестности города, с каждым разом забираясь все дальше и дальше и поражаясь контрасту между переполненным людьми побережьем и знойной тишиной горных местностей, где слышались только звон цикад, потрескивание скручивающихся от жары сосновых иголок и шорох камешков, время от времени скатывающихся по склонам. Особенно любил я бродить по прибрежным горам, где между сосновых стволов дымно голубеет и пускает блики море с размытыми силуэтами кораблей на горизонте.
Однако голод, как говорится, не тетка, до конца к нему не притерпеться, и потому порой я впадал в простительный грех уныния, как то уже описано в первых строках настоящей новеллы. Впрочем, природная любознательность и на сей раз быстро взяла верх над временным упадком духа. Пройдя тихое предместье Геленджика, я вновь отправился бродить по прибрежным горам. В тот день я зашел особенно далеко и неожиданно увидел с вышины дорогу, проложенную по ложбине между горами и петлявшую вместе с ней. Я заинтересовался тем, куда ведет эта дорога, ведь согласно карте города и его окрестностей, которая висела в холле регулярно посещаемого мной санатория для слепых и которую я внимательно изучил, в этих местах не имелось никаких населенных пунктов - пустынные горы, поросшие лесом, тянулись вдоль моря на несколько десятков километров. Хрустя камешками, я скатился на дорогу, поражавшую гладкостью своего покрытия и вообще неимоверно прилизанным видом. В российские населенные пункты такие дороги обычно не ведут, в воинские части - тоже. Я догадался, что
10
впереди должно находиться обиталище какого-то чрезвычайно важного лица, но вот какого? Президент, как известно, отдыхает в Сочи, к нему жмутся и прочие высокопоставленные особы. Там у них имеется свой круг общения, что для них очень важно, поскольку представители власти - люди, как правило, ограниченные, а люди ограниченные всегда по натуре своей коллективисты в том смысле, что им всегда требуется общество себе подобных с раз навсегда установленным привычным стилем жизни. Кто же из наших высоких персон обладает столь независимым нравом, чтобы уединиться в этих безлюдных местах? Размышляя об этом, я шел по обочине дороги в направлении моря. Сзади раздался шум, и мимо меня пронесся новенький "мерседес" с тонированными стеклами. Машина со свистом скрылась за поворотом, а мне пришла в голову запоздалая мысль: какого черта я плетусь туда, где наверняка полно охраны и мне предстоит в лучшем случае потоптаться перед воротами и убраться несолоно хлебавши. В худшем же случае меня могут ожидать крупные неприятности. Я вытащил из-за пазухи найденный мною как-то на пляже бинокль, посмотрел вперед и заметил на поросшем соснами склоне перемещающиеся фигуры в камуфляжной форме и с оружием за спиной. Видимо, охрана патрулировала даже дальние подступы к поместью. Тут меня охватил азарт - мне страшно захотелось выяснить, кто же поселился в этих горах, и более того - если и не познакомиться с ним, то, по крайней мере, понаблюдать вблизи жизнь обитателей таинственной супердачи. Я скользнул с дороги в кусты и, прячась от патрулей за валунами, за кустами, в расщелинах, стал лесом продвигаться туда, где, по моим расчетам, находилась усадьба. Пару раз я слышал шорох хвои и треск сухих сучьев под ногами патрульных. Это были молодые пограничники - они, конечно, вряд ли могли выследить такого хитрого и осторожного человека, как я, вдобавок взявшего в своей жизни немало ценных уроков у охотников и следопытов во всех частях света. Тем не менее осторожность не мешала, к тому же ближе к периметру поместья возрастала опасность наткнуться на охранников-профессионалов. Вскоре
11
я вышел к каменной ограде, аккуратно оштукатуренной и побеленной. В поросших соснами холмах, среди белых известняковых осыпей и откосов эта ограда не казалась чем-то чужеродным, а тянувшаяся по ее верху колючая проволока вполне соответствовала изобилию всевозможных колючих растений, присущему этим местам. Ограда не была снабжена вышками, прожекторами и прочими устрашающими приспособлениями,- видимо, дабы не вызывать мрачных ассоциаций у обитателей поместья. Однако мирный вид ограды меня не обманывал: я понимал, что пулеметы на вышках с успехом заменяются замаскированными телекамерами и совершенной системой сигнализации. Присев на пенек, я погрузился в раздумье, изредка почесываясь от укусов муравьев, лихорадочную деятельность которых не могло подавить даже одуряющее благоухание разогретой солнцем хвои. Я придумывал способ преодолеть ограду незамеченным, однако ничего верного мне в голову не приходило. Задрав голову, я выбрал среди прочих сосен такое дерево, с которого просматривалась бы территория усадьбы, и с ловкостью, выработанной годами скитаний, вскарабкался на самую верхушку, согнав оттуда двух остервенело любившихся белок (видимо, верно сообщение Плиния о том, что по похотливости белки уступают только кроликам). За лениво колыхавшимся пологом хвои могучей дымчато-синей стеной вздымалось море, по которому ближе к черте берегового обрыва перебегали солнечные блики. Заметив вдали разноцветный парус яхты, я подумал, что, возможно, то вышли на прогулку мои друзья-яхтсмены из Новороссийска. Однако затем я вспомнил, что смотреть мне надо в другую сторону. Кое-как вытерев о штаны перепачканные сосновой смолой руки, я вытащил из-за пазухи бинокль и навел его на территорию за оградой. Моим глазам предстали изящный дом в испанском стиле, обширный бассейн и на краю бассейна - прелестная девушка в шезлонге, почти обнаженная, если не считать темных очков и белого лепестка материи на том месте, которое мой друг, известный поэт-песенник Виктор Пеленягрэ деликатно именует "узким вместилищем удовольствия".
12
Охранников не было видно, но они наверняка пялились из своих укрытий на пышный бюст совершенной формы, упругий даже на вид, на длинные стройные ноги, которые девушка положила на другой шезлонг, на роскошные черные волосы - девушка время от времени встряхивала их сильной точеной рукой, чтобы они поскорее высохли. В другой руке незнакомка держала большого формата книгу в подозрительно знакомом переплете. Подрегулировав резкость бинокля и напрягая зрение, я прочел название "Каторжник любострастья" и удовлетворенно улыбнулся - то было знаменитое подарочное издание моей поэмы, иллюстрированное блестящими, хотя и крайне неприличными гравюрами художника Александра Курбакентова. В следующую секунду я не поверил своим глазам: изящная ручка девушки скользнула в межножье, пальчики проникли под белый лепесток и размеренно задвигались под ним. Девушка поудобнее расположилась в шезлонге и закинула одну ногу на его ручку, не прекращая при этом вглядываться в книгу и ласкать себя. Ее пухлые, красиво очерченные губы в блестящей помаде набрякли и слегка приоткрылись, по телу порой пробегала дрожь. Захваченный этим зрелищем, я едва не свалился с ветки и произнес про себя:"Ну и ну! Она делает это, прекрасно зная о том, что на нее смотрят многочисленные охранники! Просто какой-то Рим периода упадка!" Однако тут же я сам возразил себе:"Полно, не следует так стандартно мыслить. Разве об упадке свидетельствует это прекрасное тело, заключающее в себе, я уверен, не менее прекрасную душу,- ведь духовно убогие люди не читают подобных книг и даже не знают об их существовании. Нет, то, что делает прелестная незнакомка, говорит лишь о внутренней свободе, причем в той ее степени, которой мы, художники, еще только мечтаем достичь". Я почувствовал, что в моем сердце зарождается любовь к загорелой красавице, и сам не помню, как скатился с дерева. В таком восторженном состоянии я был способен на любые необдуманные поступки и вполне мог предпринять лобовой штурм ограды, что, разумеется, не сулило мне ничего хорошего. Однако от беды, которой грозила мне
13
внезапно вспыхнувшая страсть, меня спасли молчаливые обитатели прибрежных лесов. Животные и прежде не раз спасали меня от разнообразных бед, тем самым как бы откликаясь на ту нежную любовь, которую я с малолетства к ним питал. На сей раз посланником благосклонных судеб выступил матерый дикобраз из числа тех, что в изобилии водятся в горах, окружающих Геленджик. Дикобразы, эти искусные копатели, крайне ревниво относятся к захвату своей территории, поэтому неудивительно, что с первого дня возведения в их лесах любых заборов и оград они принимаются делать под них подкопы. Отстреливать их
в таких случаях непросто: допустим, охранник замечает на телемониторе, что зверь принялся за подкоп, и вызывает стрелков, но к моменту их прибытия на место преступления дикобраз уже сидит глубоко под землей. Никакая норная собака такого зверя не возьмет - она может забраться в подкоп и сколько угодно там лаять, но при попытке укусить нарушителя она тут же получит порцию иголок в нос. Охране остается лишь топтаться у норы и злобно проклинать свою холуйскую участь. Вот и теперь я заметил матерого дикобраза, который с шумом вылез из кустов, переваливаясь, приблизился к ограде и, сердито сопя, принялся с невероятной быстротой закапываться в землю. Облаком поднялась пыль, зашуршала земля, далеко отбрасываемая мощными лапами, защелкали камешки. Вскоре послышались топот и тяжелое дыхание охранников, но дикобраз к этому моменту уже исчез в норе. Тут я убедился в том, что охотничья техника не стоит на месте - верзилы в камуфляже притащили с собой баллон с краником, напоминавший огнетушитель,
и сноровисто пустили в зиявшее под оградой отверстие струю какого-то газа. Видимо, вещество было составлено так, чтобы вызывать у дикобразов максимальное отвращение - зверь не стал заканчивать подкоп и с возмущенным фырканьем задом вылез из норы. На поверхности он тут же пустил в одного из обидчиков струю зловонной жидкости, вызвав у того неудержимую рвоту, а в другого выстрелил пучком иголок, одна из
14
которых угодила в промежность, являющуюся излюбленной мишенью дикобразов. Эти уколы крайне болезненны, но кроме того обычно вызывают воспаление, и в большинстве случаев пораженный фаллос приходится удалять. Охранник дико заорал, выхватил пистолет и открыл ураганный огонь (невзирая на то, что, как я позже узнал, охране было категорически запрещено убивать забавных зверей). Однако дикобраз уже нырнул в кусты и помчался прочь с необычайной скоростью, только кое-где мотались верхушки кустов, обозначая зигзаги движения животного. В результате разъяренный охранник только впустую расстрелял весь магазин. Мысленно я рукоплескал свободолюбивому зверю и потешался над его незадачливыми притеснителями. Постанывая и охая, охранники кое-как забросали нору землей, щедро окурили разрытое место своим зловонным газом и удалились, изрыгая проклятия. Однако дикобраз не зря славится своим упорным характером,- стоило его неприятелям скрыться из виду, как вновь послышались топот его лап и воинственное бренчание иголок. Зверь мгновенно внедрился в рыхлую землю, хотя и отчаянно чихал от запаха газа. Когда он, по моим расчетам, уже должен был вылезти на той стороне, я ползком устремился к подкопу и без колебаний юркнул в нору. Чихая, как и дикобраз, от пыли (земля была каменистой и совершенно сухой) и острого запаха газа, я мгновенно миновал проделанный зверем тоннель и очутился на территории поместья. К счастью, представшее моим глазам пространство в разных направлениях пересекали аккуратно подстриженные куртины вечнозеленых кустарников. Передвигающийся ползком или на четвереньках человек без труда мог укрыться за ними. Мысленно определив местонахождение бассейна, я на четвереньках затрусил в избранном направлении. Затем я обогнул бассейн и, стараясь двигаться бесшумно, чтобы не потревожить любимую раньше времени, вскоре оказался в нескольких шагах от нее, причем меня по-прежнему скрывали кусты барбариса. Красавица продолжала ласкать себя, при этом не забывая время от времени переворачивать страницы книги. По движению ее чувственных губ я угадал, что она
15
повторяет про себя мои стихи, и даже понял, какие именно. Ее шумное дыхание, непроизвольные отрывистые стоны и дрожь, порой пробегавшая по божественному телу, указывали на то, что она приближается к пику наслаждения. После наступившего вскоре прилива сладострастных содроганий я выждал несколько минут, чтобы дать девушке отдышаться, а затем торжественно поднялся над кустами, словно античный бог, выходящий из чащи к облюбованной им пастушке. Девушка заметила меня не сразу - она томно распростерлась в шезлонге, и ее глаза под темными очками, видимо, были закрыты. Однако когда на нее упала моя тень, она почувствовала чужое присутствие. Другая на ее месте вскочила бы, взвизгнула, позвала бы на помощь или просто свалилась бы с перепугу в бассейн вместе с шезлонгом - такие случаи в моей жизни бывали. Но эта девушка только чуть подобралась в шезлонге, подчеркнуто неторопливо сняла очки и взглянула на меня в упор прекрасными синими очами, представлявшими восхитительный контраст с глубокой чернотой ее пушистых волос. "Что-то я раньше вас здесь не видела,- произнесла она грудным бархатистым голосом, который мне так нравится в женщинах. - Можно узнать, кто вы такой?" Одновременно с этой фразой девушка чуть приподнялась и сделала кому-то запрещающий жест. Я посмотрел в ту сторону и увидел, как несколько верзил-охранников, направившихся было ко мне, послушно отступили обратно в густую тень ливанского кедра. Бесспорно, смелость моей красавицы сделала бы честь многим мужчинам. "Литератор, сударыня,- с поклоном отрекомендовался я. - Существо вполне безвредное. Между прочим, автор той книги, которую вы с таким увлечением читаете". Слово "увлечение" я произнес с некоторым нажимом, и моя собеседница слегка изменилась в лице, поняв, что я видел ее одинокие забавы. "Очень приятно, ведь в этой глуши не встретишь других мужчин, кроме болванов-охранников",- сказала она, как бы объясняя, почему предпочитает развлекаться в одиночестве. Одновременно в этих словах прозвучало и завуалированное обещание. "Честно говоря, я уже не в первый раз читаю эту книгу,-
16
призналась девушка. -Она созвучна тому, что я чувствую. Но ведь она вышла несколько лет назад, а вы с тех пор наверняка написали что-то новое. Про вас говорят, что вы невероятно работоспособны, хотя сейчас,- красавица окинула меня критическим взглядом,- сейчас в это поверить трудно. Когда я видела вас по телевизору, вы выглядели как денди, а сейчас вы похожи на лаццарони". "Внешность одновременно и правдива, и обманчива,- улыбнулся я. - Сейчас я и впрямь живу как лаццарони, но делаю это совершенно добровольно. В здешних краях найдется много людей, которые, если я к ним обращусь, мгновенно вытащат меня из бедности. Но такая жизнь позволяет моим творческим замыслам свободно созревать, и я не спешу с ней покончить. Зачем? Ведь если говорить о женщинах, то те из них, которые действительно достойны любви, не оттолкнут поэта, даже если он придет к ним в нищенском образе".
Произнеся эту галантную фразу, я начал читать стихи, не избегая и самых рискованных. Одновременно с чтением я положил руку на упругое бедро моей красавицы и начал медленно поглаживать его шелковистую поверхность. Порой красавица сдерживала мою ладонь своими холеными пальчиками, но делала это мягко и уступчиво, так что через минуту я уже вновь принимался за свое. Постепенно мои прикосновения делались все смелее и смелее. Дерзкая ладонь блуждала уже по всему роскошному телу. Анна - так, судя по всему, звали девушку - прикрыла веки и расслабилась, вытянувшись в шезлонге. Порой она хватала меня за руку и нежно вонзала в нее свои жемчужные ноготки. На ее губах дрожала мечтательная улыбка. Наконец я прекратил чтение и припал устами к шелковистой коже любимой, целуя и лаская ее совершенной формы груди (в особенности соски), и шею за ушком, и живот, и бедра, и тайная тайных. Любовь переполняла меня, но любовь истинная и полнокровная, а не бледная немочь, описанная педерастом Платоном. В результате я начисто забыл о том, что наши ласки протекают под горящими взорами охранников. Наконец Анна с полувздохом-полустоном, напоминающим
17
мурлыканье влюбленной тигрицы, привлекла меня в свои объятия, что-то сделала с шезлонгом (он оказался особой конструкции), и мы оказались вдвоем на удобном ложе, мгновенно опустившемся и раздавшемся вширь. Пальчики Анны умело направили мой любовный скипетр в ее увлажнившееся лоно, и когда я грубо вошел в нее, она обхватила меня ногами и с хриплым криком стиснула в неистовом объятии. Первая схватка настолько увлекла нас обоих, что мы даже не прибегли к тем маленьким утонченностям, которые придают любовным играм особую пряность. Анна бешено билась подо мной - все ее существо рвалось навстречу мне и моей беспощадной тверди. Неистовые поцелуи, стоны, вскрики, яростные объятия, сокращения мышц в стремлении к еще большему восторгу - все промелькнуло как один миг и завершилось таким взрывом сладчайших судорог, подобного которому я не испытывал дотоле никогда. Что ж, с человеком когда-нибудь все происходит впервые, а затем ему хочется чего-то нового, неизведанного... Так и мы с Анной, едва переведя дух, вновь принялись ласкать друг друга, но при этом каждый из нас уже старался продемонстрировать любимому существу все плоды своего прежнего любовного опыта. Полагаю, что ни одно из ухищрений, изобретенных человечеством на его пути от торопливых совокуплений первобытных людей в лесных чащах до римских оргий и обществ свободной любви в России серебряного века,- ничто, говорю я, из приобретенного на этом пути не осталось неопробованным нами с Анной.
Один раз, когда мы отдыхали после очередных восторгов, я нежно назвал свою любимую по имени. Она отстранилась и с удивлением посмотрела на меня. "Откуда ты знаешь, как меня зовут? - спросила она требовательно. - Я ведь тебе не говорила, я точно помню". "А я и не спрашивал,- пожал я плечами,- мне это не обязательно. Мне достаточно посмотреть на человека, чтобы узнать, как его зовут, да и вообще всю его подноготную". "Если бы я не читала твоих стихов, я бы тебе не поверила,- произнесла Анна задумчиво. - Но все же есть нечто такое, чего ты никогда не смог бы узнать обо мне со всей твоей
18
проницательностью. Ты наверняка понял, что я дочь какого-то очень большого человека, но даже тебе не узнать, насколько большого. Так вот, не хочу ничего от тебя скрывать: я - дочь сверхпрезидента". "Путина, что ли?"- хмыкнул я недоверчиво. "Нет, Путин - просто обычный президент,- терпеливо объяснила Анна. - А мой отец - сверхпрезидент". "Что же он за птица? - спросил я с удивлением. - Чем занимается? Никогда не слыхал о такой должности". "И не услышишь,- пообещала Анна. - Это сверхсекретная должность, о ее существовании знают очень немногие люди даже из числа тех, кто работает непосредственно с отцом. Понимаешь, в каждом обществе должен быть человек, олицетворяющий все это общество, все господствующие в нем отношения, не просто властвующий, но несущий в себе саму идею власти. Когда-то такими людьми, видимо, были короли. Гитлер и Сталин были публичными сверхпрезидентами, но публичность и такая должность несовместимы. Люди не любят власть и погубят все, что сделано сверхпрезидентом, если знают о его существовании. В буржуазных обществах, особенно в тех, где, как у нас, происходит первоначальное накопление, сверхпрезидент совершенно необходим, иначе все развалится. Папы сейчас нет, он уехал метить территорию..." "Странный какой-то термин,- не удержался я от усмешки. - Словно из зоологии". "Сходство действительно есть,- серьезно кивнула Анна. - Он объезжает заводы, шахты, города и метит специальной пахучей жидкостью все то, что должно быть приватизировано, то есть должно достаться капиталу. Потом уже люди на местах начинают приватизировать это имущество. Многие из них искренне полагают, будто они сами это затеяли, но на самом деле на них так действует запах, оставленный папой. Они буквально дуреют от этого запаха и не могут успокоиться до тех пор, пока не присвоят ту вещь, от которой он исходит". "А какая твоему отцу в итоге корысть? - спросил я. - Он ведь только метит, а присваивает кто-то другой". "Ну, во-первых, эти другие обязательно попадают в зависимость к папе. А во-вторых, я же тебе говорила: папа
19
- это живое воплощение власти буржуа, представитель класса в целом и каждого отдельного капиталиста. Он просто не может действовать иначе". "Какая ты мудрая",- восхищенно прошептал я и поочередно поцеловал ее чудесные синие глаза, опушенные длинными ресницами. Затем я начал нежно ласкать ее, уже успев подметить, какие прикосновения и ласки нравятся ей больше, чтобы приготовить к очередному внедрению моего мужского щупа. Она блаженно вздохнула, когда я вкрадчиво и вместе с тем мощно овладел ею, однако тут же напряглась и прошептала:"Господи, папа должен вот-вот нагрянуть! Он такой пунктуальный!" "Не нагрянет",- тупо возразил я, сам не понимая, что говорю.
"Он уже нагрянул",- произнес прямо надо мной жизнерадостный мужской голос. "Ой, папа",- хихикнула Анна. "Так точно, а это кто?"- поинтересовался голос. Стоять перед сверхпрезидентом в чем мать родила было, конечно, глуповато, но лежать перед ним в том же виде на его дочери, да еще и слившись с нею - еще глупее. Поэтому я встал, прикрывая срам, и оказался лицом к лицу с плотным светловолосым мужчиной среднего роста, взиравшим на меня с явной симпатией маленькими голубыми глазками. Его веснушчатое лицо с задорно вздернутым носом и растянутым в постоянной усмешке ртом совершенно не подходило исполнителю такой серьезной общественной миссии, каковой, если вдуматься, является миссия сверхпрезидента. "Ничеего-ничего, не стесняйтесь, ваше дело молодое",- добродушно обратился к нам хозяин поместья. Я был поражен тем, насколько непохожа Анна на своего отца, с виду напоминавшего не маститого руководителя, а какого-то веселого персонажа русских сказок вроде Емели или солдата, варившего щи из топора. Вдобавок от сверхпрезидента явственно попахивало спиртным. Анна же, напротив, обладала скорее трагической внешностью. Впрочем, и история, и мой личный опыт свидетельствуют о том, что самые великие (и порой жестокие) деяния в России частенько совершаются большими весельчаками и со скоморошьими ужимками. Сверхпрезидент и впрямь
20
оказался веселым человеком и вскоре очаровал меня своим чувством юмора и умением наслаждаться жизнью. Первым делом он властным движением руки заставил исчезнуть своих клевретов, топтавшихся поодаль, затем велел мне одеться и пригласил в дом. Анна сама изъявила желание присоединиться к нам - похоже, отец давно отвык разговаривать с ней в повелительном наклонении. "Позвольте узнать, как вы сюда проникли? - обратился ко мне сверхпрезидент. - А главное, зачем?" "Я небогат, сударь, и хотел попросить еды в вашей усадьбе,- ответил я с достоинством. - Однако усадьба хорошо охраняется, и я мог бы отказаться от этой затеи, если бы не увидел в бинокль вашу дочь у бассейна. Вы верите в любовь с первого взгляда?" "А что я?- пожал плечами сверхпрезидент. - Это ваше дело молодое, а у меня других забот полон рот. Лишь бы моя дочь в нее верила. Честно говоря, в последнее время меня стало беспокоить ее будущее. Не может же молодой девушке совсем никто не нравиться! С какими только людьми я ее не знакомил - и молоды, и при власти, и с огромными деньгами, и знамениты..." "Папа, это просто смешно,- встряла в разговор державшаяся сзади Анна. - Все эти люди - полные ничтожества, по-настоящему их интересуют исключительно деньги". "Не стоит преуменьшать значение денег, дорогая,- обернулся к ней сверхпрезидент. - Впрочем, что теперь об этом говорить... Лишь бы ты была счастлива". "Я очень счастлива, папа",- с жаром заявила Анна. "Ну что ж, тогда совет вам да любовь",- вздохнул сверхпрезидент. После этого он быстро вошел в роль доброго папаши и хлебосольного хозяина. На веранде дома был сервирован роскошный стол, которому позавидовал бы и сам Гаргантюа. У меня, не евшего уже двое суток, да еще после бурных любовных утех, тут же потекли слюнки. Ел я, разумеется, так, что за ушами трещало, а наполнив желудок, воздал должное и горячительным напиткам, разнообразие которых было невероятным. Однако до сверхпрезидента и его приближенных мне было далеко: я отродясь не видел, чтобы люди так ели и пили. С ними не
21
смогли бы потягаться ни Объедало и Опивало из русских сказок, ни веселые великаны Рабле - жаренный целиком баран на моих глазах за несколько минут превращался в жалкий скелет, а перед новым тостом каждому пьющему наливали в огромный хрустальный кубок по нескольку бутылок благородного вина из Абрау-Дюрсо. "Порой так устаешь от всех этих поездок, командировок,- заметив мое удивление, пояснил сверхпрезидент. - Поневоле хочется расслабиться". Через некоторое время участники застолья уже начали поглаживать и похлопывать хорошеньких официанток; правда, в присутствии дочери хозяина делалось это только украдкой. Чувствовалось, что и самого сверхпрезидента стесняет наше присутствие - я случайно заметил, как он красноречиво перемигнулся с пригожей румяной поварихой, на миг как бы случайно возникшей в дверном проеме. После еще нескольких тостов (не отличавшихся, честно сказать, оригинальностью) наш хозяин подозвал к себе одного из клевретов, отдал ему какое-то распоряжение, тот вышел в смежную комнату, и было слышно, как он там говорит по мобильному телефону. Затем этот человек вернулся к сверхпрезиденту и что-то шепнул ему на ухо. Тот одобрительно кивнул и повернулся ко мне со словами:"Вам надо бы пойти переодеться. Сейчас подадут вертолет, он отвезет вас с Анной на военный аэродром, а оттуда вылетите в Москву - все уже согласовано, задержек не будет". "А зачем нам в Москву?"-ошарашенно спросил я. "Ну как же, должны же вы где-то жить с Анной? Вам выделили квартиру в Москве - никакой лишней помпы, семь комнат в тихом переулке на Остоженке,- так надо ее посмотреть. Но думаю, что все будет нормально и вам понравится".
Эти строки я пишу сейчас в той самой квартире. Против ожиданий, осмотром нашего жилища я в свое время остался доволен и не высказал отцу Анны никаких претензий, хотя и не привык миндальничать с буржуями-меценатами. Более того, некоторые предметы восточной старины, являвшиеся частью обстановки, доставили и продолжают доставлять мне истинную радость. Видимо, в буржуазное окружение
22
сверхпрезидента, пусть даже в качестве обслуги, все же проникают образованные люди с тонким вкусом. Это вселяет надежды на общее улучшение обстановки в стране.


Глава 3 1

Не успели мы с Анной как следует обосноваться в нашей семикомнатной квартире, как сверхпрезидент вернулся в столицу, и жизнь для нас тут же превратилась в сплошной поток развлечений и празднеств. Видимо, заботливый папаша хотел, чтобы я возблагодарил судьбу за союз с его дочерью и оформил этот союз честь по чести, ибо официально мы с Анной были не женаты. Впрочем, принимая во внимание безграничный либерализм моего фактического тестя, я не могу приписать его действиям столь мещанскую мотивацию. Несомненно было одно - что сверхпрезидент стремился произвести на меня впечатление и временами достигал этой цели, поскольку в разгуле он не признавал половинчатости и всякий раз впадал в подлинный гомеризм. Если он устраивал пир, то на этом пиру съедалось и выпивалось больше, чем съедает и выпивает за неделю вся Москва вместе с пригородами; на охоте сверхпрезидент со свитой дочиста истребляли всю живность на территориях, равных по площади иным европейским странам; рыбу они ловили с помощью гигантских сетей, артелей бурлаков и динамита; походы в баню оборачивались вакханалиями с участием сотен проституток, платить которым было не принято - не от недостатка денег, а из чистого гусарства; даже невинная прогулка на речном трамвайчике, предпринятая как-то раз, завершилась потешной водной баталией и геройской гибелью капитана. Круг общения сверхпрезидента явно подбирался по двум критериям: во-первых, по значимости данного лица (гостя) в структуре новорусского государства - это если говорить о товарищах тестя по его нелегкой работе, составлявших более молчаливую, но вместе с тем и более самоуверенную часть общества; другую часть присутствовавших на празднествах составляли люди, часто появлявшиеся на экране телевизора. Частота этих появлений, как я вскоре понял, и являлась критерием для их приглашения. Собственно, других критериев у сверхпрезидента, отличавшегося глубоким

2
невежеством и, соответственно, суеверным почтением к телевидению, и быть не могло. Пишу об этом без всякого осуждения, так как невежество
необходимо присуще личности любого нынешнего бизнесмена и политика и, будучи обнаружено мною у моего тестя, являвшегося одновременно и бизнесменом, и политиком, ничуть меня не удивило. Основу идеологии сверхпрезидента составляли забавные суждения, почерпнутые из газет и телепередач рептильно-либерального толка, а также носящиеся в воздухе ходячие представления, формируемые теми же масс-медиа. Однако собственное идеологическое убожество моего тестя ничуть не беспокоило. Да и что ему было беспокоиться? Если с подобными взглядами на жизнь и мироздание он достиг максимального, по понятиям его среды, жизненного успеха, то отсюда, по тем же понятиям, следовал неопровержимый вывод об истинности указанных взглядов. Поэтому сверхпрезидент продолжал веселиться вовсю, в перерывах, однако, не забывая и о работе, то есть давая различные указания своим соратникам и разъезжая по стране, чтобы там и сям метить территорию. Как я подсмотрел однажды в бане, специальные железы для выработки пахучего секрета, служившего меткой, располагались у сверхпрезидента и его соратников между гениталиями и задним проходом, в месте, называемом "просак", и представляли собой как бы вторую пару яичек. Естественно, у сверхпрезидента размер этих желез был самым большим.
Таким образом, публика, принимавшая участие в развлечениях сверхпрезидента, вряд ли могла меня заинтересовать - соответственно и сами развлечения довольно быстро начали мне приедаться, так как в людских сборищах меня издавна привлекало в первую голову содержательное общение, а уж затем зрелища, игры и все тому подобное. Как правило, большую часть дня я ходил полусонный от выпитого и съеденного накануне, да и лечь спать мне частенько удавалось только утром, а такой режим никак не способствует бодрости духа. Дух мой дремал, ни творить, ни общаться ему не хотелось, а при отсутствии духовного общения даже самая любимая женщина вскоре начинает
3
восприниматься как некий докучный предмет домашней обстановки - особенно докучный потому, что, в отличие от обстановки, любимая не стоит на месте, на нее постоянно натыкаешься то там, то здесь, а наткнувшись, не знаешь, что ей сказать. Понятно, что творчество мое пребывало в застое - едва я садился за письменный стол, как волны полудремы уносили мою вялую мысль куда угодно, но только не в направлении развития творческого замысла. Первое время мастерство и самодисциплина выручали меня, и я еще умудрялся что-то сочинять, но с каждым днем это становилось все труднее и труднее. Все чаще я презрительно кривился, перечитывая написанное, и начал испытывать форменный ужас перед чистым листом бумаги. Да, все мои желания исполнялись, стоило мне только открыть рот для того, чтобы их высказать, однако по злой иронии судьбы блага, сыпавшиеся на меня градом и составлявшие предмет мечтаний миллионов современников, были мне не очень-то нужны. Я не испытывал преклонения перед своим тестем, для которого не существовало на Земле ничего невозможного, и хотя его, казалось, постоянно заботило то, как бы еще украсить нашу с Анной жизнь, чувство благодарности спало в моей груди. Напротив, частенько я со злобой косился на тестя, ведь именно навязанный им образ жизни губил в моей душе творческое начало и сделался угрозой для нашей с Анной любви. Вдобавок меня почему-то ужасно злило то, что, несмотря на пьянство, обжорство и неистовый промискуитет, мой тесть остается бодрым, живыи и веселым, а его маленькие голубые глазки излучают все тот же животный оптимизм, что и при нашей первой встрече. Порой мне нестерпимо хотелось обрушить сверхпрезиденту на голову антикварную китайскую вазу (между прочим, его подарок), чтобы заставить его хоть на минуту задуматься над земным преназначением человека, однако затем внутренний голос убеждал меня в бесполезности такой спонтанной акции. Во-первых, мой благодетель все равно ничего не понял бы, а во-вторых, мне бы после этого скорее всего не поздоровилось: по некоторым признакам - обрывкам фраз, не
4
предназначавшихся для моих ушей, выражению лица в иные минуты,- я понял, что сверхпрезидент, как и многие подобные ему богатые бодрячки, умеет, когда потребуется, быть беспощадным.
Итак, в одно туманное осеннее утро я вновь проснулся с тяжелой головой, неприятным вкусом во рту и ощущением застарелого недосыпания. Я знал, что Анна лежит на другом краю огромной кровати, но даже не посмотрел в ее сторону. В последнее время я стал замечать, что в минуты подобных пробуждений меня ужасно раздражают тишина и неподвижность, царящие в комнате. Видимо, яд разгула медленно, но верно проникал в мою кровь, делая меня ненавистником всякого спокойствия. Внезапно мне в голову пришла зловещая мысль: возможно, сверхпрезидент не так прост, как хочет казаться. Уж не вознамерился ли он посредством увеселений, вошедших в привычку, расшатать мою творческую волю? Ведь если даже он сам и не читал моих сочинений, его клевреты вполне могли донести ему о том, как немилостиво я отзываюсь о буржуях и о сомнительных буржуазных ценностях. Неспокойная совесть подсказывала мне, что если у моего тестя имелись такие коварные планы, то он изрядно преуспел в их осуществлении. Действительно, в последнее время я всеми способами ублажал свою презренную плоть, ничем не отличаясь в этом смысле от окружавших меня нуворишей. Могло ли их ничтожество служить для меня оправданием? Вряд ли - ведь я не делал ничего такого, что возвысило бы меня над ними, не делал ничего для вечности. Я сел на постели и надолго замер, тупо разглядывая рисунок ковра, а совесть тем временем высказывала мне все новые и новые упреки, которые ввинчивались, словно бурав, в мои мозги, отупевшие от разгула.
Так я сидел около двух часов, погруженный в неутешительные мысли. Анна и не думала просыпаться - к счастью, она обладала отменным здоровьем и могла долгим дневным сном вознаграждать себя за бессонные ночи. Когда она наконец зашевелилась, внезапно раздался звонок в дверь. Я поплелся открывать, и вскоре прихожая огласилась моим
5
радостным криком: на пороге стоял мой друг Евгений Грацианов, явившийся, как и подобает другу, в нелегкую минуту моей жизни. Когда мы обнялись, я едва не задохнулся в окутывавшем Евгения густом облаке алкогольных паров. Отстранившись, я увидел, что мой друг вдребезги пьян. Как всегда, он был гладко причесан, чисто выбрит и аккуратно одет, однако мешки под глазами, общая припухлость черт и мутно-розовый цвет лица красноречиво говорили о бурно проведенной ночи, а возможно, и о нескольких подобных ночах. "Не смотрите на меня с таким состраданием,- поморщился Евгений. - У меня-то как раз все в порядке, меня не стоит жалеть. Но я думаю о вас и пью. Да-да, я пью, чтобы забыться!"- повысил голос Евгений, и Анна в соседней комнате беспокойно заворочалась. "А что стряслось?"- прохрипел я, почесываясь. "Э - э -э...- Евгений с заговорщицкой улыбкой поводил перед моим носом указательным пальцем. - Не надо притворяться, вы прекрасно знаете, что я имею в виду. Не могу поверить, чтобы вы, художник с большой буквы, были довольны своей нынешней жизнью".
Евгений, как всегда, попал в точку, однако мальчишеская стыдливость мешала мне говорить откровенно. "А что такое?"- спросил я, глупо ухмыляясь. Вместо ответа Евгений огорченно свесил голову на грудь и надолго умолк. В прихожей слышалось только наше шумное дыхание. "Можно мне соточку?- спросил Евгений изменившимся голосом. - Чтобы собраться с мыслями". Я кивнул и провел его на кухню.
"Каждый автор помимо своих книг пишет и еще одно большое произведение - собственную жизнь,- заявил мой друг, опрокинув стопку коньяка и закусив ломтиком манго. - До недавнего времени ваша жизнь была прекрасным произведением, ее можно было читать и перечитывать, что я, к слову сказать, и делал. А сейчас я ощущаю беспокойство и скорбь". Евгений покачал головой и налил себе еще коньяку. Говорил он вполне связно, однако речь его утратила фонетическую четкость и понять ее порой стоило немалого труда - так, слова "беспокойство и скорбь" он произнес как "бссво и скрпь". Чувствовалось, что он
6
действительно страдает - об этом свидетельствовали горестное выражение его лица и подернутые влагой остекленевшие глаза. "Так вот,- продолжал Евгений,- если жизнь можно рассматривать как литературное произведение, то, следовательно, у жизни может и даже должен быть редактор. Нынешняя ваша жизнь нуждается в самом серьезном редактировании. Меня беспокоят вовсе не те увеселения, которым вы с таким рвением предаетесь,- видит Бог, порой художнику без этого никак нельзя. Вопрос в другом: с кем и во имя чего вы им предаетесь? С жалкими людишками, цель жизни которых - нажива? Что может родиться из общения с ними? И чему могут послужить развлечения, цель которых заключается лишь в них самих? Только растрате вашего бесценного времени и столь же бесценного
здоровья. Мне кажется, окружающие вас ничтожества замыслили вас погубить. Однако и вы сами тоже хороши - ведь вы могли бы одним движением смести их со своего пути, а вместо этого вы идете у них на поводу. Извините за резкость, но тем самым вы совершаете двойное преступление: во-первых, вы обкрадываете самого себя, лишаясь ради грубого и бессодержательного разгула тех высших, утонченнейших наслаждений, которые человек получает только от творчества. А во-вторых, вы обкрадываете нас, ваших поклонников, истинных ценителей вашего творчества - ведь сердце разрывается, как подумаешь, сколько шедевров вы могли бы создать за то время, которое растранжирили в кругу разных ослов".
Тут Евгений неожиданно уронил голову на руки и разрыдался. Чтобы его успокоить, мне пришлось налить ему большой фужер коньяка. Выпив, он заявил:"И ваши друзья тоже внушают мне беспокойство". "Ну, это понятно. Еще бы!"- охотно согласился я, надеясь отвести от себя огонь критики, однако мой гость не поддался на эту уловку. Он лишь заметил, что поэт Степанцов и поэт Григорьев тоже погрязли, с одной стороны, в бессмысленных празднествах, а с другой - в самой пошлой житейской рутине. Оспорить этого утверждения я не смог в силу его очевидной
7
бесспорности. Затем, покачивая пальцем у меня перед носом, Евгений произнес:"Жить надо не так, как все вокруг. Надо жить не в обычных, а в исключительных обстоятельствах, и если их нет, надо их создавать. Надо лепить действительность". Пока я размышлял над этими словами, в которых мне явственно слышалось нечто родственное моей натуре, Евгений продолжал:"Нельзя транжирить только одно - время. Деньги - тьфу! - Евгений смачно плюнул на пол. - Более того, время надо наращивать, как капитал, надо его удлинять. Как? Да очень просто. Ведь оно измеряется событиями, вот и надо втискивать в него как можно больше событий. Но только не внешних, ложных, вроде попоек и пьяных драк - я говорю о событиях, имеющих творческую подоплеку. Вы меня понимаете?"
Да, я понимал Евгения, хотя это давалось мне нелегко - сказывались и мое недосыпание, и его измененное алкоголем произношение, превращавшее слова "творческая подоплека" в "трчск пёка". Но визит Евгения таинственным образом совпал с направлением моей собственной внутренней работы. "Так что же мне делать?- спросил я. - Затвориться дома и с головой уйти в сочинительство? Но, во-первых, это как-то пошловато, а во-вторых, покоя мне все равно не дадут. Уезжать куда-то бесполезно - мой тестюшка меня везде найдет. Да, наконец, порой хочется и увеселений, пусть даже грубых..." "Сёбруннсия",- успокоительным жестом выставив вперед ладонь, ответил Евгений. Это означало:"Я все беру на себя". Мой друг продолжал:"Вам нужен редактор жизни, и я готов им стать. Доверьтесь мне - и вы, и ваши друзья,- и все пойдет отлично. Для начала предлагаю поездку в город N. Я буду вашим директором. Уже есть договоренность о концерте. Билеты на поезд, гостиница - я все устрою. У вас не будет никаких забот - только выступить так, как вы умеете, и всех потрясти. Пора выходить к народу, хватит вращаться среди тупых буржуев".- "Это, конечно, хорошо,- заметил я,- но нам не впервой ездить на гастроли. В чем же тут состоит редактирование жизни?" - "Ну, во-первых, 8 вспомните, когда
вы последний раз были на гастролях?- хитро прищурился Евгений. - Да что там гастроли,- вспомните, когда вы последний раз вообще выступали на публике? Что, давненько? То-то. А насчет редактирования не беспокойтесь - все будет происходить ненавязчиво. Точнее, вы сами будете все делать так, как вам это присуще. Я буду вас только слегка направлять. Сохранить авторский стиль - разве не в этом мастерство редактора?" Я с удивлением посмотрел на своего друга. На протяжении его монологов мне не раз казалось, будто он только притворяется пьяным. Сейчас он был, разумеется, прав, в его словах чувствовалось знание дела, но ведь он никогда не работал редактором. Это я многие годы тянул в разных издательствах редакторскую лямку и, скажу не хвалясь, в конце концов неплохо изучил секреты работы над чужими текстами. Впрочем, я не сделал попытки как-то развеять свое недоумение - к некоторой загадочности слов, поступков и всего образа жизни своего друга я уже успел привыкнуть.
Мы, три поэта и Евгений, встретились дождливым вечером на вокзале за полчаса до отбытия поезда, который уже стоял у перрона, обдавал пассажиров и провожающих горьковатым дымком из вагонных печек и время от времени угрожающе шипел. Бросив прощальный взгляд на игольчатое сияние утопавших в измороси вокзальных фонарей, мы засеменили к своему вагону, сгибаясь под тяжестью сумок с яствами, напитками и книгами. Впрочем, в переноске нам на добровольных началах помогали несколько наших поклонников. У входа в вагон мы в видах поощрения распили с ними пару бутылок водки, сидя среди багажа, словно в укрепленном лагере. Проходивший наряд милиции попытался было скомкать процедуру проводов, но Грацианов показал альгвазилам какой-то таинственный документ, и они, часто оглядываясь, пошли прочь. Мимо нас, бойко щебеча и хихикая, проследовали в вагон четыре девушки. С одной из них я встретился взглядом и невольно вздрогнул - таким странно внимательным показался мне ее ответный взгляд. Я успел 9 заметить тонкие черты лица, чувственный рот, тронутый едва заметной
усмешкой, распущенные темно-рыжие, словно у женщин Мунка, волосы... Девушки скрылись в вагоне под басовитый хохот усатой толстухи, которая, видимо, являлась у них коноводом. "Мне кажется, они поедут в соседнем купе",- спокойно, как о чем-то предрешенном, сказал Грацианов. Распрощавшись наконец с провожающими, мы вошли в вагон, отыскали свое купе, долго размещали в нем багаж, толкаясь и мешая друг другу, затем переоделись в свободную, но приличную домашнюю одежду и принялись за сервировку стола, дабы достойно отметить начало путешествия. Когда я выставил на стол четыре стакана, Евгений попросил:"Достаньте еще четыре". Я вопросительно посмотрел на него. В ответ он красноречиво кивнул на соседнее купе, из которого доносилось девичье хихиканье. "Но ведь мы безобразно трезвы,- забеспокоился Григорьев. - Можно мы до прихода гостей немножко выпьем?" - "Конечно, почему бы и нет,- пожал плечами Евгений. - Да и мне не забудьте налить". Забулькал разливаемый по стаканам благородный мускат из Абрау-Дюрсо, щекоча нам ноздри дивным ароматом, поезд дернулся и поехал, а я, переждав момент сильной качки, произнес тост:
Бог создал мир и нас, людей, и все ему подчинено,
Но смысл деяний Божества дерзает искажать вино.
Возьмется Бог меня карать - а я смеюсь, поскольку выпил,
Начнет дарить - а на дары взирать мне, пьяному, смешно.
"Глубоко",- с уважением произнес Степанцов, осушив бокал. "Это чье?"- полюбопытствовал Григорьев. "Али Мансур Неджефи, средневековый перс,- ответил я. - Он, как и Омар Хайям, тоже написал свой рубайят. Перевод, естественно, мой". Григорьев вынул из сумки копченую курицу, с хрустом растерзал ее и протянул каждому из нас по куску, однако Евгений от своего куска отказался. "Пойду куртизировать дам",- шепотом пояснил он и вышел в коридор. "Ну что, так и будете делать вид, что нас не замечаете?"- донесся оттуда его голос. "Разве можно не заметить таких шикарных мужчин!"- весело хохотнула в ответ 10 толстуха, возглавлявшая стайку девушек, ехавшую в соседнем купе.
Оттуда послышался девичий писк:"Ой, а вы поможете нам поднять сумки наверх?" - "Только если вы поможете мне поднять настроение моих друзей, которые явно к вам неравнодушны",- галантно ответил Евгений. "А кто ваши друзья?"- взвизгнули от любопытства девицы. "Вообще-то это секрет, но вам скажу,- солидно произнес Евгений. - Они артисты: поэты, прозаики, певцы, музыканты, шоумены..." - "А кто певец, а кто артист?" -
"Нет, вы не поняли - каждый из них одновременно и то, и другое, и третье... Позвольте я вас поддержу, вы так упадете... Так вот, каждый из них умеет делать все. Знаете куртуазных маньеристов? Это они и есть. Да вы что, телевизор не смотрите? Как же вы их не узнали?" - "Что-то слышала",- пробасила толстуха смущенно. "То есть как - "что-то"?"- обиделся Евгений. Он слегка понизил голос, и некоторое время до нас из-за стенки доносилось только "бу-бу-бу, бу-бу-бу". Сквозь это бормотание изредка прорывались слова "бессмертие", "аншлаг", "гениально", "овации" и "капуста". Видимо, Евгений рассказывал девушкам о нас, стремясь представить своих друзей в наилучшем свете. Я задумался было над тем, честно ли по отношению к Анне начинать путешествие с дорожного флирта, однако затем решил, что такое развитие событий соответствует, с точки зрения Евгения, программе редактирования жизни, и счел возможным довериться своему другу и его нравственному чутью. К тому же в последнее время я, к своему ужасу, стал замечать, что Анне нравится вкушать удовольствия в кругу пошлых людей, что она не понимает моих душевных мук и, более того, склонна даже смеяться над ними. Оттого мой моральный долг по отношению к любимой, хоть мне и стыдно в этом признаваться, утратил для меня свою прежнюю непререкаемость. Овладевшие мной горькие размышления внезапно прервал Григорьев, потянувшийся ко мне с полным стаканом. Я с удивлением обнаружил, что и мой стакан уже снова полон. "Выпьем за наше отбытие навстречу радостям жизни! - с воодушевлением 11 провозгласил Григорьев. - Да, в этом году нам бывало нелегко, позади
осталось много трудностей, бед и невзгод, но теперь благодаря нашему другу Евгению, этому прекрасному человеку, который в соседнем купе очаровывает прелестниц, мы наконец двинулись туда, где нас ждут веселье, любовь и богатые меценаты!" Я машинально откликнулся:
Начинается год - и кончается год,
За собой оставляя заметы невзгод.
Если хочешь, чтоб время бедой не грозило,
То в безвременье свой торопи переход.
"Али Мансур, рубайят",- пояснил я. "Нет, мы не хотим в безвременье, Андрей,- запротестовал Степанцов. - Мы еще молоды, нам туда рано. Сперва узнаем, о чем договорился с девушками наш друг Евгений".
Евгений оказался легок на помине, неожиданно возникнув в дверном проеме. "Готовьтесь,- прошипел он,- приберитесь на столе, достаньте новую бутылку. Девушки сейчас будут". Мы мгновенно открыли вино, икру, покрасивее расположили на столе прочие закуски и приосанились, ожидая гостей. Первой в дверях появилась толстуха, и при виде царившего на столе изобилия ее пухлая физиономия расплылась в улыбке. "Здравствуйте, мальчики!"- пропела толстуха. Дальнейших ее слов я не слушал, поскольку они были столь же предсказуемы. Вслед за ней в купе протиснулась худенькая крашеная блондинка, непрерывно хихикавшая,- вероятно, от смущения. Я даже не разглядел, хороша ли она собой, потому что неотрывно смотрел на стоявшую за ее спиной девушку с распущенными темно-рыжими волосами. Наконец я поймал взгляд ее прозрачно-голубых глаз, и этот взгляд вновь был так странно внимателен, что я не выдержал и смущенно потупился. Однако я продолжал предусмотрительно удерживать рядом с собой у окна свободное место, девушке с распущенными волосами волей-неволей пришлось протиснуться туда, и я отделил ее своим телом от всей остальной компании. Как выяснилось, девушку звали Изольда - услышав об этом, я пришел было в преувеличенный восторг, но быстро утих под странно 12 пристальным взглядом ее ледяных глаз. Помолчав, я прошептал:"То, что
я сижу рядом с вами - высшая удача поездки". Меня вознаградила едва заметная улыбка, тронувшая чувственные губы Изольды. Я передал ей стакан, принятый мною у разливавшего вино Евгения, и был удивлен тем, что она медленно, но не отрываясь выпила все вино до дна, не сводя с меня при этом своих необычайных глаз. Рядом с нами раздавались шутки, смех, тосты, Евгений о чем-то увлеченно рассказывал, но я почти ничего не слышал, потому что неотрывно смотрел на свою соседку и порой шепотом сообщал ей, какое впечатление производит на меня та или иная черта ее внешности. Думается, что сторонний наблюдатель вполне мог принять меня за тихопомешанного. Однако Изольда, судя по всему, считала мое поведение вполне естественным, и в ее улыбках все заметнее стало сквозить сладострастие. "Так выпьем же за моих друзей! - вскричал вдруг Евгений и так треснул толстуху ладонью по спине, что я в испуге вздрогнул, хотя сама толстуха не проявила никакого неудовольствия. - Выпьем за то, чтобы справедливое воздаяние находило поэтов не за гробом, а уже в этой жизни! Пусть удача постоянно сопутствует им в творчестве, во всех делах и в любви! К счастью, пока так и выходит:они известны на всю страну, денег у них сколько угодно, женщины от них без ума, начальство ни в чем не может им отказать, меценаты их балуют..." Девушки завороженно притихли, переводя горящие глаза с одного поэта на другого. Однако я устыдился столь откровенной рекламы и вдобавок заметил в глазах моей соседки ироническую усмешку, а потому хладнокровно произнес:"Кто может быть уверен в расположении судьбы? К тому же людских судеб множество и все они сталкиваются между собой. Послушайте, что писал об этом Али Мансур - в моем, конечно, переводе:
Благополучие свое мы строим на песке,
Мы - лишь фигурки у судеб на шахматной доске.
Одну фигурку мы побьем, а нас побьет другая,
И ждем решенья игрока мы в страхе и тоске".
13
"Н-да,- пригорюнился Евгений,- тут вы правы. Можно вспомнить и другие стихи Али Мансура, тоже в вашем переводе,- вот это, например:
Мы шлем суда в страну Офир, любовью к золоту горя,
А в нашей гавани беда становится на якоря.
Безоблачного счастья нет, как нет беспримесного злата,
Зато беспримесного зла под небом - целые моря".
"Что-то не о том мы заговорили, Евгений,- поморщился я. - Какое зло? Нас почтили своим присутствием прекрасные дамы, у нас есть хлеб и вино, нас не допекают никакие заботы. В минуты счастья о зле понапрасну вспоминать не стоит..." - "Оно на вокзале осталось",- брякнул Григорьев и оглушительно захохотал, восхищенный собственным остроумием. В купе вновь разгорелся прерванный тостом спор о преимуществах различных видов секса, а я посмотрел на свою соседку - теперь в ее прозрачно-голубых, словно талые воды, глазах явственно читался призыв. Не колеблясь ни секунды, словно притягиваемый некой таинственной силой, я наклонился к этим глазам, и наши уста слились в поцелуе. Рыжеволосая молчунья, как я и предполагал, оказалась необычайно чувственной - прикосновение ее губ к моим было сладостным почти до болезненности и приводило на память поцелуи тургеневских призраков. Сладость этого прикосновения прокатилась по моим напряженным нервам и заставила мгновенно восстать мою мужскую булаву. "Идем к вам",- шепнул я в крошечное розовое ушко тоном приказа. Еще несколько минут назад мне и в голову не пришло бы командовать моей иронически улыбавшейся соседкой, но сейчас я чувствовал себя могучим грубым самцом, в дремучих лесах берущим по праву сильного любую самку и не терпящим никаких возражений. Да, я был уверен, что никаких возражений не последует, и оказался прав. Мы поднялись и, отдавливая ноги недоуменно притихшим собутыльникам, молча и поспешно двинулись к выходу. Не прозвучало ни шуточек, ни смешков - видимо, все поняли, что между нами вот-вот произойдет нечто чрезвычайное. Мы оказались в темноте пустого соседнего купе, щелкнул замок, и я схватил свою
14
подругу в объятия. Я готов был впиться в ее губы, как вампир, но она умело приостановила мое неистовство, придав нашим ласкам неторопливость и бесстыдную утонченность. Одежды соскользнули с наших тел, и в свете проплывавших мимо окна фонарей, которые, казалось, то раздуваются, то опадают, жемчужным сиянием засветилась шелковистая кожа моей возлюбленной. Чуткими пальцами слепца я ласкал восхитительные округлости подруги. Добравшись до упругих завитков ее потайного руна, я услышал протестующий, но на самом деле бесконечно призывный стон и в следующий момент уже осязал увлажненный страстью нежный вход в заповедную пещерку. Прелестница издала странное урчанье, словно влюбленная пантера, и присела передо мной, одной рукой держась за столик, чтобы сохранять равновесие при движении поезда, а другой осторожно, но в то же время властно обхватив мой напряженный ствол. Ее острый язычок, словно рой маленьких эльфов, принялся порхать вокруг моего распаленного бойца, и каждое касание крылышек пронизывало несказанным блаженством все мое естество. Я зажмурился от наслаждения, но тут же услышал отданный шепотом приказ:"Не закрывай глаза! Смотри на меня..." Я повиновался и в призрачном свете то ли фонарей, то ли полной луны ("Полнолуние - вот откуда волшебство этой ночи!"- мелькнуло у меня в голове) увидел зрелище, милое сердцу всякого мужчины - как чувственные губы возлюбленной нежно охватывают мой грозный скипетр, вбирают его в себя и начинают скользить по нему вверх-вниз. Не знаю, как долго это продолжалось, поскольку утратил ощущение времени, однако в какой-то момент голова моя от несказанного наслаждения закружилась и я чуть не упал. Видимо, любимая ощутила это, потому что неожиданно поднялась, повернулась ко мне спиной, опираясь на столик, и уверенно направила мой таран в свои увлажненные недра. Кто сказал, что соитие греховно? Мне кажется, что за всю мою жизнь я не проделывал ничего более нравственного, нежели те вкрадчивые ласки, то молчаливое - ибо от страсти я не в силах был говорить - обладание в темном купе. Вскоре я
15
заметил, что подергивания и толчки поезда, если подчинить им свое тело, вполне заменяют любовное раскачивание. Я полностью вверился стихии движения, и она не подвела меня, бросая мое тело вперед и оттаскивая его обратно в ритме, продиктованном наслаждением. Казалось, будто само бескрайнее русское пространство руководит нашей любовью, заставляя пересекающий его поезд покачиваться и подергиваться в нужный момент. Я вглядывался в волнообразно проплывавшие за окном заснеженные степи, скупо освещенные полной луной, в щетинистые перелески, в волочившиеся меж звезд лиловые облачка и понимал, что, безвольно колеблясь в лад колебаниям мчащегося поезда, я совокупляюсь не только с возлюбленной, но также в ее лице и с самим пространством. Я ощущал малейшие содрогания поезда - все они доставляли мне наслаждение. Я представлялся сам себе пауком в центре металлической рельсовой паутины, охватившей весь мир. Наслаждение нарастало, вместе с ним стал стремительно нарастать и свет за окном, свидетельствуя о приближении большого города, и в самый миг высшего восторга в лицо мне ударили прожектора, установленные на фронтоне огромного здания вокзала. Еще какое-то время мы не могли оторваться друг от друга, расслабленно прислушиваясь к топоту в коридоре, к выкрикам торговок на перроне, к разносившемуся над путями хрипу репродуктора, а затем я осторожно вышел из любимой, повернул ее лицом к себе и нежно поцеловал. "После такого нужно выпить",- прошептала она со смущенной усмешкой. Я кое-как оделся, шмыгнул в соседнее купе (стыдливость не позволяет мне описывать картину, которую я там застал), сгреб со столика пару бутылок вина и вернулся обратно. Поезд уже тронулся, и мимо окон вновь повлеклось пространство с его огнями, перелесками, дорогами и тускло освещенными заснеженными полями, но теперь я чувствовал свое единение и с поездом, и с пространством, и оттого в моей груди поднималась великая радость. Я чокнулся с подругой, улыбнулся ей и вполголоса прочел стихи Али Мансура:
16
Я нынче пью, и опьянеть не помешал мне Сатана,
Сегодня заодно со мной и вся Земля пьяным-пьяна.
Раскачиваются моря и кружатся хмельные горы,
Затем что одного со мной они отведали вина.
Я неторопливо осушил стакан до дна, и пока я пил, мне вспомнились другие строки того же автора:
Кто изготовил то вино, которым я упился днесь?
Мир кружится вокруг меня, и я в круженье влился весь.
О несравненный винодел, молю - прости гордыню трезвых,
Налей им своего вина - и вмиг они утратят спесь.

Глава 4 1

Я проснулся, когда уже полностью рассвело и при беспощадном свете зимнего дня можно было во всех подробностях рассмотреть помятые лица поэтов, беспокойно похрапывавших на соседних полках. Некоторое время я лежал неподвижно, но затем мне внезапно вспомнилось все происшедшее ночью, и я вскочил с ложа, молниеносно оделся и выскользнул в коридор, по которому плелись, возвращаясь из туалета, две растрепанные толстые женщины в линялых халатах. Подождав, пока они скроются в своем купе, я осторожно приоткрыл соседнюю дверь, и в нос мне тут же ударил густой запах немытого тела, совсем не похожий на то благоухание, которое я вкушал здесь ночью, принюхиваясь к волосам и коже моей возлюбленной. Теперь же в купе ехала цыганская семья численностью не менее восьми человек, разместившаяся в целях экономии по двое и по трое на одной полке. Наши подруги, видимо сошли под утро, не попрощавшись, и в душе я поблагодарил их за это. Не следовало произносить лишних слов, не стоило давать невыполнимых обещаний и никчемной церемонией прощания подводить черту под прекрасным, полным поэзии, почти фантастическим событием, которое теперь осталось как бы незавершенным и, следовательно, не уходило в печальную область прошлого. Недаром я и доселе так живо помню темно-рыжие волосы, тронутый чуть заметной усмешкой чувственный рот и странно внимательные глаза цвета льда или талых вод, журчащих в снегу...
Впрочем, не буду отвлекаться - посмотрев на свои часы и дойдя до висевшего возле вагонной печки расписания, я установил, что мы вскоре прибудем в город N. О том же возвестила и проводница, примчавшаяся в наше купе с требованием сдавать белье. Григорьев, сладко потягиваясь, промурлыкал в ответ:
Если ты не сдал белье,
То оно уже твое...

2
"Но-но!"- возмутилась проводница. Степанцов поддержал ее:
Если ты не сдал белье,
То, по сути, ты жулье...
Евгений, даже будучи внезапно разбужен, поднялся по-военному быстро и даже успел принести чаю. Кое-как собрались и поэты. Рассевшись вокруг столика и осторожно прихлебывая горячий чай, мои друзья начали обсуждать ночные события. Я слушал их вполуха, погрузившись в воспоминания и мечтательно улыбаясь. Когда ко мне пристали с требованиями рассказать, как все было, я лишь загадочно покачал головой, не переставая улыбаться. "Но откройте хотя бы - были вы счастливы? Не томите!.."- воскликнул Степанцов. "Я скажу по-другому, а вы уж понимайте это как знаете,- заявил я. - В минувшую ночь я ощутил себя огромным пауком, охватившим своими тенетами весь мир, Сверхпауком, Мировым Пауком, и в моих объятиях трепетала, словно муха, сама Мировая Женственность. Вот и все, а теперь можете пытать меня, жечь огнем - я все равно больше ничего не скажу". Мои товарищи озадаченно переглянулись, а затем внимательно посмотрели на меня, словно пытаясь определить, не спятил ли я за ночь. "Н-да... Сказано уже немало",- заметил Григорьев. "Умному достаточно",- согласился с ним Степанцов. Евгений взглянул в окно и деловито скомандовал:"Пора, господа, пора,- на выход!"
Вскоре вслед за Евгением мы уже семенили через привокзальную площадь города N, направляясь к гостинице, где принимающая сторона забронировала для нас номера. Стараясь забыть о тяжести сумок, оттягивавших руки, я с удовольствием отметил благородство старинной провинциальной архитектуры - этим свойством отличались несколько высившихся поблизости церквей и большинство составлявших главную улицу светских зданий - за исключением нескольких строений в стиле "сталинский ампир", столь же помпезных, сколь и безвкусных. "Не отставайте, тут все неподалеку",- подбадривал нас Евгений,

3
понимая, что после бурной ночи нам не под силу перетаскивать тяжести на дальние расстояния. Внезапно он остановился. Мы последовали его примеру, поставив сумки на тротуар и вынуждая многочисленных прохожих с ворчанием огибать нашу группу. Евгений стоял перед старушками, сидевшими со своим нехитрым товаром на ящиках в нише стены, и обводил строгими очамии сальце, капустку, петрушечку, соленые огурчики и самих старушек. Под его пронизывающим взором старушки съежились и глубже ушли в свои шали и потертые пальто. Видимо, они заподозрили в нашем друге переодетого милиционера и решили, что сейчас у них будут вымогать деньги. "Так, сколько стоит?..- сурово спросил Евгений, указывая на сало. - Так, а это?.. А э
то?.. Петрушка с радиацией?.. Точно нет? Я проверю... Сало с чесноком? Как нет? Почему? А чеснок отдельно есть? Давайте... Пакет есть? Хорошо, беру все". Через несколько секунд ошарашенные торговки остались без товара: Евгений разом скупил у них все подчистую. Старушки принялись пересчитывать дневную выручку, честно уплаченную странным покупателем. Евгений пояснил:"Не годится заставлять старых женщин целый день торчать на морозе. Следует изыскать средства с тем, чтобы избавить их от такой необходимости. Верно? Вижу, что вы со мной согласны. Но тогда возникает другой вопрос: где взять доброй водки и где устроить маленький той, совместив его с осмотром города? Впрочем, для начала предлагаю дойти до гостиницы и оставить там вещи".
Заезд в гостиницу под ностальгическим названием "Советская" прошел без приключений, если не считать того, что девушка, оформлявшая документы в вестибюле за стойкой, узнала Степанцова и вперила в него обожающий взор густо накрашенных глаз. "Вот она, слава,- сказал в лифте заметивший это Григорьев. - Все же приятно, Вадим, а?" - "Возможно,- ответил за Вадима Евгений,- но я полагаю, что эта особа относится к числу цивилизованных дикарей, обожествляющих телевизор. А вот если бы Степанцов продолжал писать нетленные стихи, но не

4
появлялся при этом на телеэкране, эта цаца не дала бы ему и корочки хлебца". Степанцов со вздохом признал правоту нашего друга.
Евгений забронировал номер люкс, который должен был служить местом наших собраний. На каждого из поэтов приходилось, кроме того, по одноместному номеру. Обстановка всех номеров отличалась удручающей казенностью, однако повсюду царила чистота, и это подкупало. Приняв душ и переодевшись, мы встретились у Евгения в люксе. "Черт побери, у меня сливной бачок в нужнике не работает,- пожаловался наш вожатый. - Как только я это обнаружил, так сразу позвонил и вызвал сантехника, но с тех пор прошел уже час, а его все нет. Мне сказали, что он, видите ли, куда-то ушел". - "Ужасная расхлябанность!"- горячо воскликнул я. Мне была невыносима самая мысль о том, что наш руководитель может в поездке с нами испытывать унизительные бытовые неудобства. "Патриархальные нравы",- примирительным тоном заметил Степанцов. "Я знаю, что такое сломанный бачок,- заявил Евгений. - Очень скоро тут будет не продохнуть. Ладно, давайте пройдемся по городу, нагуляем аппетит, а к нашему возвращению, надеюсь, все уже исправят". Когда мы, спустившись, проходили через вестибюль, Евгений осведомился у девушки за стойкой, не сводившей коровьих глаз со Степанцова:"Ну что, не всплыл ваш водяной?" - "Что?" - "Сантехник, говорю, не появлялся?" - "Нет еще". - "Но когда он придет, вы ему скажете про нашу беду?" - "Скажу",- тупо ответила девушка. Евгений что-то злобно проворчал себе под нос, и мы вышли на главную улицу города N. Выяснилось, что неподалеку находится картинная галерея, куда мы сразу же и направились. Не буду рассказывать о том, что мы там увидели, дабы не делать эту новеллу похожей на путеводитель,- скажу только, что картинные галереи русской провинции неизменно поражают меня высоким художественным уровнем своих собраний. Мы провели в музее неожиданно много времени - впрочем, спешить нам было некуда, ведь выступать предстояло лишь вечером следующего дня.

5
Общение с прекрасным произвело на меня свое обычное действие в виде некоего сладкого беспокойства, переполняющего все мое существо и претворяющегося по выходе из храма искусства в желание выпить и закусить (впрочем, нам и без всяких возвышенных впечатлений давно следовало подкрепиться с дороги). Мы зашли в магазин и нагрузились различными припасами, в числе которых особо выделю фигурную бутыль водки "N-ская", выполненную в виде веселого карлика (впоследствии выяснилось, что это местный губернатор). Не успели мы, вернувшись, вступить в вестибюль гостиницы, как Евгений грозно обратился к девице за стойкой:"Ну что, приходил сантехник?" - "Нет",- вяло ответила та, устремляя на Степанцова покорный взгляд жертвенного животного. "А как вы вообще его вызываете?- поинтересовался Евгений. - У вас ведь наверняка есть такая тетрадочка для заявок, в которой вы пишете, где какая поломка случилась. Вот вы, к примеру, отошли чайку попить, а тут пришел сантехник, открыл тетрадочку и видит, что ему надо у нас бачок починить..." - "Есть тетрадочка?!"- гаркнул внезапно Степанцов с доброй улыбкой, характерной для тиранов и серийных убийц. "Да",- пролепетала девушка. Я перехватил ее косой взгляд и увидел общую тетрадь, на обложке которой было написано "Заявки сантехникам". Перегнувшись через стойку, я схватил тетрадь и сообщил девице:"Мы сейчас сами ему заявочку напишем".
Три поэта расселись в креслах у стоявшего в вестибюле журнального столика, затененного разросшимися фикусами и араукариями. От стойки доносилось бормотание Евгения:"Это же вам не плебеи какие-нибудь,- это артисты! Разве можно заставлять их жить среди миазмов? У них и так жизнь нелегкая, они за нас за всех душой болеют,- и за вас, между прочим, милая девушка, и за сантехника вашего! На износ живут, горят, можно сказать, с двух концов..." Тем временем я пролистал тетрадь до конца записей и подумал:"Вот дрянь, так ничего и не написала про нашу поломку. Ну ничего, мы это дело исправим". Я вывел крупными

6
буквами на чистом листе:"Жалоба на сантехника" и, задумавшись на минуту, принялся затем бойко строчить. Друзья следили за тем, что я пишу:
Уж лучше б я ребенком помер,
Чем жить в убожестве таком!
Какая пытка, если номер
Снабжен поломанным бачком!

Какой, скажите, это отдых,
Коль надо вроде дурачка
Плескаться в туалетных водах,
Взяв на себя труды бачка?!
Следующее четверостишие продиктовал мне Григорьев:
Мы чувствуем: сантехник рядом
И с кем-то делает чок-чок,
А номер переполнен смрадом
И безмятежно спит бачок.
Я продолжал:
В сегодняшних безмерных муках
Сколь память прошлого горька
О безмятежных сладких звуках
Работающего бачка!

Какая же потребна сила,
Какой необходим толчок,
Чтоб снова влага оросила
Иссохший мертвенно бачок?
Задав на бумаге этот риторический вопрос, я выжидательно посмотрел на Степанцова, и тот заключил:


7
Сантехник - небольшая птица,
А вот уперся, как бычок,
И мысль невольно зародится:
Быть может, дать на коньячок?

Похоже, здесь нельзя скупиться,
И лишь с походом в кабачок
Вода начнет, как прежде, литься,
И он воскреснет, наш бачок!
Девица с которой беседовал Евгений, никак не реагировала на его слова и лишь продолжала с тупым вожделением рептилии таращиться на Степанцова. Однако тот, погрузившись в сочинение жалобы, не обращал на нее никакого внимания. Видимо, поэтому девица затаила злобу и гнусно оживилась при появлении в вестибюле милиционера, обходившего свою территорию. "А вон те,- мстительно заявила девица,- у меня тетрадь для заявок украли и что-то в ней пишут". "То есть как - "что-то"?- возмутился Евгений. - Жалобу пишут на вашего сантехника. Это, между прочим, люди не простые, а поэты из Москвы, но тут всем наплевать на их нужды..." "Так, почему хулиганите?"- сурово перебил Евгения милиционер. "И музыку заводят нехорошую",- добавила девица. Григорьев действительно включил магнитофон, который повсюду таскал с собой, и оттуда понеслись жизнерадостные куплеты:
Я парень активный,
Я вовсе не тюфяк,
Но иногда бывает,
В натуре, нестояк...
То была песня "Нестояк" из нового альбома Григорьева "Сухостой". "Так, документики ваши попрошу",- обращаясь к Евгению, потребовал милиционер, почуявший возможность поживы. "Документики тебе?- скрипнув зубами, ласково процедил Евгений. - Сейчас..." Он

8
впился взглядом в глаза служивого, и через несколько секунд лицо милиционера приобрело выражение религиозного фанатизма. Блюститель порядка начал переминаться с ноги на ногу, словно пьяный, пытающийся сохранить равновесие. "Вот мой документ!- рявкнул Евгений и резким движением поднес к носу милиционера раскрытую красную книжицу. - Понял, червь, с кем связался?" - "Так точно, понял, товарищ маршал",- с трудом ворочая языком, произнес милиционер и попытался стать по стойке "смирно". "Тамбовский волк тебе товарищ,- презрительно парировал Евгений. - А ну-ка на пол и двести отжиманий! И не филонить у меня, а то заставлю по новой повторить". И девица из-за стойки, и мы из-за стола, онемев от изумления, взирали на позор блюстителя порядка, машинально считая отжимания. "Ладно, идем, пора перекусить чем Бог послал",- сказал Евгений. Мы молча поднялись и последовали за ним, по дороге положив тетрадку на стойку перед девицей и осторожно обойдя милиционера, продолжавшего старательно пыхтеть на полу. "Как это у вас получилось?"- почтительным шепотом спросил Григорьев уже в лифте. "Ничего сложного,- улыбнулся Евгений. - Просто надо настроиться на внутреннюю волну объекта - в данном случае этого жалкого сбира". "А-а",- понятливо закивали мы. "Ну хорошо,- не унимался Григорьев,- а что за документ вы ему показали?" - "Вот, пожалуйста",- пожал плечами Евгений, извлекая документ. Мы уставились на вытисненные золотом буквы:"Всероссийское общество любителей железных дорог". "И только-то?- удивился Степанцов. - У меня тоже такое есть". "И у меня",- добавил я. "Важно не то, что есть у нас, а то, что видит в этом объект",- веско сказал Евгений, и мы умолкли, задумавшись. В "люксе" Евгения мы сноровисто разложили закуски на столике в гостиной, разлили водку по рюмкам, и Григорьев произнес тост:"За прекрасного человека Евгения Грацианова, которого я смело могу назвать хозяином нашего застолья. Ведь без него не состоялась бы и наша поездка. Кроме того, разве не трогательна постоянная забота

9
Евгения о нашем гениальном друге?!"- и Григорьев показал на меня. Далее оратор скатился к самой грубой лести, называя Евгения "супергераклом" и "мегачеловеком". Подозреваю, что Константэн хотел подольститься к Евгению, будучи слегка напуган его паранормальными способностями. Наконец мы выпили и по достоинству оценили местную элитную водку. "Браво, коротышка",- одобрительно пощелкал Степанцов по голове стеклянного губернатора, и тот ответил нежным звоном, как бы предлагая выпить еще. С аппетитом поедая домашние закуски, мы продолжили обсуждение экспозиции картинной галереи, однако постепенно Евгений стал все чаще отвлекаться, прислушиваясь к музыке, лившейся из магнитофона. Наконец, когда он оборвал на середине собственную фразу, мы тоже умолкли и прислушались.
Штанишки сняв, в своей кроватке
Я занимаюсь сам с собой...-
самозабвенно распевал магнитофон голосом Григорьева. "Вижу, вас серьезно занимает эта тема, Константэн",- заметил Евгений. "Да! Да! - воскликнул Григорьев и покаянно свесил голову на грудь. - Очень не хватает тепла, понимания... Короче, очень хочется бабу". - "Григорьев, вы пошляк,- поморщился Степанцов. - Прямо словно Пеленягрэ слышу". - "Не будем так строги к товарищу,- возразил Евгений. - В конце концов, он находится среди своих и может обойтись без фарисейства". - "Я человек простой,- обрадовавшись поддержке, хвастливо заявил Григорьев. - Что думаю, то и говорю". - "А думаете вы известно о чем",- понимающе кивнул Степанцов. "Попрошу не путать лирического героя песни с ее автором",- ощетинился Григорьев. А магнитофон тем временем заливался:
Я знаю теплую пещерку,
Куда стремлюсь я всей душой...
"Н-да,- послушав с минуту, покачал головой Евгений и снял телефонную трубку. Набрав номер, он спросил: - Это салон "Милена"?

10
Хе-хе... Нельзя ли заказать на вечер четырех дам? В гостиницу "Советская", хе-хе... Почему такой веселый? А что ж, рыдать прикажете, если я красивых дам заказываю на вечер? Нет, смотреть мне не надо - скажите Милене, что звонил Евгений из Москвы, она знает, кого надо прислать. Часам к семи. Хорошо, договорились". - "Так что, сегодня вечером у нас будут девушки?!"- спросил Григорьев, еще не веря своему счастью. "И сегодня, и когда пожелаете,- спокойно ответил Евгений. - А до тех пор мы будем осматривать город". - "Прекрасно,- сказал Степанцов. - Предлагаю прокатиться по исторической части города на речном трамвайчике". Идея была единодушно одобрена, и мы вышли в коридор, где столкнулись с толстой усталой женщиной в форменном платье, шедшей нам навстречу. Судя по швабре в ее руках, это была уборщица. За ней плелся великовозрастный идиот в тельняшке, линялых тренировочных штанах и тапочках. Дыша шумно, как лошадь, идиот уныло канючил:"Даш, ну когда дашь? Сегодня дашь? Ну дай поебать, а?" Правая рука гостиничного приживала была засунута в штаны и он совершал ею красноречивые движения, не сводя воспаленного взгляда с туго обтянутых платьем ягодиц уборщицы. "Пристает, Дашенька?"- сочувственно осведомился Евгений, кивая на идиота. "Да нет, что вы, он безобидный,- сочувственно ответила женщина. - А я не Даша вообще-то - это его мужики научили так говорить. Он теперь всех так называет". - "Ну смотрите - если что, мы его мигом призовем к порядку",- пообещал Евгений. Затем мы спустились вниз, где обнаружили милиционера, в изнеможении раскинувшегося на диване. Девица за стойкой встретила нас затравленным взглядом. При виде Евгения милиционер попытался было принять строевую стойку, но Евгений скомандовал:"Вольно, отдыхайте",- и защитник правопорядка со счастливым вздохом вновь откинулся на подушки.
Живописными переулками мы вышли на набережную и у гранитной лестницы обнаружили речной трамвайчик, пришвартованный к маленькой

11
пристани. На трамвайчик как раз грузилась группа иностранных туристов, в которых по странному внешнему виду и по жизнерадостным выкрикам мы тотчас определили немцев. Мы сбежали вниз по ступеням и пристроились экскурсии в хвост. "Йяа, йяа, фройндшафт!"- решив поскорее освоиться, проблеял Степанцов, но сделал только хуже, поскольку местный экскурсовод, рослая крашеная блондинка с мужским лицом, услышав его неповторимый выговор, попыталась преградить нам дорогу по трапу со словами:"Корабль заарендован турфирмой". Я зловеще поинтересовался:"Значит, русскому человеку нельзя уже плыть по русской реке?" - "Спокойно, Андрей",- шепнул мне на ухо Евгений и с непостижимой скоростью затрещал по-немецки. Ему вторил Григорьев, имевший в школе по немецкому твердый кол,- правда, он свои тирады то и дело по привычке перемежал казахскими словами. Через минуту немцы дружелюбно нам заулыбались, а Евгений, приобняв мужественную экскурсоводку за талию, принялся интимно нашептывать ей что-то на ушко. Постепенно все переместились с трапа на борт судна. Заметив это, мы со Степанцовым начали отдавать концы и убирать трап, игнорируя стоявшего в нерешительности матроса. Раскрасневшаяся экскурсоводка увидела, что корабль отвалил от пристани, и махнула рукой на наше присутствие. Мы чинно раселись на скамейке, а вскоре к нам присоединился Евгений. "Хорошо ли вот так сразу покидать свою даму?"- с укором спросил Степанцов. "Я назначил ей свидание сегодня в семь у краеведческого музея",- сухо ответил Евгений. "Позвольте, позвольте, но ведь в семь к нам в гостиницу придут барышни",- забеспокоился Григорьев. "Что ж, значит, встреча у музея не состоится,- пожал плечами Евгений. - Как говорит заблудший Пеленягрэ, обманувший правдивее необманувшего, а обманутая мудрее необманутой. К тому же не забывайте о том, что до семи эта женщина будет счастлива". - "Вы напоминаете мне покойника Бардодыма,- с уважением произнес Степанцов. - Тот тоже на все был готов ради друзей".

12
Между тем трамвайчик неторопливо плыл мимо церквей, монастырей и прочих старинных зданий. Евгений, показывая рукой в разных направлениях, давал пояснения по-русски и по-немецки. Было ясно, что официальный гид с ним тягаться не может, и вскоре уже все экскурсанты слушали нашего редактора. Должен сказать, что его расказы о памятниках старины имели отчетливый эротический уклон: выходило, что чуть ли не каждое строение служило приютом плотского греха, причем, если верить Евгению, на этой скользкой стезе ни духовенство, ни дворянство, ни купечество города N не отставали друг от друга. Судя по тому, как краснели и смущенно прыскали белоликие немки и хитро переглядывались их упитанные спутники, комментарии Евгения на их родном языке отличались особой фривольностью. Экскурсоводка некоторое время пыталась вставлять свои пресные пояснения, но ее никто не слушал, и она в конце концов съежилась на своей скамейке и погрузилась в тупое молчание. Тем временем я прошелся по судну и под рубкой обнаружил буфет, где оказалось в наличии все необходимое для веселой поездки. Когда я вернулся к друзьям, нагруженный выпивкой и нехитрой закуской, они уже успели водрузить на столик перед нашей скамейкой прихваченную из гостиницы бутыль в виде веселого карлика и четыре граненых стакана, составлявших часть гостиничного имущества. Когда доставленные мною яства и напитки были в должном порядке размещены на столике, Евгений широким жестом указал на них ближайшим немкам и гаркнул:"Милости просим!" - "Йяа, йяа,- присоединился к нему Степанцов, любивший похвастать знанием языков. - Эссен-тринкен, шнель-шнель!" По моим наблюдениям, ни один немец никогда не откажется от дарового угощения, и это, безусловно, весьма разумно со стороны немцев. Вскоре у нашего столика с возбужденным гомоном скопилась вся экскурсия. Немцы без различия пола охотно выпивали, а уж закусывали так, словно их до этого не кормили целую неделю. "Какой здоровый аппетит у этих тевтонов!- восхитился Евгений. - Просто душа

13
радуется на них смотреть!" - "Да уж,- мрачно произнес я, неожиданно ощутив прилив пещерной ксенофобии. - С ними держи ухо востро, а то, глядишь, они и тебя самого сожрут". - "Ну зачем вы так, Андрей,- сказал Евгений укоризненно. - Мы ведь тоже европейцы, разве не так?" С этими словами он ласково обнял за талию одну особенно безобразную немку и поднес к ее устам стакан с водкой. "Выпей, уебище тевтонское",- с нежностью предложил он. "Was ist das Wort "уйобишше"?"- кокетливо улыбаясь, поинтересовалась экскурсантка. ""Уебище" das ist wie "ausgeschlossen Person""- не растерялся Евгений. Экскурсантка польщенно захихикала и лихо опрокинула водку в рот. Как и следовало ожидать, водка быстро кончилась, и богатые туристы начали выжидательно поглядывать на нас, не проявляя никаких поползновений продолжить веселье на свои деньги. "Вот жлобы,- прошипел я злобно. - Так и норовят сесть на хвост рускому человеку". - "Что ж, друг мой, такова наша извечная миссия",- высокопарно возразил Евгений. "Du liebst mir?"- невпопад обратилась к нему с вопросом экскурсантка, которую он продолжал обнимать. "Jawohl, naturlich,- механически ответил Евгений и продолжал, повернувшись ко мне: - Как бы то ни было, нехорошо бросать начатое дело на полпути. Не могли бы вы, Андрей, еще разок сходить в буфет?" - "Почему не мог бы? Мог бы",- проворчал я и, растолкав немцев, зашагал в указанном направлении, однако буфетчица с огорчением сообщила мне о том, что спиртное кончилось и у нее тоже. Эту неутешительную весть я принес Евгению. "Ладно,- беспечно сказал наш друг,- как выражаются сотрудники ГИБДД, будем что-то решать".
Как раз в эту минуту трамвайчик заплывал под мост. Мягко, но решительно высвободившись из объятий безобразной туристки, Евгений высоко подпрыгнул, ухватился за край моста, подтянулся и очутился наверху, на миг пропав из виду. Казалось, будто его подцепил на крючок и втянул на мост невидимый рыболов. Это стремительное

14
вознесение заставило бурно галдевших немцев умолкнуть и разинуть рты,- впрочем, и нас оно тоже удивило. Когда трамвайчик выплыл из-под моста, мы увидели Евгения уже на набережной, запруженной автомобилями. Он мчался к магазину под вывеской "Продукты", перепрыгивая через автомобили с азартными возгласами "Ать! Ать! Ать!" Немцы неотрывно следили за ним, пока он не скрылся за дверью магазина. "Оh, ja, ausgeschlossene Рerson!"- выдохнула с молитвенным выражением лица безобразная экскурсантка. Очередной мост надвигался на нас, но мы не замечали этого, ошарашенные необычайными действиями Евгения, приводившими на память былинных героев. Когда суденышко уже выдвигалось из тени моста на свет Божий, сверху раздались крики:"Platz! Platz! Место дайте, черти нерусские!" Толпившиеся на палубе немцы послушно расступились, и на освободившийся пятачок сверзился Евгений, нагруженный пакетами. Приземлился он, впрочем, мягко и даже устоял на ногах. Стряхнувшие оцепенение немцы разразились бурными аплодисментами. Когда овация закончилась и из пакетов были извлечены новые бутылки, Евгений поднял руку, требуя внимания, и заявил (разумеется, по-немецки): "Дорогие друзья! Вам выпало великое счастье плыть на одном судне с лучшими поэтами России, а следовательно, и всего мира. Чтобы вы не думали, будто я вас обманываю, я сейчас прочитаю вам свою поэму про осень". И, не давая туристам опомниться, наш друг начал читать (уже по-русски), бешено жестикулируя, подвывая и скрежеща зубами:
Тысячи вырванных глазных яблок
Бешено скачут, сталкиваясь с адамовыми яблоками и
разбиваясь,
Скелеты домов обрастают китовою плотью
И троятся их зубы, истекая зубами зубов,
Стремясь дотащиться туда, где над нужником реет угроза.
Верлибры лезут, как из лопнувшей задницы..."

15
Время от времени Евгений прерывал чтение, гостеприимно замечая:"Да вы пейте, пейте! Кушайте, гости дорогие!" - после чего продолжал читать. Я, конечно, ощутил могучую энергетику его поэмы, но, к стыду своему, смысла ее так и не уловил. Зато немцы, как то ни странно, по-видимому, все прекрасно поняли, так как по окончании чтения вновь устроили Евгению овацию. "Браво! Прима!"- вопили они с таким энтузиазмом, что прохожие на набережных кидались к ограждению берега и долго провожали удивленными взорами наш трамвайчик. Не знаю, как уж немцам удалось с ходу вникнуть в суть столь непростого произведения, да еще прочитанного на чужом для них языке. Недаром, выходит, немцы слывут на редкость смышлеными людьми. Не успел Евгений закончить чтение, как Григорьев, с явным нетерпением дожидавшийся этого момента, заявил:"Ну а сейчас я спою!" - и грянул "Дон-дигидон". За нею последовали "Шалула" (в дуэте со Степанцовым), "Шабдабудай" и "Шубдубидуб". Пел он, конечно, по-русски, однако язык песни (а также танца, поскольку во время пения Григорьев весело приплясывал), как известно, интернационален и не нуждается в переводе. Поэтому экскурсанты быстро поняли артиста и принялись подпевать ему, одновременно перенимая те танцевальные коленца, которые откалывал Григорьев. "И-эх! Жги!"- взвизгивали, хлопая в ладоши, мы со Степанцовым. Евгений на минуту отлучился в рубку, а вернувшись, шепнул нам:"Я договорился с капитаном - сейчас будет остановка, и мы сойдем. Здесь как раз недалеко до нашей гостиницы". - "Зачем сходить?- запротестовал Григорьев. - Я не хочу сходить! Здесь весело!" - "Там нам будет еще веселее,- успокоил его Евгений. Вы ведь сами просили девчонок? Так уже скоро пять часов, а нам еще до их приезда надо закупить продуктов, сервировать стол и вообще подготовиться..." - "Да чего там готовиться, это ж проститутки!- воскликнул Григорьев. - Как придут, мы сразу их в койку..." - "Как вам не стыдно, Константэн,- скорбно покачал головой Евгений. -

16
Ну пусть вы на миг забыли о том, что вы куртуазный маньерист, но ведь вы же еще и разумный человек. Если бы вы пустились ухаживать за этими девушками обычным идиотским образом, разве меньше денег вы бы на них затратили? А сколько сил, а нервов? Девушки милосердно избавляют вас от всего этого, а вы еще имеете дерзость смотреть на них как на вещь". - "Верно, верно,- сокрушенно закивал Григорьев. - Я возгордился, высоко вознес свой рог. Готов всемерно участвовать в сервировке стола для наших дам и вообще быть крайне галантным". - "Ну то-то",- с удовлетворением сказал Евгений и погрозил Григорьеву пальцем. Тем временем трамвайчик начал тормозить у очередной пристани. Веселившиеся немцы не замечали этого - они с гиканьем топотали по палубе, порой, пугая всю округу, пускали тирольские трели и осушали стаканы уже без всякого порядка. Вместе с ними скакал Степанцов, обнимаясь и целуясь то с одной немкой, то с другой. "Пошли!"- скомандовал Евгений, и сначала я, а за мной Григорьев перепрыгнули на пристань. Могучей рукой Евгений выдернул Степанцова из толпы танцующих, и тот неожиданно для самого себя очутился на пристани, где по инерции продолжал приплясывать. В следующий миг Евгений приземлился рядом с ним и крикнул капитану:"Отваливай!" Коричневая вода забурлила под винтом, и суденышко потянулось дальше по своему маршруту. Разгулявшиеся экскурсанты в большинстве своем не заметили нашего исчезновения. Только безобразная немка испустила горестный вопль и кинулась к борту, когда мы уже поднимались на набережную по гранитной лестнице. "Du liebst mir?!"- в отчаянии закричала бедняжка нам вслед, и, клянусь, в тот миг она была прелестна. "Йяа, йяа!"- хором заголосили мы и махали руками до тех пор, пока шумный кораблик не скрылся за поворотом русла. После этого мы направились на центральный рынок, поскольку Евгений с гневом отверг малодушное предложение заказать еду в гостиничном ресторане. С рынка, нагруженные покупками, мы проследовали в гостиницу.

17
Войдя в вестибюль, мы увидели рядом с привычной девицей щуплого молодого человека, сидевшего с крайне огорченным видом. При нашем появлении девица что-то ему шепнула, он вскочил и бросился к нам с криком:"Это я - сантехник!" - "Рады за вас, милейший",- сухо ответил Евгений. "Я починил ваш бачок!"- воскликнул сантехник с ноткой отчаяния в голосе. "Давно пора",- отвечал Евгений, по-прежнему без всяких эмоций. "Ребята, ну что ж вы меня не подождали?- с горечью спросил сантехник, так и не дождавшись бурных изъявлений благодарности с нашей стороны. - Написали про меня какую-то байду, тут все ее читают... Что ж вы так?" - "Во-первых, это не байда, а стихи, милейший,- в ваши годы пора бы уже видеть разницу,- наставительно заметил Евгений. - А во-вторых, с чего вы взяли, будто почтенные люди будут терпеливо вдыхать вонь, пока вы где-то гуляете? Учтите, если это повторится, то над вами не только вся гостиница - весь город смеяться будет. Перед этими людьми,- тут Евгений картинным жестом показал на нас,- президенты трепещут, а вы вздумали с ними шутки шутить..." Отстранив с дороги удрученного сантехника, Евгений двинулся к лифту, и мы зашагали за ним, слыша за спиной обиженное бормотание:"Что ж вы так... Подождали бы... Зря вы так..." - "Ничего, ничего,- заметив на наших лицах жалость, сказал нам в лифте Евгений. - С народом надо построже, иначе он живо на шею сядет". - "Пожалуй, это верно",- глубокомысленно подтвердил Степанцов.
Наскоро приведя себя в порядок, мы затем общими усилиями сервировали стол в номере Евгения, красиво расположив на скатерти приобретенные на рынке яства и напитки. Затем мы расселись в креслах вокруг накрытого стола и стали ждать, пуская слюнки и поминутно поглядывая на большие напольные часы в форме президента Путина. Циферблат и механизм находились у этого изделия там, где у живого президента, надо полагать, находится сердце. Ниже, на месте утробы, помещался бар-холодильник, в котором дожидалась своего часа

18
резервная выпивка. Нами овладело предчувствие чего-то необычайного - скрывая волнение, мы вяло перебрасывались словами и подскочили в креслах, когда наконец раздался звонок в дверь. Однако когда я открыл, то на пороге передо мной предстал всего лишь давешний идиот. Некоторое время он подозрительно вглядывался в меня. "Если он меня спросит "Даш, когда дашь", дам ему в глаз",- решил я, однако идиот, видимо, уловил в моем молчании угрозу и молча побрел в сторону той подсобки на этаже, где он обычно ютился. Не успел я закрыть за ним дверь, как услышал лязг остановившегося лифта и понял, что дамы идут к нам, поскольку коридор огласился восторженными воплями идиота:"Даш, когда дашь?!" Дурачок так и увязался за нашими гостьями - мы сделали попытку выгнать его, покуда все теснились в прихожей, но дамы воспротивились:"Пусть остается! Он такой смешной!" Благодарность идиота была безграничной: когда все раселись за столом, он прикорнул на полу у ног самой крупной из девушек - как я заметил, ему вообще нравились крупные женщины,- положил голову ей на колени и замер, прикрыв глаза, с выражением неземного блаженства на лице. Добрая девушка время от времени утирала ему слюни салфеткой. Тогда идиот открывал глаза и умоляюще шептал:"Даш, ну когда дашь?" - "Спи, спи, сладкий",- отвечала девушка, и страдалец с мечтательной улыбкой снова засыпал. Все девушки показались мне красавицами - возможно, из-за того, что я был романтически настроен в тот день. Однако и сейчас, по прошествии немалого времени, мне кажется, что то первое впечатление соответствовало действительности и каждая из девушек отвечала определенному типу красавицы: крупная статная северянка с роскошными волосами цвета меда, пепельная шатенка с задорной улыбкой, словно явившаяся к нам прямиком с парижских бульваров, брюнетка, живая как ртуть, со вздернутым носиком и сверкающими глазами, и еще одна блондинка с волосами, скромно собранными в пучок на очаровательной головке, с улыбкой, притаившейся где-то в уголках глаз, и с

19
ямочками на румяных щеках. На коленях у первой блондинки покоилась всклокоченная голова нашего неразумного гостя. Конечно, в воспоминаниях все представляется нам приукрашенным, но ведь сердце не обманешь, а оно в тот вечер бурно билось от любви ко всем четверым. Поскольку любовь с первого взгляда не вырастает на пустом месте, то, следовательно, девушки и впрямь были хороши - недаром Степанцов показал Евгению из-за моей спины большой палец, а Евгений в ответ самодовольно покивал головой. Затем он поочередно расцеловался со всеми четырьмя красотками и перезнакомил участников застолья, не пожалев похвальных слов в наш адрес. Величественная красавица с медовыми волосами внимательно посмотрела на нас и промолвила:"Вы знаменитости, вам бы с каким-нибудь артистками время проводить..." - "Позвольте, а чем же вы хуже?"- удивился я. "А мы гулящие",- напрямик брякнула брюнетка. "И по телевизору нас не показывают",- вздохнула шатенка. "Не прибедняйтесь,- заметил Евгений сухо. - Это сейчас в силу всеобщего оглупления вас могут называть разными грубыми словами, а в старину называли бы девушками для радости. Вы даете нам радость и при этом не выматываете из нас душу, как непременно поступили бы те же артистки. Внося в нашу жизнь радость, вы тем самым вносите в нее и смысл, а значит, не на словах, а на деле решаете главную философскую проблему человеческого существования. Впрочем, я ошибся: главное, девчонки, состоит в том, что я чертовски вас люблю, люблю без всяких рассуждений, а ведь если женщина умеет внушить мужчине любовь к себе и не вызвать потом у него разочарования, то она, безусловно, достойна этой любви, каков бы ни был род ее занятий". - "Да, и если среди дам вашего цеха и попадаются неприятные личности, то среди литераторов их куда больше,- добавил я. - Надеюсь, вы не будете заранее осуждать нас лишь потому, что в литературу пролезли разные уроды?" - "Ну что вы,- ласково пропела блондинка с ямочками. - Наоборот, мы вас давно уже заочно полюбили. Женя много о вас рассказывал, и все только

20
хорошее. И стихи ваши мы тоже очень любим. Может, почитаете что-нибудь новенькое?"
Давно не читал я стихов с таким увлечением, как в тот вечер. Этому способствовали и наши гостьи - в нужных местах они притихали от страха, к месту смеялись, замечания их были разумны, но вместе с тем лишены того постоянного стремления подчеркнуть свою незаурядность, которое придает даже самым отвлеченным высказываниям московских богемных дам несколько истероидный характер. Понятно, что в таком прекрасном обществе нам и пилось легко. В промежутках между цветистыми тостами мы рассказывали девушкам о художествах Пеленягрэ и других комических фигур московской богемы. Девушки ахали, смеялись, ужасались и постепенно становились все более соблазнительными. Видимо, поэтому Григорьев, осушив очередной стаканчик, неожиданно предложил:"Ну что, споем?" - и, не давая никому опомниться, затянул весьма рискованный романс из своего альбома "Сухостой", украшая пение неслыханными фиоритурами:
Когда с тобой в постельке мы шалим,
Подобна ты прохладному ручью,
Где ловко проникает мой налим
В пещерку потаенную твою...
Григорьев задушевно выводил свои рулады, прикрыв глаза, как глухарь на току, и нисколько не интересуясь реакцией общества. Впрочем, реакция была явно одобрительной, особенно со стороны девушек. Завидуя успеху товарища, мы со Степанцовым воскликнули в один голос:"Это очень легкомысленная песня, Константэн!" - "Ну и что?- приоткрыв на минуту глаза, возразил Григорьев. - Зато в ней сплошной позитив. А некоторые пишут такие стихи, что хочется повеситься". И Григорьев вновь защебетал:
Когда в постельке нежусь я с тобой,
То я хочу всегда с тобой дружить.

21
Друг друга мы спешим наперебой
В постельке поудобней уложить...
"Очень уж прытки эти молодые, сразу норовят перейти к делу,- желчно заметил Степанцов. - Мы в наше время были скромнее". Григорьев не обратил внимания на его слова и продолжал распевать, по всем признакам получая от собственного пения живейшее удовольствие. Раздосадованный Степанцов улучил момент, когда Григорьев прервался, дабы промочить горло, и, скороговоркой сделав объявление, тут же затянул скрипучим басом свой недавний хит "Прям с ходу - хвать" с припевом на стихи Григорьева. Жизнерадостный рык Степанцова заполнял номер, в окнах дрожали стекла, и казалось, будто и в жизни все должно происходить так же просто и честно, как в этой песне. Атмосфера вседозволенности мало-помалу сгущалась. "А почему Андрей не поет?"- кокетливо поглядывая на меня, поинтересовались девушки. "Он поет вообще-то,- сообщил Евгений. - Видимо, стесняется". Я долго отнекивался, ссылаясь на то, что после таких музыкальных монстров, как Степанцов и Григорьев, мое пение будет выглядеть жалким, но меня принялись тормошить, щипать, щекотать, и в итоге мне все же пришлось спеть - сначала печальную балладу "Молодая маньячка", а потом - уже в жестких ритмах - народный рок-н-ролл "А на могиле старый череп чинно гнил". Не хочу хвастаться, но при звуках этой последней композиции даже такой искушенный ценитель, как Григорьев, возвращаясь из туалета, не дошел до стола и пустился в пляс. При этом он разительно напоминал тех медведей, которых водят по рынкам цыгане. Возможно, я слишком громко пел, возможно, Григорьев слишком тяжко топал, но в дверь неожиданно постучали, и сварливый женский голос завопил:"Выключите музыку! Хватит хулиганить! Покоя нету!" Идиоту этот голос, видимо, показался знакомым, потому что он вдруг вскочил, подбежал к двери и гаркнул:"Даш! Когда дашь?!" - а потом в ожидании ответа приложил к двери ухо. "Тьфу!"- послышалось из коридора, и

22
мегера затопала прочь, матерясь и угрожая вызвать милицию. "Сами больше шумите!"- нарочито противным голосом пропищал Григорьев в замочную скважину. Девушки угостили идиота вином, а потом, чтобы не мешал, уложили его на диван со словами:"Спи, сладенький". Тот послушно закрыл глаза и вскоре мерно засопел. Похоже, шум нисколько не тревожил его, если только не задевал каких-то таинственных чувствительных струн в его простой душе. "А давайте играть в жмурки!"- предложил Григорьев. Ему явно хотелось большей близости с девушками, но как ее поскорее достичь, он не знал. Впрочем, его предложение было поддержано, и Степанцов, вспомнив детство, затараторил:
За морями, за горами
Стоит жопа с пирогами.
Жопа, жопочка, дружок,
Сколько стоит пирожок?
Водить в результате выпало Григорьеву. Он не проявил никакого неудовольствия, так как рассчитывал, что вскоре сможет потискать в своих объятиях какую-нибудь зазевавшуюся прелестницу. Однако не тут-то было: девушки с визгом и хихиканьем уворачивались от его растопыренных лап, а мужская часть общества просто вскарабкалась на огромный платяной шкаф и, кое-как разместившись там, наблюдала сверху, как Григорьев вперевалку рыщет по комнате, хватая в объятия пустоту и сокрушая попадавшуюся на пути мебель (бьющиеся предметы девушки, к счастью, убрали, хотя и не все - то один, то другой из них напоминал о себе жалобным звоном, разбиваясь об пол и хрустя затем под тяжелыми ботинками поэта). Наконец, налетев с размаху на диван, Григорьев разбудил идиота, и тот, увидев раскрытые объятия, ринулся им навстречу с радостным воплем:"Даш! Когда дашь?!" Григорьев, обманутый в своих лучших ожиданиях, в свою очередь завопил от ужаса, сорвал повязку и, с трудом вырвавшись из цепких рук безумного

23
приставалы, загородился от него креслом. "Спасите!"- вскрикнул он жалобно, в то же время ловко орудуя креслом и своими движениями напоминая хоккейного вратаря. "Сдается мне, Константэн, что вы не впервые в такой ситуации",- хладнокровно заметил я со шкафа. "Главное - не паниковать! Он скоро выдохнется",- посоветовал Степанцов. "Хватит болтать! Спасайте!"- взвыл Григорьев. Переглянувшись, мы попрыгали со шкафа и с немалым трудом скрутили идиота. "Ах ты безобразник! Будешь еще? Будешь? Будешь?"- принялись девушки щекотать его и дергать за уши. "Не-е!"- со счастливым смехом промычал идиот. "Ну конечно, это он сейчас такой шелковый,- злобно сказал Григорьев. - А отпустите его, и он опять за свое... Короче, предлагаю его выгнать". - "Костик, не злись!- закричали девушки. - Мы тебя защитим! Лучше спой!" В руках Евгения откуда-то появился баян, на котором наш редактор жизни тут же заиграл какую-то чертовски знакомую мелодию - никто так и не смог вспомнить, как она называется, однако все, услышав ее, испытали острое желание выпить. "Дамы и господа!- забыв о пережитой обиде, завопил Григорьев. - Мы безобразно трезвы!" Полные стаканы со звоном сдвинулись над столом. Евгений провозгласил тост:"За присутствующих здесь среди нас трех лучших представителей мировой поэзии!" - и залпом осушил свой стакан. Все остальные не замедлили последовать его примеру: мы, поэты, смущаясь от похвалы, а дамы с огромным энтузиазмом. Промочив горло, Евгений и дамы начали под баян перебрасываться частушками, которых они, судя по всему, знали несметное множество. Одна из частушек запомнилась мне своим восторженно-благочестивым настроением:
Я жену себе нашел
На Кольском полуострове:
Сиськи есть и жопа есть -
Слава тебе, Господи!
"Да, надо все в жизни принимать как неожиданный дар, следуя примеру

24
безымянного автора этой частушки,- размышлял я, между тем как девушки увлекали меня в пляс. - Только такой взгляд на жизнь может сделать человека счастливым". Девушки, словно павы, проплывали в разных направлениях по комнате, не переставая распевать частушки, мы, поэты, вертелись вокруг них, дробно топоча, гикая и приседая, а Евгений продолжал неутомимо наяривать на баяне. Переливы баяна, топот, взвизги, взрывы хохота создавали, вероятно, некоторый шум, поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что через некоторое время в дверь забарабанили вновь. Танец прервался и стало чуть потише, благодаря чему голос из-за двери, на сей раз мужской, прозвучал весьма внятно:"Открывайте, милиция!" Евгений потряс лежавшего на диване идиота за плечо, и когда тот открыл глаза, сообщил:"Там Даша к тебе пришла". Идиот сорвался с дивана, подбежал к двери и спросил с надеждой:"Дашь поебать?" Человека по ту сторону двери этот вопрос явно взбесил, поскольку в дверь замолотили кулаком с такой силой, что с потолка посыпалась штукатурка. "Прекратите дубасить в нашу дверь своими кулачищами!"- крикнула с негодованием брюнетка. Под переборы баяна Евгений спел подходившую к случаю частушку:
На горе стоит точило,
А в точиле пятачок.
Обезьянка хуй дрочила
В свой мохнатый кулачок...
Из коридора послышалось рычание разъяренных хищников, и вслед за тем незримый недруг врезался в дверь всем своим весом. Та затрещала, но все же устояла, будучи построена со сталинской основательностью. "Открывайте, вам говорят!"- проревел голос, изобличавший крайнюю степень ярости. В ответ была пропета другая частушка:
Говорят, что рот соленый
Только у минетчицы,
Говорят, что клитор сладкий

25
Лишь у диабетчицы...
"Щас вы у меня по-другому запоете!- бесновались в коридоре. - Выебу на хуй!" Евгений незамедлительно ответил, так что девушки зашлись от смеха:
Шел я лесом, видел чудо,
Чудо грелося у пня.
Не успел я оглянуться -
Чудо выебло меня.
"Вы у меня все будете сидеть!"- донесся яростный визг из коридора. Ответом явилась такая частушка:
Сидит милый на крыльце
С бородавкой на яйце.
Я ее приметила,
Когда его минетила...
Наш незримый враг понял наконец, что он невольно участвует в неком не совсем пристойном действе, и прекратил сыпать угрозами. Из коридора донеслись топот и голоса - видимо, к осаждающим подошла подмога. Вскоре за нашу дверь взялись уже всерьез - под мощными ударами она затряслась, от косяков стали отваливаться куски штукатурки. Однако и Евгений, и девушки по-прежнему сохраняли полнейшее хладнокровие. Похлопав по плечу идиота, который, восторженно хихикая, исполнял какой-то бесконечный хаотический танец, Евгений надел ему на плечи баян и показал, каким образом можно извлекать звуки. Идиот, как все люди его склада, был страстным издавателем звуков, и потому комната немедля огласилась нестройным ревом, пиликаньем и завыванием, в промежутках между которыми слышалось радостное уханье новоиспеченного музыканта. Евгений между тем распахнул окно в дождливую, расцвеченную туманными огнями ночь, и в комнату ворвался влажный шум большого города. После этого Евгений достал из чемодана снабженную карабином веревку (по-видимому,

26
деталь альпинистского снаряжения), а также зонтик. Пристегнув карабин к трубе отопления, Евгений швырнул веревку в окно, обернулся к нам и скомандовал:"Уходим!" Григорьев, растолкав всех, плюхнулся животом на подоконник, схватился за веревку и съехал по ней вниз с такой быстротой, что у него задымились штаны. За ним спускались девушки - по их неторопливости и по соленым шуткам, которые они отпускали, становилось ясно, что им приходилось бывать и не в таких переделках. Раскачиваясь на веревке над гулким колодцем двора, я на миг ощутил дурноту, тем более что голоса внизу звучали, казалось, на какой-то немыслимой глубине. Однако, вспомнив о мужестве наших дам и увидев над собою доброе лицо Евгения, высунувшегося из окна, я быстро взял себя в руки. В течение спуска меня немало развлекали разные забавные сценки в номерах гостиницы,- я вмдел все происходящее снаружи, минуя освещенные окна. В одном номере постоялец в маске вампира преследовал вопившую от ужаса нескладную девицу; в другом толстуха в кожаном исподнем поигрывала кнутом, высокомерно глядя сверху вниз на стоявшего перед ней на коленях худосочного очкарика; в третьем десятка полтора некрасивых голых людей обоего пола неуклюже водили хоровод вокруг стоявшего на стуле деревянного изваяния сатаны с огромным возбужденным фаллосом... "И только поэты всегда гонимы",- вздохнул я, в который раз сетуя на несправедливость мира. Тут я вздрогнул от неожиданности - вниз мимо меня плавно пролетело что-то большое и темное. Все же я успел разглядеть, что это Евгений, пользуясь зонтиком, планирует с высоты во двор. Вскоре его голос донесся уже снизу:"Осторожно, Андрей, осторожно... Не засматривайтесь в окна этого вертепа. В случае чего нам будет вас очень не хватать". Оказавшись на твердой земле,- точнее, на обледенелом асфальте,- я спросил нашего редактора, почему он избрал такой небезопасный способ отступления. "Хотел забрать с собой веревку,- объяснил Евгений. - в номере не должно остаться следов нашего бегства". - "А почему,

27
собственно?"- поинтересовался я. "Потому что мы сейчас туда вернемся,- просто ответил Евгений. - Зачем нам ночью отыскивать себе пристанище?" и наш редактор решительно зашагал к главному входу в гостиницу. Мы все не без некоторого трепета последовали за ним. Впрочем, в какой-то степени нас подбадривали звуки баяна, которые слышались из нашего номера. Это играл идиот, проявивший недюжинное музыкальное дарование. Во всяком случае, его музыка была не менее трогательна, чем музыка большинства авангардных композиторов. На углу мы посадили дам в такси, уговорившись на следующий день встретиться с ними на концерте. Стараясь не сбиваться с ноги, мы гордо продефилировали через вестибюль гостиницы, поднялись на свой этаж и, провожаемые удивленным взглядом дежурной, приблизились к нашему номеру, где застали картину штурма: наряд милиции, подстрекаемый кучкой гостиничных заправил, готовился высадить дверь. "Так, это что такое?!- грозно воскликнул Евгений. - Если это не грабеж, то по меньшей мере самоуправство. Что вам надо в нашем номере?" - "Товарищ маршал,- подскочил к Евгению давешний милиционер,- я им говорил, что это не вы... Я их удерживал... Просто там у вас кто-то заперся, играет на гармошке ("На баяне",- сухо поправил Евгений) и поет неприличные частушки. Я говорил, что это не вы, но они меня не слушают..." - и милиционер кивнул на гостиничных администраторов, с тупым вниманием прислушивавшихся к разговору. "Вот как?- хмыкнул Евгений. - А силу применить не пробовали, как положено защитнику правопорядка? Ну ладно, разберемся. Прошу всех отойти от двери".
Он открыл дверь своим ключом. Баян немедленно смолк, и на пороге вырос разгоряченный музицированием идиот. Он огляделся, заметил в сторонке дежурную по этажу и с радостным воплем:"Даш" Когда дашь?!" - устремился к ней. Дежурная пустилась наутек, но как-то вяло, и мне подумалось, что в этот вечер идиот непременно будет счастлив. "Ну так из-за чего весь шум?- с укором обратился Евгений к застывшим в

28
недоумении официальным лицам. - Просто этот малый нашел запасные ключи, которые вы везде разбрасываете, и влез к нам в номер, а там баян, ну он и распелся... А вы вместо того, чтобы дать одаренному ребенку возможность заниматься музыкой, устраиваете тут форменный погром. Да вы знаете, кто я такой? Знаете, кто эти люди? ("Знаем! Большие люди!"- тут же угодливо встрял давешний милиционер.) Мы здесь по личному приглашению представителя президента! - и Евгений потряс в воздухе мятой бумажкой, исписанной явно шизофреническим почерком. - Да я вас всех к нулю сведу, если подобное повторится! А ребенку прошу завтра же приобрести баян и хорошую одежду, а то мальчик у вас ходит в каких-то лохмотьях. В Москве через два месяца Всемирный фестиваль композиторов-идиотов под патронажем Игоря Крутого, так мы его туда вызовем". С этими словами Евгений вошел в номер и мы проследовали за ним. Особенно независимым видом отличался замыкавший шествие Григорьев: он приплясывал и напевал свою песню "Девушки-голубки, у них четыре губки", ставшую знаменитой благодаря скандальному фильму культового режиссера Пржикрживницкого "Человечность", где эта песня прозвучала. На пороге номера Григорьев как бы случайно шумно выпустил газы и, не извинившись, захлопнул за собой дверь, оставив озадаченных официальных лиц праздно стоять в коридоре. Некоторое время они напряженно прислушивались к происходящему в номере, однако там после нескольких взрывов беззаботного смеха все стихло. Тогда блюстители порядка удалились, тихо ступая по ковровым дорожкам, сохраняя угрюмое молчание и стараясь не глядеть друг на друга.

Глава 5 1

В местный театр эстрады мы прибыли за час до начала концерта - за нами заехали на автомобиле знакомые Евгения, шустрые молодые люди. В их голосах постоянно проскальзывали хвастливые нотки, характерные для новых хозяев жизни, однако к нам они обращались с преувеличенным почтением и любую нашу попытку сострить встречали восторженным смехом. Такое их поведение вселило в меня уверенность в успехе грядущего концерта: видимо, наша репутация в городе N поднялась на тот уровень, когда любую глупость, слетающую с уст кумира, публика склонна считать перлом вдохновения. А шуточки наши после гулянки, завершившейся лишь под утро, носили и впрямь несколько странный характер. Это, однако, ничуть нас не смущало - мы были веселы и вполне довольны собой, тем самым лишь добавляя себе авторитета в глазах окружающих. К нашему удивлению, уже за час до концерта вокруг театра наблюдались явные признаки ажиотажа. Под перекрестным огнем любопытствующих взглядов мы быстрым шагом пересекли фойе и по запутанным коридорам добрались до гримерной. Приведя себя в порядок, мы вышли в зал, намереваясь проверить микрофоны и вообще осмотреться, однако зал уже начал заполняться публикой, и дабы не мозолить ей глаза раньше времени, мы поскорее вернулись обратно в гримерную. Шустрых молодых людей Евгений поставил у входа в зал торговать нашими книгами, и то один, то другой из них время от времени врывался к нам и докладывал о происходящем. Судя по их волнению, обычно поэзоконцерты в городе N собирали куда меньше публики и не насыщали до такой степени электричеством атмосферу в Театре эстрады. Впрочем, никому и в голову не пришло бы выделить под чтение обычных стихов такой огромный зал - лишь наши скромные произведения удостоились в городе N столь выдающейся чести. Более того, ходившие по городу уже две недели слухи о приезжающих столичных штучках достигли ушей местной правящей элиты, среди которой самой пылкой нашей поклонницей

2
являлась юная жена губернатора, того самого веселого карлика, что велел изваять себя в виде водочной бутыли. Своим фанатизмом скучающая красавица заразила немалое число жен и подруг других высокопоставленных лиц,- точнее, эти женщины попросту побоялись прослыть отставшими от моды мещанками и тоже собрались на наш концерт. Буржуазную и бюрократическую элиты в жизни сближает не только взаимная выгода и принцип "рука руку моет",- сам способ существования этих людей, поразительно напоминающий симбиозы различных безмозглых низших организмов, предъявляет вполне определенные требования к духовному складу индивидуумов, рвущихся занять свое место в благоденствующем социальном слое. В наши дни вряд ли у кого-то еще сохранилась наивная убежденность в том, что в верхи буржуазного общества проникают только лучшие, одареннейшие особи, способные принести роду человеческому наибольшую пользу - жизнь наглядно продемонстрировала всем прекраснодушным адептам социального дарвинизма полную несостоятельность данной точки зрения. При этом почему-то именно на Руси представители общественной элиты выглядят особенно карикатурно, хотя никем вроде бы не доказано, что для вхождения в новорусскую руководящую прослойку надо непременно обладать животным эгоизмом, удручающим скудоумием, лживостью и криминальными наклонностями, а также общей человеческой мелкотравчатостью. Впрочем, здесь не место для экскурсов в область социальной психологии,- я лишь хочу заметить, что помимо прочих милых черт современным сильным мира сего присуще ярко выраженное стадное чувство, заставляющее их следовать в русле даже самых нелепых, но зато уверенно высказанных мнений. Понятно, что вес имеют исключительно мнения лиц "с положением", то есть наделенных либо большой властью, либо большими деньгами, а при нынешних порядках это практически одно и то же.
Итак, чтобы не показаться тупицами и ретроградами, представители

3
местной элиты, понукаемые своими женами, потянулись на наш концерт. По слухам, намеревался пожаловать даже сам губернатор, однако в последний момент его отвлекли срочные дела - один из спонсоров предвыборной кампании губернатора, незадолго перед тем укравший расположенный в областном центре нефтеперегонный завод (так я для краткости описываю процедуру приватизации, тем самым вполне отражая суть всех без исключения подобных процедур в российской промышленности),- так вот, спонсор губернатора никак не мог законным порядком зарегистрировать в Москве факт кражи завода, и потому губернатору как лицу подневольному пришлось вылететь в столицу. Забегая вперед, спешу успокоить читателя: объединенному влиянию двух таких тяжелых фигур столичные бюрократы противостоять не смогли и в конце концов вынуждены были оформить все как положено. Прочие же представители власти (как власти государства, так и власти капитала) прибыли на концерт в большом количестве и заняли лучшие места. Их мутные глаза составляли разительный контраст живым горящим взорам наших подлинных поклонников, воспринимавших долгожданный концерт любимых поэтов как подарок судьбы и пиршество духа. В дисгармонии с радостным оживлением зала находились также и торчавшие в боковых проходах многочисленные охранники с их одинаковыми галстуками, рациями в руках и физиономиями, лишенными всякого выражения. Наметанным взглядом я различал из-за кулис в гомонящем зале людей, явившихся с подарками для выступающих. Особенно заинтриговал меня плечистый молодой бородач с железной коробкой, в которой имелось решетчатое оконце. "Что бы это могло быть?"- гадал я. Вспомнилось, как на заре нашей славы нам подарили восемь живых котят и Григорьев затем бойко торговал ими на Арбате. Но в зале можно было видеть и злобные костистые лица в бериевских очках, со стиснутыми челюстями и маленькими пронзительными глазками. Таких типов я давно уже научился выделять из праздничной толпы - на все культурные мероприятия они

4
ходят с единственной целью: обнаружить в чужом творчестве безнравственность и строго ее осудить, причем прямо в ходе мероприятия и таким образом, чтобы максимально все испортить. Впрочем, подобные субъекты быстро поняли, что на наших концертах лучше держать свои эмоции при себе - Евгений и прочие наши поклонники, люди закаленные жизнью и весьма суровые, умели поставить на место всякого злопыхателя, при этом не слишком стесняясь в средствах. Однако присутствие начальства на всех ненавистников изящного действует вдохновляюще - так зловредная собачонка боится брехать, если рядом нет хозяина, зато уж в его присутствии прямо-таки заходится от лая, пусть даже хозяин бранит ее последними словами. Брань можно стерпеть - главное в том, что собачонка проявила свою приверженность идее порядка.
"Говорят, приперлись все столпы местного общества,- промолвил у меня над ухом Степанцов, тоже глядя в щелку кулис. - Надо бы читать что-нибудь побезобиднее". Я хмыкнул в знак согласия, поскольку подумал, что коли уж зритель заплатил деньги за билет, то наш концерт не должен его (зрителя) раздражать, каким бы тупым он (зритель) ни был. Такая логика, однако, имеет существенный изъян: бывают ведь и не тупые зрители, и уж они-то ждут от концерта чего угодно, но только не покоя и благолепия. Как правило, на наших представлениях данное противоречие разрешалось очень просто: среди восторженно внимающей публики нашим недоброжелателям приходилось волей-неволей превозмочь свой инквизиторский раж, подняться над собственной природной тупостью и научиться по примеру всех окружающих ведеть хорошее там, где прежде априори виделось только плохое. Из таких перековавшихся врагов впоследствии выходили самые фанатичные наши поклонники. Но, повторюсь, эти люди для успеха перековки должны почувствовать себя одинокими в чуждой среде, тогда как присутствие в зале начальства преисполняет их ощущением собственной силы и непререкаемой правоты.

5
Понимая это, я решил вести себя поосторожнее, дабы не получилось скандала, тем более что я с давних пор взял на себя жертвенную миссию выступать на наших концертах первым, расшевеливая неподатливую публику и задавая тон всему мероприятию. Следовательно, общая атмосфера на концерте в огромной степени зависела от меня - от того, что и как я буду читать, сумею ли добиться отклика от зала и каков будет этот отклик.
Однако стоило мне выйти на сцену и посмотреть на притихшую в ожидании публику, как все мои благие намерения мгновенно рассеялись. Сначала я поймал на себе несколько снисходительных взглядов из той части зала, в которой расположилось начальство. Эти взгляды как бы говорили:"Ну-ну, посмотрим, чем ты нас удивишь. Ты там старайся, а уж мы, так и быть, потерпим, поскучаем..." Глаза мои потемнели, на щеках ходуном заходили желваки, но через мгновение лицо мое расплылось в радостной улыбке - это я увидел в первом ряду наших вчерашних подруг, посылавших мне воздушные поцелуи. Все они были в весьма откровенных вечерних платьях (впрочем, в отличие от большинства высокопоставленных жен, им было что показать), а у их ног сидел и с любопытством взирал на меня аккуратно причесанный идиот в кургузом клетчатом пиджачке и при галстуке. Еще в тот момент я подумал, что всем своим обликом он очень напоминает нескольких хорошо мне знакомых малоизвестных поэтов. Удивительно, но этому моему наблюдению в самом скором времени суждено было блестяще подтвердиться. А пока, выйдя к микрофону, я отбросил все свои опасения и обрушил на зал стихи, полные горечи, гнева и презрения к власть предержащим. Публика поначалу притихла, ибо трусливый конформизм всех массовых действ постсоветского периода (не исключая и митингов оппозиции) успел войти в привычку, и столь бескомпромиссное выражение социального протеста
заставлялослушателейвздрагивать и пугливо озираться.Особенно поразило собравшихся то,что новая элита в моих стихах представала не зловещей,

6
коварной и необоримой силой, как в набивших оскомину причитаниях коммунистов, а в совершенно идиотском виде, значительно больше соответствовавшем действительности. Освоившись постепенно с таким нестандартным изображением общественной ситуации, простая публика оживилась, тогда как элитарная часть зала окаменела и превратилась в мрачный остров неподвижности и молчания в море смеха и аплодисментов. Вдобавок слушатели смекнули, что на их глазах вместе с ходом концерта назревает огромный скандал, и это пронизывало воздух зала дополнительным напряжением. Григорьев несколько разрядил эту предгрозовую атмосферу, прочитав свои стихи в стиле так называемого "сплошного позитива", то есть полные благостности, просветленности и почти религиозного восторга перед чудом бытия. Однако и во время его выступления очки ревнителей нравственности испускали угрожающие отблески, поскольку поэт не стеснялся с одинаковым умилением воспевать как невинные цветочки, пчелок и собачек (правда, порой превращая их в приапические символы), так и любезные его сердцу попойки и сексуальные игрища, которые, впрочем, в его изображении также выглядели совершенно естественно и потому невинно. Но именно это и приводило в ярость ревнителей нравственности: по их мнению, подобных материй позволительно касаться лишь для дальнейшего перехода к нравоучениям, суровому осуждению и анафеме. Молитвенное любование поэта некоторыми сторонами плотского человеческого бытия приводило в бешенство несчастных борцов за моральную чистоту. Они, однако, сдерживали свои чувства до тех пор, пока Григорьева у микрофона не сменил Степанцов. Последний нисколько не интересовался ни политикой, ни экономикой, зато очень любил изображать повседневную жизнь российского социума во всем ее неприкрашенном безобразии. Особенно удавались ему описания различных сексуальных уродств, с таким упоением насаждаемых новыми хозяевами жизни на терпеливой русской почве. Известно, однако, что нигде так не пекутся о внешних

7
приличиях, как в борделе - как бы в подтверждение этого правила в оловянных глазках внимавших нам важных персон на смену скуке пришло недоумение, которое теперь сменилось гневом. Однако мы, поймав кураж, и не думали останавливаться. Начав чтение по второму кругу, мы бросили в бой произведения не просто бунтарские или скандальные, но вдобавок изобиловавшие так называемой табуированной лексикой, а если выражаться понятно, то многоэтажными матюками. В течение какого-то времени концерт не перерастал в скандал лишь потому, что наши противники в зале жаждали узнать, какую еще крамолу мы для них приготовили, и, стремясь услышать побольше, сохраняли молчание, жадно впивая ушами все новые и новые возмутительные опусы. Однако когда время концерта стало истекать, наиболее заскорузлые реакционеры стряхнули с себя оцепенение. "Порнографы!"- перебил только начавшего читать очередное стихотворение Степанцова дребезжащий женский голос. Выкрик был столь пронзителен, что Степанцов смолк и мы все повернули головы к источнику этого отвратительного звука. Какая-то пожилая безвкусно одетая дама с мужским лицом, поднявшись с места и нервно поправляя очки, продолжала:"Стыд и позор!"- но тут же осеклась на полуслове, громко ойкнула и плюхнулась обратно в кресло. За ее спиной я увидел лицо Евгения, который, похоже, дал ей тычка в спину. Дама сделала попытку снова вскочить, но справа и слева на ее плечи опустились могучие руки и с необоримой силой вдавили ее в сиденье. Удивительно, но и справа, и слева от скандалистки тоже сидел Евгений. До меня донеслось зловещее шипение одного из трех Евгениев:"Сиди, дура старая, а то прибью..." Не успел я задуматься над тем, в самом ли деле нашему другу удалось настолько размножиться или же это просто обман зрения, как тут же заметил еще нескольких Евгениев в разных концах зала. Все они занимались полезным делом, то есть охлаждали пыл жалких ненавистников нашего таланта. Например, кучку субъектов, шумно вставших со своих мест и попытавшихся демонстративно покинуть

8
помещение, Евгении намертво заблокировали в узком проходе между рядами и подвергли всевозможным издевательствам. Со сцены эту расправу глумливо поощрял Степанцов. Когда одна из оскорбленных дам ринулась было по проходу в другую сторону, ей подставили ножку, и она с грохотом и лязгом врезалась головой в ту самую загадочную железную коробку, к которой я присматривался с самого начала концерта. Коробка открылась, и мне показалось, будто из нее что-то выскочило. В конце концов наши недоброжелатели покинули зал, но это был уже не гордый уход, а трусливое бегство. Подозреваю, что помимо всего прочего их напугало невероятное количество совершенно одинаковых противников, с которыми им пришлось столкнуться. А вдогонку им неслись раскаты голоса Степанцова, читавшего свою матерную "Историю с гимном". В этом произведении и политический лидер страны, то есть президент, и ее культурный лидер, то есть Алла Пугачева, описаны, как известно, с таким пренебрежением и цинизмом, что в головах растерявшихся отцов города окончательно оформилась мысль попросту позвать милицию. Самый молодой из местных руководителей поднялся с места, повернулся к боковому проходу и открыл рот, но внезапно вместо властного распоряжения издал бесодержательный вопль, запрыгал на одной ноге, а затем со стонами рухнул обратно в кресло. Другой руководитель, сидевший рядом, приподнялся, собираясь, видимо, прийти на помощь соседу, но вдруг тоже пронзительно завопил и плюхнулся на сиденье, высоко задрав ноги в дорогих туфлях. Руководители и их жены беспокойно зашевелились, нагнувшись и пытаясь высмотреть на полу сновавшее там кусачее существо, вырвавшееся на волю из железной коробки. Впрочем, в общей буре восторгов публики вся эта сцена прошла почти незамеченной. К тому же общее внимание привлекли крики наших подруг:"Местный поэт! Наш поэт! Пусть наш поэт почитает стихи!" И они вытолкнули на сцену идиота, который уверенно направился к микрофону. Григорьев, очень любивший, когда всякие нелепости вклинивались в

9
концертную программу, не растерялся и тут же объявил во второй микрофон:"А сейчас гордость этого прекрасного города талантливый поэт Николай Беспечный почитает нам свои новаторские стихи!" Публика встретила это объявление ревом восторга. Идиот расплылся в улыбке, зажмурился, почесал гениталии и внезапно с бешеной экспрессией завопил, оглушая зал:
Даш, когда дашь?
Даш, ну когда?
Даш, когда дашь?
Даш, ну дай поебать!

Даш, дашь когда?
Когда дашь, Даш?
Даш, дай скорей!
Даш, ну дай поебать!

Ну и так далее. По некоторым признакам я заметил, что некоторые наиболее восприимчивые любительницы изящного, проникшись недвусмысленной устремленностью поэта, начинают испытывать нешуточное половое возбуждение. Однако поэма оказалась не очень длинной, и в оргию, как в случае с латиноамериканской актрисой (см. новеллу 1) мероприятие перерасти не успело. Закончив чтение, идиот обвел зал торжествующим взором. После минутной тишины, когда присутствующие решали, как им следует отнестись к услышанному, из VIP-рядов раздался пронзительный выкрик жены губернатора:"Гений! Браво, Беспечный!" Вслед за этим и зал разразился овацией, вероятно уверовав в то, что на его глазах рождается поэзия будущего. Идиот стоял зажмурившись, втянув голову в плечи и блаженно улыбаясь. К славе он был явно неравнодушен и всем своим видом напоминал сытого кота, которого почесывают за ухом. "Пусть он сыграет! - надрывались наши подружки

10
в первом ряду. - У него гармонь с собой!" Степанцов, как раз собиравшийся заключить концерт песней, подошел к идиоту, похлопал его по плечу и спросил:"Ну что, Коля, сыграешь? Ду-ду, ту-ту, да?" Увидев соответствующие жесты Степанцова, идиот догадался, что от него требуется, оживленно закивал, гукая и брызгая слюной, и вытащил из внутреннего кармана клетчатого пиджака губную гармонику. "Песня "Шалула", музыка и слова Константэна Григорьева,- объявил Степанцов. - Исполняю я, Вадим Степанцов, аккомпанирует гениальный поэт-новатор Николай Беспечный. Поехали!" Тут я наглядно убедился в том, что слабоумие может успешно сочетаться с наличием музыкального чувства: звуки, выдуваемые идиотом из губной гармоники, как правило, попадали в лад пению нашего товарища. Хотя они не отличались особым благозвучием, а точнее, просто резали слух, публика все же оценила импровизационный дар Николая беспечного и разразилась аплодисментами. Затем в том же диковатом сопровождении Степанцов и Григорьев исполнили по заявкам еще несколько песен, и на этом программа концерта завершилась. Некоторое время идиот стоял зажмурившись и, втянув голову в плечи, с блаженной улыбкой ощущал, как на него низвергаются живительные токи публичного успеха. Однако затем до его слуха донеслись ликующие возгласы жены губернатора. Он насторожился, открыл глаза и тут же заметил в массе рукоплескавших зрителей свою самую пылкую поклонницу. Впрочем, ее мудрено было не заметить, поскольку происходящим на сцене из всех важных персон интересовалась лишь она одна - остальные, согнувшись, по-прежнему смотрели вниз, пытаясь обнаружить то существо, которое перебегало под креслами и кусало за ноги то одного, то другого представителя элиты. Идиот без колебаний спустился со сцены, деревянной походкой продефилировал по залу и решительно углубился в узкий проход между креслами, оттаптывая ноги у множества важных лиц и не обращая на протесты ни малейшего внимания. Добравшись до своей поклонницы, поэт

11
повалился в кресло рядом с ней - точнее, не в само кресло, а на колени той пожилой дамы, которая там сидела. Кряхтя и шепотом причитая, дама кое-как вылезла из-под навалившегося на нее разгоряченного тела, а поэт, восхищенный соседством желанной женщины и тем, как он удобно устроился, сперва залился булькающим смехом, а потом принялся с чувством декламировать свою балладу "Даш, когда дашь". Супруга губернатора с упоением внимала чеканному ритму этого произведения, решив, что поэт вовлекает ее в бурный поток своего вдохновения, дабы обольстить без принятой в таких случаях пошлой болтовни. Особенно восхищал ценительницу поэзии тот булькающий смех, похожий на смех младенца, которым Николай Беспечный сопровождал особенно удачные, по его мнению, пассажи поэмы. Чувствовалось, что душа мастера полностью слита с его творением. В это время публика начала расходиться, и супруга губернатора, не переставая аплодировать, схватила идиота за рукав и приказала:"Идемте! Вы должны дать мне автограф - хороший, проникновенный автограф!" Идиот ничего не понял, но почуял, что его ожидает нечто приятное, и с оживленным бульканьем потянулся за своей дамой. Дама повлекла его в комнату для приемов, расположенную в одном из бесчисленных коридоров театра. Непосвященны вряд ли смогли бы ее разыскать, да к тому же путь им наверняка преградила бы охрана.
От действий идиота меня отвлекло назревание неприятной сцены в боковом проходе: на миг отвлекшись от раздачи автографов, я заметил, что несколько VIP-дам обступили милицейский пост, наскакивают на милиционеров с какими-то требованиями и при этом судорожно тычут пальцами в нашу сторону. Милиционерам явно не улыбалось предпринимать против нас идеологические репрессии, поскольку публика пребывала в высшем градусе восторга и запросто могла бы порвать на части любых наших недругов. Но тут одну особенно бесновавшуюся даму словно пружиной подбросило в воздух, и она испустила такой дикий вопль, что

12
перепугала бы всех до полусметри, если бы в зале не стоял такой шум. Многие все же оглянулись на даму, которая продолжала вопить, затем посмотрели на пол, после чего вокруг бедняжки мгновенно расчистилось пустое пространство. В это пространство двинулись было милиционеры, но затем остановились в нерешительности. Я переместился на край сцены, откуда мне было хорошо видно все происходившее. В центре расчистившегося круга стоял на задних лапах крупный рыжий хомяк и воинственно верещал, порой делая ложные выпады в сторону милиционеров. Я понял, что именно этот хомяк сидел в таинственной коробке и улизнул во время усмирения Евгениями наших противников. Очевидно, зверь был приготовлен нам в подарок - некоторые поклонники любили делать нам такие экстравагантные подарки. Сбежав, он принялся кусать тех в зале, кто внушал ему наибольшее отвращение или вел себя особенно беспокойно. Понятно, что досталось прежде всего врагам нашего таланта, вознамерившимся устроить скандал. Я подивился тому, как мудро все устроило провидение, решившее покарать нечестивцев и избравшее своим орудием хомяка. Как известно, хомяк является самым храбрым из всех зверей, превосходя в этом отношении даже львов и тигров. Последним при их внушительном телосложении нетрудно проявлять храбрость, но тем не менее они сплошь и рядом пасуют перед опасностью, хомяк же не делает этого никогда и с любым существом, поступающим ему наперекор, будь оно даже размером со слона, норовит вступить в драку. Начиная схватку, он встает на задние лапы, дабы задействовать когти, но особенно грозным оружием являются его длинные и острые передние резцы, которыми он наносит врагам глубокие и долго не заживающие раны. Разъяренный хомяк издает особые звуки, нечто среднее между верещанием и пощелкиванием, и не ограничивается обороной, а всегда стремится перейти в атаку и обратить противника в позорное бегство. Так поступил и наш хомяк: после недолгого противостояния он решительно бросился вперед с явным намерением

13
прокусить милиционерам сапоги. Те разом отпрянули, вызвав дружный смех окружающих, а хомяк молниеносно развернулся и впился в икру одному из весельчаков, сразу отбив у того охоту смеяться и дав всем остальным понять, что битва предстоит нешуточная. Один из милиционеров, не переставая отступать перед наскоками хомяка, потянулся было к кобуре, но тут из толпы раздался возмущенный крик:"Не смейте! Это редкая разновидность хомяка! Вы будете отвечать!" Кричал хозяин животного - его стоявшие дыбом волосы и взъерошенная борода выдавали в нем биолога. Поставив на пол железную коробку, хозяин ловко схватил зверя за шкирку, так что тот не сумел оказать сопротивления, и мгновенно водворил его в коробку. Лязгнула крышка, биолог подхватил коробку и потащил ее к сцене, явно намереваясь осчастливить нас этим сомнительным подарком. "Пора сматываться",- шепнул я в испуге своим друзьям. Быстро свернув раздачу автографов, мы юркнули за кулисы, добежали до гримерки, похватали там одежду и, одеваясь на бегу, спустились к служебному входу. Удирая, я успел сделать красноречивый жест нашим подругам, и они не только сами вскоре присоединились к нам, но и привели с собой одного из шустрых молодых людей - он отвечал за финансовую часть мероприятия и принес причитавшиеся нам деньги. "Вы уже уходите? Какая жалость! - зачастил молодой человек. - Там очень много серьезных людей хотели бы с вами поговорить. Может, вы подождете?" - "Нет, ждать нельзя,- с содроганием вспомнив хомяка, сурово заявил я. - У нас срочные дела, мы должны ехать". - "К тому же губернское начальство, кажется, осталось не очень довольно, а нам вовсе не улыбается стать гонимыми поэтами",- добавил Степанцов. "Короче, мы должны ехать",- грубо сказал Григорьев, бросив плотоядный взор на хихикающих девушек. "Вы ошибаетесь, все в порядке! - замахал руками молодой человек. - Главное - супруга губернатора была в полном восторге!" Но остановить нас было уже невозможно. "Найдите Евгения и

13
всех этих серьезных людей направляйте к нему",- распорядился я, садясь в такси, остановленное нашими подругами. За ним тут же затормозило второе. На двух машинах мы понеслись на квартиру к барышням, а молодой человек побежал обратно в театр заканчивать наши дела.
Что же касается супруги губернатора, то, как я узнал много позже, в момент нашего отъезда ее восторги были в самом разгаре. На огромном столе комнаты для приемов ею яростно обладал поэт Николай Беспечный. "О, как я ждала тебя, мой Жданов! О, какая мощь, мой Драгомощенко,- ерзая спиной по полированной поверхности стола, причитала женщина. - Ты гениален во всем, и в стихах, и в любви! Еще, мой Парщиков! Парь меня, парь!" Идиот в ответ восторженно гукал и булькал. Наконец супруга губернатора вспомнила о том, что столь длительное ее отсутствие может вызвать нежелательные толки, и высвободилась из объятий пылкого любовника. "Прости, мой сладкий, но мне пора... Ой, я уже опоздала,- бормотала она, одергивая юбку, поправляя прическу и наскоро подкрашиваясь. - Возьми мою визитку, обязательно позвони. Пока, мой Вознесенчик". С этими словами красавица выскользнула за дверь, и из коридора послышался удаляющийся перестук ее каблучков. Жмурясь и простирая руки ей вслед, поэт успел только выкрикнуть:"Даш, когда дашь?!" - и в данной ситуации это прозвучало уместно. "Скоро! Позвони завтра!"- донеслось до баловня успеха, однако он ничего не понял, поскольку для него существовало лишь настоящее время. Замечу в скобках, что если бы он не стоял в стороне от обычных человеческих отношений, то ему следовало бы преисполниться глубокой благодарности к куртуазным маньеристам, поскольку именно они возвысили его в глазах любимой женщины, сразу и безоговорочно признав его талант.
Итак, не застегивая ширинки и покачивая эректированным членом, поэт растерянно побрел по театральным коридорам, постепенно приближаясь к выходу. Там навстречу ему стали попадаться люди,

15
однако его вид не внушал им удивления - они принимали его за пьяного, а вдребезги пьяный гений в России воспринимается как должное. Наконец на поэта наткнулась его дальняя родственница и одновременно опекунша, которая уже давно его разыскивала - она работала в гостинице "Советская" и тоже присутствовала на концерте. Именно к ней обратились наши подруги с просьбой отпустить гостиничного дурачка с ними на концерт, однако достойная женщина согласилась лишь с тем условием, что будет сама сопровождать своего подопечного. После окончания мероприятия она потеряла его в толпе и очень беспокоилась. Именно ее, как теперь выясняется, следует винить в том, что экстравагантный роман супруги губернатора и поэта Беспечного не получил дальнейшего развития - просто заботливая родственница больше не выпускала поэта на улицу и не одевала его в приличную одежду, сам же поэт все происшедшее в комнате для приемов помнил очень смутно и не рвался на волю. Жена губернатора некоторое время пыталась его разыскать, однако затем нашла себе новый предмет поклонения и чувственных услад - поэта-верлибриста Любима Жизнева (хотя, по ее собственным словам, новый предмет так и не позволил ей пережить в любви ничего равного тому, что пережила она с поэтом Николаем Беспечным).
А Беспечный продолжал декламировать свою бесконечную поэму всем человеческим существам, возникавшим в поле его зрения. Эта поэма прочно связалась в его бесхитростном сознании с тем наслаждением, в возможность которого он верил всю жизнь и которое ему наконец-то довелось испытать в странном месте, где было так много людей, где все так шумели и так его любили. В результате же поэт еще глубже уверовал в то, что настойчивость и целеустремленность в жизни всегда вознаграждаются - надо только не смущаться неудачами и постоянно гнуть свою линию.


Глава 6 1

Квартира, в которую нас привели девушки, оказалась весьма просторной, а по меркам провинциального города и вовсе огромной, и была обставлена с явным намерением создать уют. Тем не менее обстановка несла на себе отпечаток какой-то казенщины, типичной для помещений, через которые ежедневно проходит множество случайных людей. <<Вот это и есть автосалон "Милена">>,- весело объявила брюнетка, которую звали Натальей. "А почему автосалон?"- удивился Григорьев, инстинктивно побаивавшийся всего, что было связано с техникой. "Ну мы же даем нашим клиентам визитку с телефоном заведения, а визитку может случайно найти жена,- объяснила величественная блондинка по имени Татьяна. - А визитка автосалона в кармане мужчины - это же нормально. И мы, если жена позвонит, знаем, что говорить". - "Мудро",- с уважением покивал Григорьев. В следующий момент он удивленно поднял брови, так как из смежной комнаты вышел Евгений, остававшийся в театре и после нашего отъезда. Как он сумел нас опередить - это представлялось загадкой, однако, имея дело с нашим редактором, я привык ничему не удивляться и не терять времени на выяснение подобных вопросов. Мы расселись на диванах вокруг низенького столика со стеклянной столешницей, сквозь которую виднелись лежавшие на внутренней полочке порножурналы. Один из этих журналов тут же схватил Григорьев и принялся с увлечением читать, несмотря на то, что журнал был на шведском языке. Впрочем, Григорьев уже знал, что во всех затруднительных случаях может обращаться за помощью к Евгению - вот и теперь, толкнув его в бок, он начал допытываться:"Так, а это что значит? А вот это что? А что это он делает? А что она ему говорит?" Евгений между тем шмякнул на стол толстую пачку денег - гонорар за концерт плюс выручка от продажи наших книг - и какой-то список, который он собирался зачитать, однако Григорьев помешал ему своими вопросами. "Константэн, уймитесь, тут

2
серьезное дело",- одернул Григорьева Степанцов. Тот послушно умолк, однако продолжал вглядываться сквозь очки в глянцевые фотографии, во всех подробностях изображавшие затейливые плотские радости завсегдатаев порностудий. Быстро пересчитав деньги и отделив долю, следовавшую нашим издателям, я распределил остаток поровну между тремя поэтами, поскольку Евгений с самого начала категорически отказался от всякого вознаграждения за свои труды. Когда мы рассовали деньги по карманам, Евгений сообщил:"Как я и думал, после концерта поступил ряд предложений о выступлениях, а также о спонсорстве. Должен сказать, что такого количества даже я не ожидал - тут, конечно, скандал сыграл свою роль". - "А мы-то думали, что местные важные персоны нас возненавидели",- заметил я. "В шоу-бизнесе, как и в любви, он ненависти до успеха всегда только шаг",- наставительно произнес Степанцов. "Главное - чтобы не было равнодушия",- добавил Григорьев. "Итак, зачитываю список,- призывая к тишине, поднял руку Евгений. - Пункт первый: выступление в воинской части. Денег не дадут, зато устроят нам стрельбы на полигоне из всех видов стрелкового оружия и охоту в близлежащих лесах... Пункт второй: выступление на совместной вечеринке нескольких компьютерных фирм. Гонорар внушает уважение... Пункт третий: выступление в местном китайском ресторане на праздновании дня рождения одного крупного бизнесмена и депутата областной думы. ("Знаю я этого депутата,- заметил Евгений, оторвавшись от текста. - Очень скользкая личность, погоняло - Витька Олигарх. Денег, однако, куры не клюют, и гонорар предлагает немаленький"). Пункт четвертый: выступить на здешнем телевидении коллективным ведущим эротического ток-шоу "Лабиринты страсти". Денег не дадут - считается, что мероприятие полезно для вашей раскрутки. Пункт пятый: выступить на празднике местной водки сначала с эстрады в городском парке культуры и отдыха, а потом в казино для узкого круга..." - "Много там еще пунктов, Евгений?" -

3
прервал Степанцов, томно раскинувшийся на диване. "Да еще десятка полтора",- ответил наш редактор. В этот момент мы с Григорьевым зевали во весь рот, но с лязгом сомкнули челюсти, когда из кухни появились наши подруги с закусками на подносах. Благоуханные палочки, зажженные заботливыми ручками хозяек, постепенно изгнали из комнаты запах общежития, диваны были мягкими, закуски - изысканными, а красота девушек со вчерашнего дня ничуть не поблекла. "Евгений, пожалуйста, закончим на этом,- выражая общее мнение, попросил Степанцов. - Принимайте решение сами, коли уж вы наш редактор жизни. Главное - чтобы мероприятие сулило нам много впечатлений..." - "И много денег",- вставил Григорьев. "А уж если придется выступать в кабаке, то чтобы там не чавкали и не бубнили во время концерта - мы от этого нервничаем,- добавил я. - На худой конец пусть там будет такой микрофон, чтобы заглушал все посторонние звуки. А то знаю я этих буржуев - на словах они все за искусство, а на самом деле их радует только возможность показать артисту, что им на него наплевать". Евгений с серьезным видом выслушал все наши пожелания, что-то отметил в своей записной книжке и пообещал все устроить в лучшем виде. Никто из нас в тот момент не знал, что ни одному из возможных мероприятий не суждено состояться, поскольку враждебная судьба в лице нескольких отвратительнейших представителей человеческого рода уже катит к агентству "Милена" на модном джипе "Гранд-Чероки". На столике перед нами среди тарелок с закусками выросли бутылки с благородными винами и под звон бокалов прозвучал первый тост - за прекрасных дам, который произнес Евгений. Точнее, он только задал тему, ибо затем Григорьев с пафосом прочел свой "Гимн женщине", я, неотрывно глядя в фиалковые глаза шатенки по имени Надежда, прочел свое стихотворение "Надежде", а Степанцов, достав из кармана брюк неопрятный клочок бумаги и подслеповато вглядевшись в него, прочел отрывок из средневекового французского фаблио:

4
Но если дама холодна,
Поверьте, не права она.
Когда себя такой окажет,
Пускай Господь ее накажет,-
Зачем другим страдать безвинно!
Уж если поразить мужчину
Успела ты любви недугом,
Так будь же милосердным другом
И поспеши тому помочь,
Кому терпеть и ждать невмочь.
"Намек поняли",- захихикали веселые девчонки. После трудного дня было особенно приятно выпить холодного вина, и мы с жадностью осушили бокалы, не пожелав даже просмаковать букет. Затем мы принялись тыкать вилками в закуски, не обратив внимания на то, как напрягся Евгений, заслышав внизу, во дворе, хлопанье автомобильных дверец и грубые голоса. К сожалению, жизнь приучила нас ко всеобщей любви и преклонению, но не к настороженности перед лицом возможного насилия, тем более что вокруг нас всегда были люди, способные защитить от всякой опасности. Вот почему все вскоре свершившееся явилось для нас неожиданностью. Когда лязгнула дверь лифта и по лестнице затопали тяжелые шаги, Евгений спокойно спросил:"Красавицы мои, что же вы мне ничего не сказали про крышу, которая у вас появилась?" - "Забыли как-то,- пожала плечами Татьяна. - Да и зачем тебя этим грузить?" - "Понятно: думали, что я скажу - это, мол, ваши проблемы. Стыдно так думать о друзьях,- покачал головой Евгений. - А вот теперь у нас и впрямь могут быть проблемы". Словно в подтверждение его слов раздался резкий звонок и затем наглый стук в дверь. "Чего барабанишь? У меня ключи есть",- пробасил кто-то на лестничной клетке, и ключ завозился в замке. "Это наши местные бандюки,- вполголоса пояснила Татьяна. - Они особо не наглеют, но каждый месяц приходится им отстегивать.

5
Чего их сегодня принесло, не могу понять". - "Н-да... Кто-то из ваших знакомых что-то сболтнул про вас в дурном обществе, и эти уроды решили обложить вас данью,- заметил Евгений, невозмутимо накалывая на вилку ломтик ветчины. - Сначала они просто берут деньги, потом начинают являться без приглашения, а потом... Ну ладно, сейчас разберемся". Евгений вытер салфеткой пальцы и поднялся в тот самый момент, когда непрошеные гости наконец справились с замками и, тяжело дыша, ввалились в прихожую. Судя по пакетам с бутылками в их руках, они тоже намеревались гульнуть. Они остановились на пороге гостиной - три ярко выраженных слабоумца, на мясистых физиономиях которых тупость самым неприятным образом сочеталась с наглостью и алчностью. Их замешательство длилось очень недолго. "Так, девчонки, это что такое?!- закричал самый огромный из них. - Мы вам никак дозвониться не можем, а у вас тут пир горой!" - "Ну и что? Мы телефон специально отключили, чтобы отдохнуть с дорогими гостями,- сухо объяснила Татьяна. - Вы-то чего приперлись? Мы вас сегодня не ждали". - "А мы приходим когда хотим, а не когда нас ждут,- нахально возразил гигант, и двое его клевретов самодовольно осклабились. - Ты давай быстренько объясни своим гостям, кто мы такие, и пусть двигают отсюда по-хорошему. Мы сегодня важное дело закончили и хотим расслабиться". - "На горшке расслабишься,- хладнокровно произнес Евгений. - А кто вы такие, я за километр вижу - сявки позорные. Вы знаете, кого вы собрались выгнать, гниль сутенерская?" Он протянул верзиле мобильный телефон и предложил:"Давай звякнем Витьке Олигарху, он тебе объяснит. Ну, чего тормозишь, мудило? Номера не знаешь? Так я тебе скажу". Верзила впал в явную растерянность, однако, дабы не потерять лицо окончательно, забормотал что-то насчет вторжения на чужую территорию и необходимости для братков всегда поступать по понятиям. "Какой я тебе браток?"- засмеялся Евгений и несильно на первый взгляд ткнул гиганта указательным пальцем под ложечку. Тот согнулся, надсадно

6
закряхтел, словно расставаясь с жизнью, и пустил слюни на паркет. Брезгливо глядя на него сверху вниз, Евгений продолжал:"Твои братки должны сидеть, и лучше не на зоне, а в зоопарке. Это если они не поднимали хвост на Витьку Олигарха. А с теми, кто поднимал, знаешь что стало? Степку Могилу помнишь?" И Евгений перечислил целый ряд персонажей с пугающими прозвищами, жизненный путь которых закончился крайне печально: Степке Могиле на стройке вогнали в задний проход раскаленную арматурину; Толика Кащея сварили живьем в емкости для конденсации пара, а его подручных заставили хлебать полученный бульон; с Мотьки Черепа содрали кожу и натянули ее на бубен, на котором потом играли негры в заведении "Лимпопо", принадлежащем все тому же Витьке Олигарху... Легче всех отделался некто Жорка Удав - его попросту сожгли заживо в его собственной машине, дымящийся остов которой затем притащили на буксире под окна его любовницы. Когда любовница, заподозрив неладное, выбежала на улицу, то немедленно подорвалась на предусмотрительно заложенной у крыльца противотанковой мине. Излагая этот кошмарный мартиролог, Евгений расхаживал перед бандитами взад-вперед, заложив руки за спину, и каждый следующий ужасный факт заставлял негодяев все больше сжиматься, сутулиться и мельчать. Наконец Евгений умолк и повернулся к бандитам. Те переминались с ноги на ногу, смотрели в пол, чесали себе носы и глаза и сохраняли угрюмое молчание. "Ну, поняли, пидоры гнойные, что вас ждет, если будете тут быковать?"- вкрадчиво спросил Евгений. Ответа не последовало, лишь кто-то из бандитов тихонько пукнул. Наш друг помолчал, с отвращением разглядывая этих вредоносных тупиц, и внезапно с криком сделал ложный выпад в их сторону. Бандиты в ужасе шарахнулись от него в прихожую и, отталкивая друг друга, падая и поднимаясь, ринулись из квартиры прочь. Грохоча, как камнепад, они прокатились по лестнице вниз, затем во дворе захлопали дверцы джипа, взревел двигатель, и вскоре все стихло. "Восхищаюсь вами, Евгений!-

7
воскликнул я с пафосом, поднимая бокал. - В нашем жестоком мире уметь взращивать добро - это только полдела. Очень важно еще уметь укрощать зло". - "Разве эти недоумки - зло? - пренебрежительно усмехнулся Евгений. - Боюсь, что настоящее зло еще не сказало своего слова. Впрочем, не будем о плохом. Прозит!" - и он чокнулся со мной. Некоторое время я встревоженно размышлял над его нерадостными словами, но затем меня отвлекла от этих мыслей Надежда, которая нежно терлась об меня, как огромная кошка, и своими круглыми фиалковыми глазами неотрывно вглядывалась в мои глаза. Мы пошли танцевать под музыку модной группы "Оргазм", и уже через несколько минут нас не смогли бы оторвать друг от друга все силачи Земли. Далее тот вечер мне вспоминается как бесконечное ритмичное кружение - по-моему, мы с Надеждой в течение нескольких часов так ни разу и не присели, лишь время от времени подплывали к столу, чтобы наполнить бокалы, чокнуться и выпить. Еще мне запомнилось удивительно приятное ощущение теплоты и легкой щекотки в том ухе, в которое Надежда шептала мне о своих наблюдениях, сделанных во время концерта. Она, безусловно, была наделена острым глазом, живым умом и чувством юмора - последнее я особенно ценю в женщинах, поскольку именно оно избавляет женщин от самого неприятного их недостатка - мании величия. Я от души смеялся и сам что-то шептал в изящное ушко, стремясь обрисовать все виденное мною за вчерашний вечер с самой комической стороны. Наградой мне был смех Надежды - поистине удивительный смех: казалось, будто в полумраке, насыщенном табачным дымом и благовониями, вспыхивает свет, несущий чистую радость, немыслимую в обыденной жизни. Мы с Надеждой все теснее прижимались друг к другу, наши прикосновения становились все более бесстыдными, а наше обоюдное кружение постепенно увлекало нас все ближе к двери в темную комнату, где, как я был почему-то уверен, стояла застеленная двуспальная кровать. Предчувствия меня не обманули - в какой-то момент я обнаружил, что стою совершенно голый

8
перед той самой кроватью, а Надежда, опустившись передо мной на колени, доставляет мне ощущения столь утонченные и острые, что даже мой утомленный всем пережитым за день мозг вынужден был вернуться из полузабытья в столь отрадную действительность. Через некоторое время, распалившись не на шутку, я заключил в объятия шелковистое тело Надежды и бережно уложил любимую на пахнувшие свежестью простыни. Дальнейшее напомнило мне картину из моего раннего детства - как я, улегшись животом на санки, несусь вниз по усеянному ухабами склону и при особенно высоких подскоках выкрикиваю в восторге:"Ух!.. Ах!.." Благодаря любви ко мне вернулось былое детское самозабвение, и ко всем восторгам сладострастного обладания присоединилось давно забытое ощущение полета.
"А я-то думал, что мужчины вам надоели",- признался я Надежде в минуту краткого отдыха. "Мужчины никогда не надоедят женщине,- усмехнулась Надежда. - Женщина может так думать, но в таком случае она ошибается. Рано или поздно она поймет свою ошибку, встретив мужчину, за которым готова будет пойти на край света". В этих словах мне послышалось признание, и я смущенно замялся, подыскивая ответ. Однако Надежда избавила меня от этого труда, продолжая говорить - неторопливо, словно сама с собой:"За вами, поэтами, наверное, не стоит идти на край света, потому что вы слишком влюбчивы. Но и устоять перед вами невозможно, потому что вы каждой женщине напоминаете о том, что у нее есть сердце, способное бескорыстно любить. Вам может казаться, будто женщины предпочитают вам деньги, но это только видимость - на самом-то деле они всю жизнь мечтают о вас, даже сами себе не отдавая в этом отчета. Нет смысла обвинять их в продажности - всякая женщина стремится так или иначе повыгоднее себя продать, уж так они устроены. Нас же вы ни в чем не обвиняете? А ведь мы, в сущности, есть образ ваших дам". Я задумался было над этим неожиданным заключением, но Надежда прильнула сначала к моим устам,

9
а затем к моему соску такими будоражащими поцелуями, что я ощутил прилив яростного желания, повернулся и набросился на нее, как лев. Вскоре ее лукавый смешок сменился блаженным стоном, и вновь весь мир исчез для меня - точнее, он сосредоточился в любимой, удивительной и неисчерпаемой. Прошу читателя простить мне некоторую высокопарность слога, ибо я абсолютно искренен - вспоминая о той ночи, я и впрямь испытываю самые возвышенные чувства.
Итак, после многих причудливых схваток мы наконец заснули друг у друга в объятиях с твердым намерением утром продолжить свои забавы. Однако намерению этому не суждено было осуществиться, поскольку наш сладкий утренний сон был прерван наглым стуком в дверь, способным разбудить и покойника. "Кто там?"- услышал я голос Евгения, спрыгнул с кровати и мгновенно натянул брюки. "Двести грамм",- с грубым хохотом ответили Евгению и снова забарабанили в дверь. "Мы же разобрались!- возмущенно воскликнул Евгений. - Чего вам еще надо?!" - "Не знаю, с кем вы там разобрались,- отвечал грубый голос из-за двери. - Открывайте, писаки хреновы, а то хуже будет!" Я вышел в гостиную и столкнулся там с Евгением - сидя на корточках, он открывал свою дорожную сумку. "Это какие-то другие бандиты,- сообщил Евгений, подняв на меня глаза. - Им нужны именно мы. Точнее, именно вы". Он извлек из сумки несколько увесистых свертков, сноровисто развернул их, и моим глазам в ворохе газет и полиэтиленовых пакетов предстали тускло поблескивающие части пулемета неизвестной мне конструкции. С ловкостью фокусника Евгений собрал оружие, смачно лязгая его металлическими сочленениями. Бандиты между тем продолжали безмятежно ломиться в дверь, уверенные в собственной непобедимости. Снаружи доносились их реплики, полные предвкушения близкой расправы. Щелкнула вставленная лента, Евгений вскинул собранный пулемет к бедру и передернул затвор. К этому моменту за его действиями уже наблюдали из соседних комнат все поэты и их подруги. "Евгений, может, не надо

10
стрельбы? Всех соседей перебудим",- робко заикнулся Григорьев. "Молчите, трусливые койоты,- проскрипел Степанцов, уже успевший опохмелиться. - Жека, вали этих козлов, я за все отвечаю". Евгений с пулеметом наперевес шагнул было в прихожую - судя по всему, он еще не утратил надежды договориться с бандитами по-хорошему. Однако он тут же отпрянул, потому что снаружи грохнули выстрелы и пули, пробив дверь, со щелканьем заметались по прихожей. Переждав секунду, Евгений вновь ринулся вперед и с бедра открыл огонь по двери, за которой копошились бандиты. Квартира мгновенно наполнилась оглушительным грохотом, звоном стреляных гильз и кислой вонью пороховых газов. Щепки от расстреливаемой двери долетали даже до гостиной, а с лестницы доносились оглушительные щелчки и взвизги рикошетирующих пуль. На секунду стрельба смолкла, но в следующую секунду Евгений услышал шевеление на лестничной клетке и снова открыл огонь. Казалось, этот ужасный грохот никогда не прекратится, но едва эта мысль промелькнула в моем мозгу, как у Евгения кончилась лента и воцарилась тишина. Морщась от звона в ушах, я шагнул в прихожую, но тут же поскользнулся на стреляных гильзах, устилавших пол, и только чудом сохранил равновесие. Изрешеченная пулями дверь теперь представляла собой подобие ажурной сетки, в ячею которой с лестницы струился тусклый свет. Снаружи также царила полная тишина, если не считать приглушенного мяуканья перепуганной кошки в какой-то квартире. Евгений пнул дверь ногой, и она осыпалась на порог с шорохом и легким постукиванием. За нею открылась затянутая пороховой дымкой лестничная площадка, на первый взгляд казавшаяся пустынной. Однако уже в следующий миг я увидел на кафельном полу двух лежавших навзничь бандитов - раскинув руки и ноги и старательно зажмурив глаза, они бездарно притворялись мертвыми. Евгений подошел к ним и отвесил пинка сначала одному, а потом другому. "Уй-уй-уй! Ты чего делаешь, фашист?! Больно же!"- застонали бандиты. Неохотно поднявшись и всем своим видом

11
изображая ужасные страдания, они привычно заложили руки за спину и поплелись в нашу квартиру, где их тут же заперли в ванной. Было ясно, что остальные налетчики прячутся где-то поблизости, потому что на площадке слышалось их шумное дыхание. Внезапно один из них выскочил из-за выступа стены, одним прыжком достиг железной двери лифта, распахнул ее и с ревом отчаяния бросился в шахту. Следом тут же проехал лифт, и по донесшемуся снизу липкому хрусту я понял, что он раздавил бандита. Однако через минуту сквозь мутное стекло окна я увидел, как преступник, сплющенный, словно краб, боком вывалился из подъезда и с необычайной быстротой покатил по двору, невнятно бранясь и грозя кому-то кулаком. Тем временем у другого бандита, прятавшегося за тем же выступом, не выдержали нервы, и он бросился на обитую дерматином дверь одной из квартир в надежде его протаранить. Когда его попытка оказалась тщетной, он принялся царапать обивку ногтями, покрывать ее слюнявыми поцелуями и с плачем причитать:"Ну откройте, ну чего вы, ну пожалуйста... Ну будьте людьми... Озолочу, бля..." Его с трудом оторвали от двери и препроводили в ванную, причем он вопил:"Дяденьки, не надо!" - и плакал навзрыд. Пока мы управлялись с ним, Евгений заметил на площадке маршем ниже еще одного бандита. Негодяй попытался спрятаться в мусоропроводе, однако сумел пролезть в отверстие только до пояса и затем застрял. Поняв, что его обнаружили, он начал дрыгать ногами, стараясь лягнуть подходящих врагов, и что-то угрожающе выкрикивать.
Впрочем, его выкрики доносились к нам только невнятным гулом, раздававшимся в трубе. Подойдя к бандиту, Евгений отколол с лацкана своего пиджака университетский значок и вонзил булавку значка в вызывающе торчавший из мусоропровода бандитский зад. Прогремел гулкий рык, труба зашаталась, все здание затряслось и раздалось оглушительное чпоканье, словно выдернули пробку из гигантской бутыли. Это бандит одним рывком освободился из своего плена и тут же

12
издал такой вопль, от которого у всех заложило уши. "Гады,- побагровев от обиды и заливаясь слезами, бессвязно забормотал затем бандит,- гады, булавками колются..." Не найдя больше слов, он широко разинул щербатый рот и заревел на весь подъезд, словно гигантский младенец. Какая-то бабушка, вышедшая выносить мусор, сделала нам замечание за то, что мы не можем успокоить ребенка. "Сейчас успокоим",- скрипнув зубами, пообещал Евгений, и бандит тут же притих, со звериной чуткостью уловив угрозу в его голосе. Захваченного налетчика погнали в ванную, а Евгений погрузился в раздумье: он полагал, что бандитов было больше, и не мог понять, куда делись остальные. В этот момент облачко побелки плавно опустилось с потолка, заставив его чихнуть. Евгений посмотрел вверх и удивленно приоткрыл рот. Я проследил за его взглядом и тоже не поверил своим глазам: два бандита прилепились к потолку и застыли в таком необычном для человека положении, словно ящерицы-гекконы или огромные клопы. "Эй вы, слезайте оттуда",- обратился к ним Евгений, но они и не подумали слезть, притворяясь, будто ничего не слышат. Евгений ушел в квартиру и вскоре вернулся, но теперь вместо пулемета в руке у него был большой черный пистолет. "Последний раз вам говорю, уроды, слезайте оттуда, иначе стреляю",- пригрозил Евгений. Ответом послужило невыразимо тоскливое урчание в кишечниках у негодяев. Евгений на всякий случай отошел в сторону и вскинул пистолет. "Может, не надо?"- попытался я помешать смертоубийству, но наш редактор ободряюще улыбнулся мне и нажал на спуск. Вместо грохота выстрела пистолет неожиданно издал звук "ссык!" и выпустил струйку теплой воды в одного из громил. Затем Евгений точно так же обрызгал второго. Видимо, теплая вода нарушила сцепление бандитов с потолком, потому что через несколько минут терпеливого ожидания сначала один, а потом другой головорез с отвратительным чавканьем отклеились от потолка и рухнули на пол к нашим ногам. Некоторое время они, кряхтя, возились

13
на полу, пытаясь симулировать тяжелые увечья. Однако Евгений холодно произнес:"Ну, я жду. Долго еще будем ваньку валять?" - и бандиты неохотно поднялись, заложили руки за спину и были также отконвоированы в ванную.
Когда наши подруги увидели, что военные действия близятся к победному концу, они очнулись от первоначального замешательства и принялись готовить бойцам обильный завтрак. Покуда они хлопотали на кухне, мы успокоили встревоженных соседей, воспользовавшись одним из бесчисленных удостоверений Евгения, а затем, рассевшись в гостиной вокруг стола, стали обмениваться впечатлениями о происшедшем. Шуток и смеха, как всегда, хватало, однако на душе у нас было неспокойно: нам было ясно, что дело уже не сводится к банальным рэкетирским разборкам и что на сей раз бандитов использовала втемную какая-то третья сила, по непонятным причинам решившая расправиться с безобидными поэтами. Что это за сила, можно было выяснить только из допроса пленных, но его мы решили отложить до окончания трапезы, неожиданно ощутив зверский голод. Однако все получилось вопреки нашим намерениям: когда из кухни потянулись аппетитнейшие запахи, бандиты в ванной принялись изнутри колотить в дверь. "Начальник,- заорали бандиты,- а мы когда харчеваться будем?! Ты если посадил, то кормить обязан! Хуй ли голодом моришь?! Чифан давай! Мы тоже люди!" Было очевидно, что, оказавшись взаперти, негодяи сразу почувствовали себя в своей стихии и немедленно вспомнили о правах заключенных, о которых в последнее время не устают талдычить "Эмнести интернэшнл" и прочие зловредные организации (недаром слово "amnesty" переводится с английского как "сознательное попустительство").
Евгений подошел к двери в ванную и рявкнул:"Слушайте, вы, душегубы! Кто первым расколется, того отпущу". В ванной наступила тишина, которая через пару секунд сменилась ужасным шумом. "Я все

14
скажу, братан!- кричал кто-то, а другой отталкивал его от двери и кричал сам:"Я первым сдался, его не слушай!" Еще кто-то рвался к двери и голосил:"Командир, он врет, он в тебя стрелять хотел! Отвали, преступник!" Вскоре в ванной возникла потасовка, сопровождавшаяся звуками ударов, нецензурной бранью и жуткими угрозами. Отчаявшись извлечь какую-либо полезную информацию из этого безобразного шума, Евгений рявкнул:"А ну молчать, козлы! Если не заткнетесь, сейчас солярки под дверь налью и запалю на хуй. Говорите четко и ясно: кто вас послал?" На некоторое время все стихло, а затем кто-то уныло прогнусавил:"Ты чего, мужик? Нас же замочат за базар". Евгений не стал возражать и обратился ко мне:"Андрей, принесите, пожалуйста, канистру с соляркой. Она стоит как раз за вами". Я обернулся и с удивлением увидел двадцатилитровую канистру там, где, как я мог бы поклясться, еще минуту назад ничего не было. Однако канистра не потребовалась - из ванной донесся звук оплеухи и крики:"Ты чего гонишь, петушина? Сгореть захотел? Командир, идем в сознанку, все нормально!" Евгений терпеливо ждал, и вот наконец имя заказчика налета было названо. Мы с Евгением тревожно переглянулись: имя пославшего бандитов человека широкой публике, возможно, ничего не сказало бы, но мы-то знали, что он является правой рукой моего тестя - сверхпрезидента. Не переставая сосредоточенно размышлять, Евгений отошел от двери в ванную, взял канистру, вернулся и принялся лить под дверь маслянистую жидкость. Бандиты взвыли от ужаса, но Евгений уже чиркнул зажигалкой, и дверь содрогнулась под напором вспыхнувшего в ванной пламени. Негодяи дико вопили и звали на помощь пожарных и милицию, однако эти звуки все же меньше отвлекали нас от раздумий, чем прежние нахальные требования. Сидя вокруг стола и перебрасываясь скупыми фразами, мы вскоре пришли к неизбежному выводу, что ситуация требует нашего срочного возвращения в Москву. Я вздохнул, поднял голову и увидел Надежду: она напряженно вслушивалась в наш разговор, и ее фиалковые глаза постепенно наполнялись слезами. Когда все было

15
сказано, Евгений поднялся, подошел к двери в ванную и щелкнул шпингалетом. Бандиты, черные от копоти, матерясь и отталкивая друг друга, вывалили на лестницу и с шумом покатились вниз, словно черти, вырвавшиеся из ада. Я посмотрел в окно и увидел, как шарахнулись от них старушки, гулявшие во дворе. "Не плачь, Надежда,- задумчиво произнес я. - Все будет хорошо".

Глава 7 1

Возвратившись в Москву и приехав к себе на квартиру, Анны я там не обнаружил. Прислуга сообщила мне, что ее папаша-сверхпрезидент взял ее с собой в какую-то поездку. Я ничего не знал об этих планах, и такая скрытность Анны меня уязвила. Если же идея поездки появилась у моего тестя внезапно, то Анна, по моему разумению, должна была бы отказаться, ибо мы как-никак фактически являлись мужем и женой и Анне следовало подумать о том, каково мне будет вернуться после бурных гастролей в пустую квартиру и вести там одинокое и печальное холостяцкое существование. Это при живой-то жене! Вообще в последнее время я стал все чаще отмечать в поведении любимой настораживающие черточки: когда она рассказывала о шикарных дворцах новой знати, в которых ей приходилось бывать, и о пышных празднествах, на которые ее приглашали вместе с отцом, в ее голосе слышалось невольное восхищение, казавшееся мне глупым. Я убеждал себя в том, что, возможно, архитекторам дворцов и устроителям празднеств удалось создать нечто подлинно прекрасное и Анна как человек со вкусом не осталась к этому равнодушна. Однако в жизни мне не однажды приходилось принимать участие в увеселениях скоробогачей, и все такие гульбища были, мягко говоря, пошловаты, а богатство антуражей, в которых они разворачивались, успешно сочеталось с крайней безвкусицей. Вряд ли окружавшие сверхпрезидента мироеды могли в одночасье сделаться приличными людьми и облагородить свое убогое времяпрепровождение. Кроме того, еще не так давно Анна жаловалась мне на бездуховность своего папаши и его клевретов и с гневом отказывалась от всех приглашений, поступавших из этой среды. Она и теперь не упускала случая посмеяться над чванливостью, тупостью и отсутствием вкуса, характерными для нынешних важных особ, однако в ее насмешках мне стала чудиться неискренность: ей нравилось чувствовать

2
себя выше окружавших ее людей, только и всего, однако прочь из их общества ее,похоже, уже не тянуло. Ей было приятно взирать свысока на суетившихся вокруг нее толстосумов, их жен, дочерей и любовниц, и хотя она умом наверняка понимала всю мелкотравчатость такой компании, но я подозревал, что в более одухотворенном обществе она испытала бы дискомфорт, поскольку там никто не таращился бы на нее с раболепным преклонением, не ловил бы с восторгом каждое ее слово и не перешептывался бы восхищенно и завистливо у нее за спиной. В том обществе ей пришлось бы утруждать свою замороченную развлечениями хорошенькую головку и следить за словами, срывающимися с ее языка, дабы снискать уважение и действительно что-то значить. К сожалению, подобный труд оказывается под силу далеко не всякому и уж тем более не богатым красоткам,- им ведь и без этого всюду рады. Любимая все чаще принимала предложения, которые еще недавно и не подумала бы принять, так что мои подозрения основывались отнюдь не на повышенной мнительности. Вдобавок я знал, каким обаянием наделен мой тесть, умевший быть и вкрадчивым, задушевным собеседником, и бесшабашным собутыльником, и гостеприимным хозяином - используя все эти завидные качества и проявляя крайний либерализм, столь нравящийся детям в родителях, он, по-видимому, сейчас вновь подчинял своему влиянию дочь, на какое-то время отдалившуюся от него благодаря роману со мной.
Такими безотрадными мыслями я растравлял свои душевные раны, слоняясь взад-вперед по пустынной квартире, и радостно вздрагивал от каждого телефонного звонка. Однако к телефону всякий раз звали Анну, и я погружался еще глубже в пучину уныния. Поэтому когда позвонил Степанцов и предложил слегка встряхнуться, посетив кое-какие московские клубы, я тотчас ответил согласием. В первом клубе из числа тех, в которые мы в тот вечер попали (он одновременно являлся и казино), происходила вечеринка для деятелей шоу-бизнеса, и мы трое (Григорьев присоединился к нам при входе) по воле благосклонных к

приглашенных 3
к нам устроителей были внесены в список. Разумеется, мы порадовались бесплатности угощения (не слишком, впрочем, роскошного), однако за даровую водку и тарталетки нам пришлось внимать многочисленным эстрадным исполнителям - они показывали свое искусство в надежде на то, что присутствовавшие в зале представители масс-медиа похвалят их позднее в своих репортажах. Упомянутые представители жрали и пили, словно Гаргантюа, и обращали очень мало внимания на усилия артистов: было ясно, что их одобрение вызывается отнюдь не достоинствами песни и не мастерством исполнителя, а какими-то другими причинами, таинственными для непосвященных. Впрочем, справедливости ради надо отметить удивительное занудство программы - впрочем, как и подавляющего большинства подобных действ. Закручивание гаек на конвейере в течение того же времени доставило бы нам не больше веселья. О конвейере я говорю потому, что при всем поверхностном разнообразии аранжировок, тематики текстов и ухваток исполнителей все песенные номера по сути своей были схожи, как изделия, произведенные промышленным способом, напрочь исключающим всякую самобытность. Все те, кто принимал участие в этом производстве, явно заботились в первую голову о том, чтобы не шокировать публику чем-либо выходящим за рамки общепринятого и не вынудить ее сделать хотя бы самое минимальное умственное усилие. Античеловеческая подоплека всего происходящего была настолько очевидна, что хотелось устроить скандал, и только недостаточное количество выпитого вкупе с признательностью тем, кто нас с наилучшими намерениями пригласил, удержали меня от осуществления этого вполне оправданного желания. Впрочем, я проявил бы необъективность, если бы не упомянул и о нескольких отрадных моментах программы. Так, приятное впечатление произвел на меня номер со стриптизом, поскольку девушка обладала дивной лепки грудью и вдобавок не лишена была остроумия: когда певец, выступление которого она сопровождала, запел что-то об автомобильной катастрофе, в которую

4
он якобы попал, красотка очень ловко изобразила катастрофу, с грохотом повалившись на сцену вместе с двумя стульями и микрофонной стойкой. По моим наблюдениям, с ее стороны это являлось экспромтом, и поскольку я взял себе за правило всегда и всюду поощрять проявления творческого духа, то заставил оглянуться на себя весь зал своими оглушительными рукоплесканиями и ревом "браво", причем общее внимание меня нисколько не смутило. Да, веселая стриптизерка укрепила меня в моей давней любви к представительницам сомнительных профессий... Отмечу еще болезненную девицу лет пятнадцати, которую ведущий объявил как восходящую звезду: не подозревая, похоже, об очевидных изъянах собственной фигуры, она так самозабвенно вихлялась под музыку, что казалось, будто ее конечности вот-вот выскочат из суставов и разлетятся по залу. Ее необычные телодвижения не имели ни малейшей связи с исполняемой ею песней, но именно эта нелепость поведения и завораживала. Я склонен объяснять это тем, что угнетенный рационализмом окружающей жизни современный человек устал совершать осмысленные действия и наблюдать их вокруг себя, а потому он жаждет полной бессмыслицы, словно глотка живой воды. Однако покамест мало у кого из деятелей массовой культуры хватает смелости на то, чтобы преподносить публике настоящую, беспримесную чушь - все ограничивается лишь половинчатыми попытками сделать свои опусы, с одной стороны, понятными даже для моллюсков, а с другой - внести в них глубину и чувствительность. Если первую часть задачи удается выполнить без особых затруднений, то со второй дело обстоит куда сложнее - ведь массовую культуру делают, как правило, люди недалекие и крайне циничные, и потому убедительно имитировать подлинное искусство им очень нелегко: мешают неискренность, духовная скудость и недостаток образования. Другое дело - откровенная нелепица, особенно если ее демонстрация доставляет нескрываемое удовольствие самому артисту.

5
Когда мы осознали всю духовную нищету предложенной нам на престижной вечеринке концертной программы, в наших душах, как я уже говорил, возникло смутное недовольство. До известного времени нам удавалось подавлять его даровой выпивкой и закуской, однако номера следовали один за другим так плотно, что из-за грома музыки общение, которое одно могло скрасить для нас всю неприглядность происходящего, становилось практически невозможным. К тому же собравшиеся с такой отвратительной жадностью накинулись на бесплатную водку, что очень скоро всю ее выпили, а приобретать в этом заведении выпивку за свои деньги было бы из-за несуразных цен величайшей глупостью. Поэтому мы решили перебраться куда-нибудь еще. Едва мы пришли к этой мысли, как я очень кстати вспомнил, что неподалеку в клубе "Ландыш" должна выступать изуверская рок-группа "Агония". Зрелище обещало быть занятным, и мы, попетляв с четверть часа по гулким сырым переулкам, нашли в одном из дворов вход в подвал, где и находился клуб. Зал с эстрадой тонул в полумраке, в котором мерцали свечи и поблескивали глаза и зубы сидящих, а также пивные кружки и стаканы, теснившиеся на столах. Обстановка отличалась спартанской простотой - "Ландыш" был бы самой низкопробной распивочной, если бы не его известность в богемных кругах и не наличие весьма своеобразной концертной программы. Когда мы наконец нашли столик и расселись, группа как раз собиралась начать выступление, и потому зал притих. На эстраде в круге света появились два по пояс голых молодых человека истощенного вида с гитарами. Некоторое время они вяло музицировали, исполняя песню про ландыши, однако затем игра у них расклеилась. Тогда один из них с бранью отбросил гитару, схватил второго за волосы и без долгих разговоров всадил ему по самую рукоятку в живот неизвестно откуда взявшийся мясницкий тесак. Жертва издала страдальческий вопль (и несколько девиц в зале поддержали ее своим визгом), однако не осталась в долгу: придерживая одной рукой вываливающиеся внутренности, она схватила со

6
столика, стоявшего на эстраде, бутылку из-под шампанского и что было сил хватила ею по голове своего обидчика. Тот зашатался и рухнул на столик, ножки столика подломились, и бедняга с грохотом и звоном распластался на полу среди обломков и осколков посуды. Человек, которого пытались зарезать, вытащил из-за щеки здоровенную иглу, уселся на стул и принялся на виду у всего зала деловито зашивать дратвой рану у себя в животе. Неподалеку от нас какую-то девушку начало рвать прямо на скатерть, и ее увели. Тут на эстраде появился еще один участник действа - он был в одной набедренной повязке и в костлявой руке сжимал туристический топорик. С плотоядной ухмылкой подкравшись сзади к раненому, он широко размахнулся и с хрустом вогнал топорик ему в череп по самый обух. Однако торжествующее выражение на лице рубаки очень скоро сменилось озадаченностью, поскольку человек с топором в черепе и не подумал упасть, а медленно повернулся и внимательно посмотрел на своего недруга. Затем он вскочил и с диким воплем, заставившим вздрогнуть всех в зале, вцепился противнику в горло и стал его душить. Хруст позвонков и горловых хрящей был слышен до того отчетливо, что нескольких девушек уже за другим столиком вырвало почти одновременно, а их кавалеры с кислым видом принялись осматривать со всех сторон свои костюмы. Однако предложение удалиться из зала, дабы прийти в себя, девушки решительно отвергли и продолжали во все глаза смотреть на устрашающее действо. Задушив врага, человек с топором в черепе вытащил из-за ширмы огромную бутыль с голубоватой жидкостью, поднял ее и продемонстрировал залу, громко объявив:"Денатурированный спирт". Затем он щедро полил спиртом обоих своих поверженных противников и, злорадно хихикая, достал зажигалку из кармана мешковатых штанов. "Не надо!"- умоляюще взвизгнула какая-то девица, но победитель был неумолим: чиркнул кремень, и пламя мгновенно охватило оба распростертых на эстраде тела. Оказалось, что эти люди лишь

7
прикидывались мертвыми, ибо, ощутив жжение, они тут же проворно вскочили и, размахивая руками, принялись дико скакать на эстраде, душераздирающими криками призывая на помощь. Прибежал охранник с огнетушителем и стал пускать в них пенную струю, однако его усилия не дали заметного эффекта. По залу стал распространяться аппетитный запах жаренного на спирту мяса. Обессилев от прыжков, горящие люди повалились на эстраду, сбежавшиеся охранники накрыли их какими-то попонами (результатом этой операции стали целые облака зловонного дыма), а затем кое-как перекатили в скрытое занавесом помещение за сценой. Человек с топором в черепе, однако, и не думал успокаиваться - явно проникшись ненавистью к охраннику с огнетушителем, помогавшему его врагам, он с фальшивой улыбкой протянул несчастному руку, но в момент рукопожатия свалил его с ног броском через бедро и принялся его головой, точнее - лицом, крошить валявшуюся на эстраде посуду. При этом он торжествующе выкрикивал:"На, получай! Хавай, сука! Будешь еще?! Будешь?! Будешь?!" Меня удивляли его злоба и эти выкрики, поскольку охранник, в сущности, лишь исполнял свой долг. Наконец человека с топором в черепе уволокли за занавес, и мы с облегчением перевели дух. <<Н-да, это посильнее "Фауста" Гёте>>,- утирая пот со лба, пробормотал Григорьев. "Ерунда! Таким и должно быть настоящее современное искусство,- безапелляционно заявил Степанцов. - Все остальное безнадежно устарело". - "Но каково артистам?"- осторожно заметил я. "А кто сказал, что хлеб артиста легок? Возьмите, к примеру, меня..."- начал было Степанцов, но тут же осекся, так как за столик к нам с приветливой улыбкой опустился человек с топором в черепе. Впрочем, топор уже извлекли, и в том месте, откуда он торчал, виднелась сквозь густую шевелюру лишь нашлепка лейкопластыря. Вспоротый и небрежно зашитый живот скрывала клетчатая ковбойка. Затем к нам, придвинув стулья, подсели и три остальных члена группы: два "горящих человека", еще распространявших запах жаркого,- их лица и

8
руки были сплошь покрыты волдырями ожогов, и мнимый охранник, которого тыкали лицом в битое стекло,- теперь все его лицо было беспорядочно усеяно залеплявшими порезы полосками лейкопластыря. Несмотря на многочисленные увечья, артисты излучали довольство и бодрость - ведь за один вечер они заработали на четверых целых восемьдесят долларов. Правда, из этой суммы предстояло покрыть расходы на спирт и прочий инвентарь, однако и то, что оставалось, представлялось членам группы огромной наживой. Из вежливости мы посидели еще с четверть часа и затем откланялись, так как нам постоянно казалось, будто артисты вот-вот начнут умирать прямо за нашим столиком. Бедняги долго трясли нам на прощанье руки и уверяли в своем преклонении перед нашим творчеством, а затем робко поинтересовались, не знаем ли мы такого места, где им можно было бы выступить. Мы обещали подумать.
"Все же пацанов грабят",- сказал Григорьев, когда мы проходными дворами, дабы сократить путь, пробирались в очередной клуб. "Ну и что?- возразил Степанцов. - Они еще только начинают. А вспомните меня на первых порах - за гроши выступать приходилось. На первых порах всех нужно грабить - это как в армии..." - "Пожалуй, у этого жанра и впрямь большое будущее,- заметил я. - Особенно если вспомнить ту пресную жвачку, которую нам предлагали в первом месте". - "Да, нынешняя поп-культура себя исчерпала,- бодро заявил Степанцов. - Люди долго ждали, но теперь уже совершенно ясно, что ничего нового она предложить не может. На очереди отказ от музыкального сопровождения, потому что поп-музыка все равно ничего не дает ни уму, ни сердцу; на очереди эпилептические припадки прямо на сцене и шизофренические камлания, гладиаторские бои со смертельным исходом..." - "Неплохо пойдут также призывы к мятежу и резне",- вставил я. "М-м-м... Возможно. Все зависит от исполнителя",- с важным видом согласился Степанцов. Мы прошли очередную подворотню и остановились в

9
нерешительности: перед нами расстилался заваленный всяким хламом пустырь, окруженный мрачными зданиями без единого огонька,- видимо, подготовленными к сносу. В центре пустыря высилась куча строительного мусора - все, что осталось от дома, с которым расправились раньше других. "Кажется, заблудились",- произнес Григорьев. Мы повернулись, чтобы идти обратно, и в ту же секунду в глаза нам ударила из полудюжины мощных фар целая лавина света. От неожиданности мы присели, но тут же, ослепленные, ничего не видя перед собой, очертя голову бросились в спасительную темноту пустыря.
По-видимому, за нами следили весь вечер - по крайней мере, теперь, задним числом, я припоминаю, что видел один и тот же престижный джип "додж" модификации "дорожная сволочь" и на стоянке у казино, и у входа в "Ландыш". Припоминаю также, что во время нашего движения по закоулкам в поисках следующего клуба я не раз слышал позади тихое урчание двигателя, однако не придал этому значения. И вот наконец-то мы сами забрели в место, идеально подходящее для расправы - воображаю, в каком восторге были наши преследователи (хотя, с другой стороны, им с их акульими мозгами ничего не стоило бы поднять стрельбу хоть на Красной площади). Спасла нас только та быстрота, с которой мы бросились во мрак. Набивая себе синяки и шишки о трубы, кирпичи и балки, валявшиеся на пустыре повсюду, мы залегли среди всех этих предметов, и отбрасываемые ими тени на некоторое время укрыли нас. Однако долго разлеживаться было бы глупо, поскольку хлопанье дверец показало, что враги намерены прочесать пустырь. Поэтому я осторожно приподнял голову, огляделся и, заметив поодаль мусорные контейнеры, поднялся и побежал, стремясь укрыться за ними. В этот момент главарь бандитов громогласно отдавал своим подчиненным разные дурацкие распоряжения, находившиеся в очевидном противоречии друг с другом и щедро пересыпанные матерщиной и оскорблениями. Заметив мой маневр, он поперхнулся на полуслове и с торжествующим воплем:"А-а,

10
сука, вот ты где!"- вскинул автомат и выпустил мне вслед длинную очередь. Однако он не обратил внимания на то, что двое его тупоголовых клевретов торчали как раз в секторе обстрела. На них-то в первый миг и обрушился весь этот град свинца, положив обоих на месте. В результате я успел юркнуть за контейнеры, и когда пули защелкали по железу, мне это было уже не страшно. Главарь бандитов, разозленный проворством своей жертвы, принялся с чудовищной бранью поливать из автомата все темное пространство пустыря. При этом он разнес в клочки тучного серого кота, который вместо того, чтобы мурлыкать на коленях у любящей хозяйки, в поисках приключений решил поохотиться в городских джунглях, а затем совершил вторую ошибку: вместо того, чтобы сидеть в укрытии, попытался перебежками выбраться из-под обстрела. Поняв никчемность своих действий, главарь прекратил стрельбу и рявкнул на остальных бандитов:"Чего стоите, мудаки? А ну вперед, в темпе! Вон один за помойкой, и остальные тоже тут недалеко. Валить всех!" В этот момент Степанцов, укрывавшийся за грудой кирпичей, от безнадежности пальнул в воздух из газового пистолета, истратив единственный имевшийся у него патрон. Услышав выстрел, раскатившийся грозным эхом среди угрюмых стен, бандиты, уже собравшиеся начать прочесывание, остановились и в нерешительности затоптались на месте. Заметив их колебания, Григорьев, окопавшийся за старым диваном, злобно завизжал:"Ну, подходи, уроды, кому жить надоело! Всех перекалечу!" От таких обещаний бандиты вконец оторопели и отошли под прикрытие джипа. "Вы куда?!"- заорал на них главарь. "Ты, Кабан, конечно, пацан авторитетный, но нам тоже помирать неохота,- ответили ему. - Это ж отморозки, в натуре! Слыхал - всех, говорит, перекалечу..." - "А бабки?!- взвизгнул главарь. - Вы же бабки брали! Их же возвращать придется! А неустойка?!" - "Бабки вернем, а вот насчет неустойки - хуй,- рассудительно возразили бандиты. - Мы в психическую атаку ходить не договаривались. Мы на7

11
этом пустыре как на ладони. А они вон, говорят, целую команду пацанов недавно сожгли. И здесь Ржавого и Гнилого уже положили..." Главарь не стал возражать на последнее замечание, дабы не выплыло наружу то, что Ржавого и Гнилого положил сгоряча он сам. Вместо этого он воззвал к здравому смыслу:"Если у них стволы есть, чего же они не стреляют? Мы же близко от них и на свету. Кстати, фары надо выключить... Нет, пацаны, зря вы перебздели. У них верняк патронов нету. Во, смотрите!" Главарь выскочил из-за джипа, в свете фар, продолжавших гореть, исполнил несколько па какого-то непристойного танца и вновь скрылся за машиной. "Ну, видали?- возбужденно обратился он к своим подельникам. - Не шмаляют! Говорю вам, нет у них патронов!" ("Да и стволов нету",- хотел было сказать он, но, вспомнив о Ржавом и Гнилом, прикусил язык.) Разговор бандитов явно приобретал опасный оборот, но тут над пустырем раскатился бас Степанцова:"Может, проверим, пацаны?" - "Что проверим?"- настороженно переспросили бандиты. "Есть у нас патроны или нет. Хотите на своей шкуре проверить? Тогда вперед! Здесь же вас и закопаем... Лучше мотайте отсюда по-хорошему". - "Мы не стреляем, потому что проблем не хотим,- добавил я. - Это только ваш старшой без пиздюлей как без пряников. Может, сюда уже ментура едет". - "А лично я прямо в глаз бью, чтоб шкуру не портить",- несколько невпопад, но весьма внушительно сообщил Григорьев. Бандиты вновь задумались и начали приглушенно переговариваться. Доносились обрывки фраз:"Всех бабок не заработаешь... Я что, Матросов?.. Это ж отморозки, мясники натуральные... Слыхали - всех, говорит, перекалечу... Да мне эти бабки в хуй не уперлись... Не, пацаны, я не согласен... Начальству, конечно, бздеть легче, чем нам нюхать..." Чаша весов явно склонялась на сторону мира, но тут за спинами бандитов вспыхнул свет фар подъехавшего автомобиля, чавкнула открывшаяся дверца, и властный голос прогремел:"Ну что, сделали дело? Замочили козлов?" По-видимому,

12
главарь сумел потихоньку позвонить по мобильному телефону еще более высокому бандитскому начальству, приезд которого явно не сулил нам ничего хорошего. Я разглядел приземистого толстяка в спортивном костюме - это он вылез из подъехавшего джипа и немедленно набросился с руганью и угрозами на проявивших трусость рядовых бандитов. "Пацанскую идею позорите, дешевки! - разорялся он. - Кого испугались - интеллигентов вонючих! А ну вперед, и чтоб я их трупы увидел через пять минут!" Бандиты с угрюмым видом построились "свиньей" и приготовились к атаке. Я посмотрел назад, но бежать не имело смысла - обширное пространство пустыря было теперь хорошо освещено, и меня мгновенно скосили бы из автоматов. Казалось обидным умирать в таком безобразном месте, среди всякого хлама, оставив столько дел недоделанными и столько замыслов недовоплощенными. "А сколько ты уже сделал?- возразил мне внутренний голос. - Сколько необычайных замыслов сумел облечь в блестящую форму? Да другим и в сотню лет такой махины не своротить, тем более что сейчас для большинства форма присутствия в литературе - это тусовка, скандал и балаган. Так что уж тебе-то грешно в этом отношении жаловаться на судьбу. А где умирать - не все ли равно? Похоронят как-нибудь..." - "Я-то, может быть, с этим и соглашусь,- рассудительно ответил я. - А вот согласятся ли мои товарищи? Не нарушит ли смерть на этом пустыре их жизненных планов?" - "Хорошо, я с ними поговорю",- сухо сказал внутренний голос и умолк. Я же выбрал на земле кирпич поувесистей и приготовился дорого продать свою жизнь. Однако, с опаской высунувшись из-за контейнера, я обнаружил, что в рядах бандитов вновь возникло замешательство, так как совершенно неожиданно заржавленная дверь в стене подворотни, не открывавшаяся, судя по ее виду, лет сто, со скрежетом распахнулась. На пороге, подсвеченная сзади казенной лампочкой без абажура, возникла фигура хрестоматийного дворника: в треухе, в валенках, в засаленном ватнике и с метлой в руках. Дворник

13
показался мне сказочным персонажем, тысячу лет проспавшим в недрах стены, но в грозный миг проснувшимся и вышедшим на битву за правое дело. Да, отчаяние мое в тот момент было столь глубоким, что я связал надежды на спасение с этой нелепой фигурой,- и, как показали дальнейшие события, совсем не зря. Некоторое время дворник, нетвердо державшийся на ногах, с удивлением взирал из дверного проема на бандитов, а те с не меньшим удивлением смотрели на него. У ног дворника мельтешило и заливалось истерическим лаем маленькое мохнатое существо, своим видом отдаленно напоминавшее собаку. "Вы хто?- наконец нарушил молчание дворник. - А ну пшли все на хер отсюда!" Дворник взмахнул метлой, словно пытаясь смести всю заполнившую подворотню нечисть, однако потерял равновесие и чуть не упал. Это движение вывело из оцепенения и пузатого бандитского начальника, и приехавшего первым главаря рангом пониже (для ясности буду их называть соответственно атаманом и есаулом). "Ты чего, старый хрен, трухни объелся?- спросил атаман. - А ну сдрисни обратно в нору и сиди там, пока я не позову!" - "Сдрисни, козел!"- злобно шипел есаул, подпрыгивая за спиной атамана. Некоторое время дворник стоял, покачиваясь, на пороге своего логова и мутным взором обводил бандитскую рать. Зрелище это, замечу в скобках, было не для слабонервных, поскольку физиономии бандитов могли бы служить ярким подтверждением известных воззрений Чезаре Ломброзо. Особенно гротескно выглядели бандиты теперь, когда их асимметричные черты с одной стороны заливал неживой свет автомобильных фар, а с другой на них ложились черные тени промозглой московской ночи. Пока дворник неторопливо обозревал это сборище уродов, порожденных печальным российским безвременьем, мне было видно, как в его душе копится негодование и как постепенно наливается кровью его небритое лицо. Неожиданно дворник вырвал из метлы черенок и с воплем "Вон с русской земли!", от которого содрогнулись окрестные мрачные здания, одним

14
взмахом черенка положил на месте нескольких негодяев, стоявших к нему ближе прочих. Затем черенок замелькал в воздухе, словно палица древнего богатыря, про которого в сказке говорится:"Махнет - улочка, отмахнется - переулочек". Бандиты жмурились, приседали, закрывались автоматами, но это не спасало их от весьма болезненных ударов. Первое время они не решались стрелять, опасаясь попасть в своих, но затем атаман плюнул на все опасения и пальнул в дворника из пистолета иностранного производства, однако, поскольку мелькание черенка мешало ему прицелиться, застрелил есаула, всадив тому пулю между глаз. Падая, есаул конвульсивно нажал на спусковой крючок автомата и скосил еще нескольких бандитов, которые с проклятиями попадали под колеса джипов. Сверху на них продолжали один за другим валиться их подельники, сокрушенные ударами беспощадного черенка. Но затем один бандит, притворившийся мертвым, прополз дворнику за спину и стал там на четвереньки, а атаман, видя это, с силой толкнул дворника в грудь. Дворник попятился от толчка, и тут под ноги ему подвернулся стоявший на четвереньках бандит. Взмахнув руками, в одной из которых по-прежнему был зажат черенок, дворник опрокинулся навзничь, и уцелевшие негодяи со злорадным гоготом толпой накинулись на него. "Опустить козла!"- пронзительно завопил увешанный золотыми цепями плешивый коротышка, однако вопль его тут же оборвался - это я, тщательно прицелившись, запустил в него обломком кирпича, и костяной стук послужил свидетельством тому, что я не промахнулся. Пошатнувшись, коротышка с грохотом врезался спиной в дверцу джипа и медленно сполз по дверце на землю. Тогда бандиты решили просто задушить дворника. Тот отчаянно сопротивлялся, однако силы были слишком неравны. Вскоре раздался жуткий хрип, говоривший о том, что негодяи вот-вот добьются своего. Дабы заглушить душевную боль и не слышать этих ужасных звуков, я принялся биться головой о мусорный контейнер, но вскоре истошный вопль атамана отвлек меня от этого занятия. "Снимите ее,

15
козлы! - верещал атаман. - Бросьте его, меня спасайте! Снимите эту падлу!" Приглядевшись к происходившему в подворотне, я обнаружил, что атаман, подняв руки, стоит, прислонившись задом к капоту джипа, и с ужасом смотрит на собственную мотню, на которой висит нечто уродливое и бесформенное. В наступившей напряженной тишине до меня донеслось тихое сдавленное рычание, и я понял, что висящий предмет - это безобразная собачонка дворника, в начале битвы с таким азартом облаивавшая бандитов из-за спины своего нетрезвого хозяина. Бандиты бросились на выручку атаману, но едва они протянули к собачонке свои татуированные лапищи, как та крепче стиснула челюсти, и атаман издал вопль, от которого затряслись все окрестные развалины. Когда один из бандитов все же дернул собачонку за хвост, атаман заревел еще ужаснее и тут же застрелил своего незадачливого спасителя. Бандиты обступили полукругом своего начальника, уже не пытаясь помочь и только вполголоса выдвигая разные проекты один другого глупее. Дворник, оставленный ими в покое, сначала приподнялся и огляделся, потом сел и заявил:"Не, ребята, бесполезно. Это ж служебная собака, у нее спецподготовка КГБ. Она теперь не отцепится, а если убивать ее будут, то перед смертью яйца отгрызет". - "Чего делать-то, дед?- в отчаянии простонал атаман. - Выручай, за мной не заржавеет". - "Чего, чего,- ясно, чего,- ворчливо ответил дворник. - Отправляй отсюда своих бойцов, тогда я ее сниму". Атаман, скрипя зубами, попробовал поторговаться, однако дворник был непреклонен. "Ну, чего стоите?!- заорал в конце концов атаман на своих подручных. - Садитесь в тачку и марш отсюда! А мою тачку оставьте, я потом сам приеду". Недовольно матерясь, бандиты закидали своих покойников разным хламом, дабы вернуться за ними позднее, тесно набились в один из джипов, неуклюже развернулись и укатили прочь. Во время своих маневров они, судя по внезапно раздавшемуся визгливому реву, задавили одного из своих раненых дружков, которого не заметили в темноте. Дворник поднялся на

16
ноги, подошел к атаману и спросил с издевкой:"Ну что, взял? Понял, с кем связался, жиртрест?" - "П-понял",- тихонько проскулил бандит, и по его лицу пробежала страдальческая судорога. "То-то,- наставительно произнес дворник, повернулся к нам и махнул рукой:- Выходи, ребята!" Мы не заставили звать себя дважды, вскочили и, отряхиваясь на ходу, бросились к своему избавителю. Когда мы достигли подворотни, Степанцов решил дать захваченному бандиту оплеуху. Однако собака, продолжавшая висеть на гениталиях негодяя, боковым зрением заметила движение Степанцова и сочла, что он хочет освободить пленника. В соответствии с полученным в собачьей школе воспитанием она еще сильнее сжала зубы. Атаман тихо застонал, покачнулся и безвольно повалился на асфальт, словно куль с картофелем. "Зютка, ты что делаешь?!"- бросился к собаке дворник. Нажав на какие-то точки за ушами Зютки, он заставил ее разжать челюсти, однако атаман не пришел в себя. "Эх, черт, сейчас бы его допросить,- вздохнул дворник.- Ну да ладно". Повернувшись к нам, он содрал с лица накладную щетину, брови и усы, отлепил красный нос, и мы с удивлением обнаружили, что в роли дворника выступал не кто иной, как наш друг и редактор жизни Евгений. "Боже мой, Евгений!- патетически воскликнул Григорьев. - Мы обязаны вам жизнью! Как вы здесь оказались?" - "Ваш маршрут несложно было предугадать",- скромно ответил Евгений. Я подумал, что это как раз было довольно сложно, поскольку мы еще совсем недавно не знали, куда пойдем дальше, а в подворотне оказались и вовсе случайно. Однако свои мысли я предпочел держать при себе - когда имеешь дело с явлениями мистического характера, безопаснее не проявлять излишнего любопытства. По команде Евгения мы подхватили лежавшего без чувств атамана за руки и за ноги и, кряхтя от натуги, потащили его в дворницкую. Там мы, следуя указаниям Евгения, уложили пленного на засаленный матрац, составлявший, казалось, единое убогое целое с ржавой железной койкой. Руки и ноги бандита мы надежно привязали к

17
спинкам койки. "Ну что ж,- сказал Евгений, стирая с лица грим,- давайте поднимемся, и я покажу вам дорогу в клуб. Сейчас я буду допрашивать этого субъекта и не хотел бы, чтобы вы присутствовали при допросе. Такие тяжелые процедуры не стоит видеть людям тонкого душевного склада". Мы поднялись по лестнице обратно в подворотню, и Евгений доходчиво объяснил нам, как следует добираться до клуба. Неожиданно откуда ни возьмись к нашим ногам подкатилась собака, нейтрализовавшая бандитского атамана. Она поднялась на задние лапы, передней отдала честь и, преданно глядя в глаза Евгению, человеческим голосом отрапортовала:"Товарищ маршал, ваше задание выполнено. Готова к выполнению дальнейших заданий". - "Спасибо за службу,- кивнул Евгений. - Получите благодарность в приказе". - "Служу Абсолютному Добру!"- дрогнувшим голосом ответила собака, лязгнув когтями. "До 24.00 можете быть свободны,- продолжал Евгений. - Затем возвращайтесь на базу". - "Слушаюсь!" - молодцевато гаркнула собака, опустилась на все четыре лапы и затрусила прочь, обнюхивая встречные предметы и радостно махая хвостом. Мы оцепенело наблюдали эту сцену, а затем уставились вслед удаляющейся собаке, не в силах произнести ни слова. Заметив наше изумление, Евгений сказал, пожав плечами:"Друзья мои, вы же и сами наверняка знаете, что животные мыслят. Все остальное делает спецподготовка. Спецподготовка - великая вещь". Для подтверждения этих последних слов Евгений плавно поднялся в воздух, повисел с полминуты без всякой опоры, затем опустился на землю И. помахав нам рукой, ушел в дворницкую со словами:"Жду вас утром. Рекомендую избегать излишеств. Надеюсь к этому времени все выяснить".
Наше пребывание в клубе я описывать не буду, поскольку ничего значительного с нами там не произошло,- разве что среди посетителей обнаружился человек, выдававший себя за Степанцова. Подобный казус мог бы нас только посмешить, однако самозванец непрерывно читал барышням стихи нашего товарища,- точнее, какое-то безобразное месиво

18
из отдельных четверостиший, строк и слов, подобранных по собственному дурацкому разумению. Некоторое время Вадим ежился, кривился и стонал, а затем не выдержал и по мобильному телефону сообщил Евгению о происходящем. Евгений появился почти мгновенно - на лице его явственно читалось недовольство, поскольку его оторвали от важного
дела,- схватил самозванца за шкирку и без всяких объяснений поволок в туалет. Сделано это было так ловко, что плагиатор не сумел оказать сопротивления, хотя отличался могучим телосложением, из-за которого мы и не рискнули с ним связываться, решив прибегнуть к редакторской правке нашей жизни. Поскольку Евгений в тот момент пребывал не в лучшем настроении, самозванца, как мне известно, с тех пор больше никто не видел. И это очень хорошо, ибо подобные типы позорят благородное сообщество поклонников нашего таланта. После расправы, совершившейся так быстро, что посетители ничего не заметили, нас больше никто не беспокоил, а нам только того и надо было - спокойно обменяться впечатлениями от пережитого, выпить водки, дабы снять стресс, и разъехаться по домам на отдых, договорившись наутро встретиться в районе руин.
Я приехал на место встречи первым, однако без друзей не решался постучать в обшарпанную дверь дворницкой, подозревая, что за ней творится нечто страшное. Пошевелив ногой груду хлама, я обнаружил, что бандиты не позаботились вывезти своих мертвецов,- впрочем, зная бандитов, я и не ожидал от них особой заботы о погибших подельниках. Когда друзья присоединились ко мне, я нажал на кнопку звонка, и вскоре Евгений открыл нам дверь. Глаза у него были красные, небритость подчеркивалась бледностью, одежду его составляли только майка и линялые тренировочные штаны. Нас поразил его осипший голос. "Вы не простыли?"- участливо осведомился Григорьев. "Нет, просто всю ночь колол этого гада,- непонятно ответил Евгений. - Упорный попался, я до сих пор еще не закончил". Мы переглянулись, озадаченно пожали

19
плечами и затопали вслед за Евгением вниз по лестнице. Атаман со страхом и ненавистью взирал на нас со своей койки. Мне бросилось в глаза огромное количество книг, разбросанных вокруг койки на полу. Вглядевшись, я обнаружил, что всё это книги известных и модных поэтов. Евгений с садистской ухмылкой уселся на стул и раскрыл том Бродского. "Не надо, командир!- забился на койке бандит. - Не надо, будь человеком!" - "Тогда говори: узнаешь этих пацанов?!- грозно рявкнул Евгений. - Кому еще их заказали, кроме тебя? Говори, урод - кому?!" - "Не могу, командир,- заплакал бандит.- Меня ж замочат... И честь пацанская опять же..." - "Честь, говоришь? Ну-ну",- зловеще усмехнулся Евгений и с интонациями опереточного злодея начал читать:
Если кончу дни под крылом голубки,
что вполне реально, раз мясорубки
становятся роскошью малых наций -
после множества комбинаций
Марс перемещается ближе к пальмам;
а сам я мухи не трону пальцем
даже в ее апогей, в июле -
словом, если я не умру от пули,
если умру в постели, в пижаме,
ибо принадлежу к великой державе..." и т.д.
Некоторое время бандит лежал неподвижно, со страдальческим видом глядя в потолок. Затем по его телу начали пробегать судороги, конечности его стали подергиваться, он принялся корчить страшные рожи и скрежетать зубами. Несколько минут он из последних сил крепился, чтобы не закричать, и лишь сдавленное мычание вырывалось из его сжатых уст. Но вскоре его терпение иссякло, и он заметался по койке с дикими воплями:"Не могу! Не могу, командир! Не надо! А-а-а!" Евгений незаметно включил магнитофон, продолживший с нужного места читать то же произведение, а сам повернулся к нам и объяснил вполголоса:"Это

20
новый способ пытки, разработанный спецслужбами. Там обратили внимание на раздражающее действие современной поэзии - когда человек слышит вроде бы знакомые слова и словосочетания, однако они намеренно скомпонованы автором так, что понимания не наступает. Мозг пытаемого раздражается, однако это раздражение не ведет ни к чему полезному, не создавая ни чувств, ни образов, и потому вскоре приобретает болезненный характер. Иначе говоря, раздражение, выработанное мозгом, обращается не вовне, в сферу эмоций или сознания, а как бы вспять, на сам мозг, на его клетки. Примерно то же происходит, когда голодной собаке суют под нос кусок мяса и тут же его убирают, повторяя это многократно: всякий раз выделяется желудочный сок, который вскоре проест язву в стенках желудка. Поэтому люди, боясь за свое здоровье, просто не читают тех поэтов, которые скрывают за темнотой и непонятностью недостаток дарования. Однако наш клиент, к счастью, лишен возможности выбора..." К этому моменту бандит своим ревом уже окончательно заглушил магнитофон и сделал дальнейшую беседу невозможной. Мы брезгливо смотрели на его корчи и метания. Когда стихотворение кончилось, негодяй с пеной на губах бессильно раскинулся на матрасе, однако магнитофон тут же приступил к другому произведению того же автора:
Когда ты вспомнишь обо мне
в краю чужом - хоть эта фраза
всего лишь вымысел, а не
пророчество, о чем для глаза,

вооруженного слезой,
не может быть и речи - даты
из омута такой лесой
не вытащишь,- итак, когда ты


21
за тридевять земель и за
морями, в форме эпилога
(хоть повторяю, что слеза,
за исключением былого,

все уменьшает) обо мне
вспомянешь все-таки в то Лето
Господне и вздохнешь - о, не
вздыхай! - обозревая это

количество морей, полей,
разбросанных меж нами, ты не
заметишь, что толпу нулей
возглавила сама...
И так далее. Бандита вновь начало ломать не на шутку. Он орал, с ненавистью глядя на Евгения:"Какое лето?! Какая, на хуй, толпа нулей?! Скажи, командир! Объясни, гад, будь человеком! Я ж помру сейчас!" - "Наличие внешне знакомых, но недоступных пониманию смысловых фигур производит особенно раздражающее и мучительное воздействие на объект, отсюда и эти просьбы, нелепые на первый взгляд,- сухо прокомментировал Евгений, выключил магнитофон и спросил бандита: - Ну, кому еще их заказали?" Мерзавец начал торопливо сыпать именами, кличками и адресами - Евгений еле успел включить магнитофон на запись. "Кто заказчик? Кому и куда ты сообщишь о выполнении заказа?" Бандит молчал, шевеля губами, глаза его бегали по стенам и потолку. "Чего молчишь? Может, Вознесенского хочешь послушать? Или Парщикова? А?"- спросил Евгений вкрадчиво. Бандита словно током подбросило на койке. "Погоди!- завопил он. - Ты что, фашист? Я ж колюсь!" И он назвал имя клеврета сверхпрезидента, которое мы уже слышали при сходных обстоятельствах в городе N. "А ты меня не

22
обманываешь? Доверяй, но проверяй",- рассудительно произнес Евгений и включил магнитофон. <<Иван Жданов, "Орнамент">>,- раздался бесстрастный голос из динамика, и полились стихи:
Потомок гидравлической Арахны,
персидской дратвой он сшивает стены,
бросает шахматную доску на пол.
Собачий воздух лает в погребенье.
От внешней крови обмирает вопль.

Она четверку лошадей выводит,
подковы их - само колесованье.
Он ставит лаковых слонов на рельсы.
Разбросаны перчатки осязанья,
наперстки звона, веретена вальса.

Зевает кот - расходится кругами,
чуть дрогнут заспиртованные горы
его зрачков, он плавает над ними,
не ставит меток на жужжащей дрели,
не ищет пауз для иранских шалей.

Он зажигает буровую фару,
коронки рвут рельефную фанеру.
Подкрашен воздух. Скважины простерты
от клеток до бесцветного пласта
высоковольтных хромосом Христа.

Едва ударит шестоперый ливень,
свернется мех иранских плоскогорий,
всплывет бивень в кольце нагара..

23
Расходятся слепые по темницам.
Смерть входит со спины с картой.
Пересыхает кофе. Гниет дратва.
Облизанная сталь. Снег. Бритва.
Во время чтения бандит метался и ревел, клянясь, что сказал правду, но через некоторое время стал стихать. Глаза его сошлись к переносице, и он пролепетал с идиотской ухмылкой:"Не в склад, не в лад..." Затем голова его бессильно мотнулась набок. "Готов",- бесстрастно заметил Евгений. Покосившись на груду книг возле койки, я не нашел в кончине бандита ничего удивительного. На обложках красовались имена Сен-Жон Перса, Шимборской, Тракля, Евгения Рейна, Бенна, Мандельштама и Октавио Паса. Бандиту за ночь и впрямь досталось, однако следовало признать, что мерзавец получил по заслугам. К тому же мы выяснили все, что нам требовалось.
Приехав домой, я немедленно набрал секретный прямой номер сверхпрезидента. Покуда в трубке длились гудки, я с отвращением прислушивался свободным ухом к безотрадным звукам пустой квартиры - тиканью часов, карканью ворон, долетавшему со двора, еле слышным всхлипам воды в ванной... Все они напоминали мне об отсутствующей любимой и о том, что постепенно она все больше отдаляется от меня. Затем я услышал в трубке знакомый голос, полный самоуверенности и животного оптимизма. Этих свойств голос моего дражайшего тестя не утратил и после того, как я сообщил о совершенных на нас за последние дни покушениях. "Какой ужас,- выслушав меня, благодушно отозвался тесть. - Но я тут ни при чем. Ты же знаешь, что я прежде всего деловой человек..." - "Все зависит от того, как понимать деловитость,- возразил я едко. - Как будто я не знаю, что бандитов вы тоже числите в рядах вашего родного класса. Одним словом, предлагаю вам не юлить",- и я выложил сверхпрезиденту все те сведения, которые нам удалось выжать из пленных бандитов. "Как видите, нам все

24
известно,- заключил я. - Поэтому гораздо разумнее было бы поговорить начистоту. Если у вас есть ко мне претензии, выскажите их, и, возможно, не придется применять ваши чикагские методы. Впрочем, я понимаю, что эти методы милы сердцу каждого делового человека",- не удержался я напоследок от укола. "Напрасно вы так думаете,- обиделся сверхпрезидент. - Я не люблю насилия, но у меня есть обязательства, я тоже часть системы... Короче, ждите меня дома, я сейчас приеду".
Через неправдоподобно короткое время раздался звонок в дверь. Я невольно подумал о том, что мой тесть и Евгений чем-то схожи - прежде всего не бьющим в глаза, но все же сверхъестественным могуществом и вытекающей из этого дара абсолютной уверенностью в себе. Едва я отворил дверь, как в квартиру ворвались несколько верзил в черных костюмах и при галстуках, молниеносно обежали всю квартиру, словно свирепые муравьи-бойцы, и столь же молниеносно исчезли. Сверхпрезидент вошел в квартиру один - он прекрасно понимал, что может не опасаться подвоха с моей стороны. Меня в очередной раз поразил контраст между заурядностью его облика и тем положением, которое он занимал. Мы уселись у кофейного столика эпохи Людовика ХIV и некоторое время молчали. Сверхпрезидент был явно смущен: он покашливал, отдувался, принимался чесать себе глаз,- словом, поведение его также отличалось заурядностью. "Вам будто бы не по себе, папаша,- съязвил я. - Мне-то казалось, что злодея вашего калибра ничем уже не смутишь. Надо же, устраивать кровавые разборки в лоне собственной семьи!" - "Почему это я злодей?- ощетинился сверхпрезидент. - Вы сами злодей, вы пытались лишить меня любимого существа - моей дочери..." - "Да Бог с вами, что вы такое говорите,- удивился я. - Разве я мешал вам общаться с Анной?" - "Нет, но вы внушили ей свои нелепые понятия о жизни и едва не сделали ее несчастной",- нахально заявил мой тесть. "Никогда не замечал, чтобы у нее в моем обществе был несчастный вид,- возразил я. - Оно и понятно:

25
это общество она выбрала сама. Впрочем, подозреваю, что ваши наскоки на меня носят скорее идеологический характер. Вам просто не по нраву мои, как вы выражаетесь, понятия. Да, я не скрываю: я никогда не приму вашего культа стяжательства, вашей бездуховности, вашей жестокости, вашего социального дарвинизма. Но разве можно из-за несовпадения во взглядах убивать человека, да еще не совсем вам чужого? Где же ваш пресловутый либерализм?" - "Не скрою, это решение далось мне нелегко,- сухо ответил сверхпрезидент. - Однако на мне лежит огромная социальная ответственность, и потому я обязан, когда того требуют интересы вверенного мне общества, переступать через свои чувства". - "Интересы буржуазного общества",- ядовито ввернул я. "А где вы видите другое?"- парировал мой собеседник. "Ну хорошо,- попробовал я зайти с другой стороны,- почему же вы не сопротивлялись нашему с Анной браку? Стали бы мне мешать, глядишь, я бы и отступился..." - "Зато Анна не отступилась бы,- с отеческой гордостью в голосе возразил сверхпрезидент. - Она все равно настояла бы на своем, и я решил не противиться, чтобы она не наделала еще больших глупостей. Кроме того, я, как вы совершенно верно изволили заметить, либерал, и это не только мое убеждение, но и обязанность. Иначе говоря, я просто по должности обязан везде и во всем проявлять либерализм". - "Хорош либерализм - подсылать бандитов к собственному зятю",- хмыкнул я. "Это для вас они бандиты, а для меня предприниматели. И заметьте, что я вам ничего не запрещал - просто мы оба действовали в соответствии со своим жизненным кредо". В ответ на такую иезуитскую логику мне оставалось только развести руками, однако тут мне на ум пришел неотразимый, как мне показалось, аргумент. "Извините, это вы действовали,- руками бандитов, конечно,- напомнил я. - С моей же стороны никаких враждебных действий не было. А за намерения, убеждения и мнения карать в либеральном обществе не принято". - "Ну, спасибо за одолжение! Уважил, зятек дорогой,- ехидно

26
протянул сверхпрезидент. - Да уж лучше бы вы бомбы взрывали, чем печатать такое..." Он щелкнул пальцами, и по этому знаку из прихожей к нему метнулся прилизанный, как выхухоль, молодой человек в черном костюме и при галстуке, прижимавший к груди стопку книг, журналов и газет. Не поворачивая головы, сверхпрезидент поднял руку, и молодой человек вложил в эту руку одну из моих книг, аккуратно заложенную на нужной странице. Вся эта сцена была проникнута таким холуйским духом, что я не смог сдержать презрительной ухмылки, которой сверхпрезидент, впрочем, не заметил. Он увлекся гневным цитированием наиболее, с его точки зрения, возмутительных мест из моих произведений, открывая заложенную страницу, прочитывая вслух подчеркнутые строки и отбрасывая использованную книгу или иное издание прилизанному молодому человеку, а тот ловил их с ловкостью жонглера. <<Вот,- восклицал сверхпрезидент,- каково:"Буржуй - почти всегда урод..." Или это:"Здесь именуются элитою разбогатевшие уроды..." Или вот:"Буржуа - не социальное положение, буржуа - это диагноз... Социальная биомасса, столь же безмозглая, сколь и вредоносная..." Или это:"Буржуй всегда отыщет повод твою работу не оплачивать..." А рекомендации ваши чего стоят - взрывать богатых, отстреливать из-за угла, топтать сапогами, травить стрихнином и даже жрать их живьем. Скажите спасибо, что в отношении вас я избрал еще довольно гуманные методы по сравнению с теми, которые пропагандируете вы. Вы откровенно покушаетесь на устои того общества, за которое я отвечаю!" - "Минуточку! Простите! Извините!- негодующе замахал я руками. - Не надо передергивать! Во-первых, все эти методы предлагаю не я, а мой лирический герой, за которого поэт, как известно, не отвечает. Во-вторых, если вы призваны судьбой блюсти существующий строй, то почему вы не хотите допустить, что я призван его как можно скорее ниспровергнуть? А это дает мне право на многое. И в-третьих, я свои воззрения все же не воплотил в действие, а значит, неподсуден никакому земному суду. О вас же этого

27
не скажешь - вы развернулись во всю ширь..." - "А по-вашему, я должен был ждать, пока вы мне распропагандируете всех трудовиков?"- огрызнулся сверхпрезидент. "Кого-кого?"- переспросил я. "Трудовиков,- повторил мой тесть смущенно, поняв, что сболтнул лишнее. - Так у нас в руководстве называют тех, кто... Ну как бы это сказать... Работает, но не занимается бизнесом..." - "То есть тех, кто, в отличие от вас, занят созидательной деятельностью и кому вы платите гроши",- язвительно уточнил я. "Большевистская демагогия",- злобно проворчал сверхпрезидент себе под нос, потому что крыть ему было нечем. "И не вам бы говорить о пропаганде,- продолжал между тем я. - Посмотрите на ваши рептильные газеты, на ваше продажное телевидение - они извращают все духовные ценности в угоду идеологии лабазников. Выходит, им можно, а нам нельзя?" - "Да,- кивнул сверхпрезидент. - Им можно, а вам нельзя. Потому что они защищают устои общества, а вы под них подкапываетесь". - "Да кому, кроме вас и вам подобных, нужно ваше вонючее общество?!- вскричал я, выйдя из терпения. - Пропади оно пропадом!" - "Хорошо, пусть так,- совершенно неожиданно согласился мой оппонент. Я воззрился на него с недоумением. "Пусть так,- повторил сверхпрезидент. - В конце концов, что мне до общества? Ведь мы, либералы, должны исповедовать разумный эгоизм. Пока вы в чем-то убедите массы, меня уже не будет на свете. Так что ваши дерзкие высказывания я бы вам простил..." - "Я не нуждаюсь в прощении",- приосанился я. "Ну хорошо,- поморщился сверхпрезидент,- я оставил бы их без внимания. Но ваши высказывания и ваш, простите, скандальный образ жизни вредят мне лично, подрывая мою репутацию. И заметьте,- сверхпрезидент поднял палец,- я не говорю о том, что вы едва не разлучили меня с горячо любимой дочерью - слава Богу, она вроде бы взялась за ум... Заметьте - я не говорю об этом! Однако ваше имя - вед вы же мой зять - связывают с моим именем!" - "Широкая публика о вас и понятия не имеет",- пожал я плечами. "Плевал я на широкую

28
публику,- разгорячился вождь капитала. - Зато серьезные люди очень даже имеют понятие. Звонит тут недавно Дро Нахичеванский, уважаемый человек, у него интересы в алюминиевом бизнесе... Что это за статья, говорит, про твоего зятя в газете "Ехидна"? Почему твой зять не бережет свою репутацию? Это ведь очень уважаемая газета!" Сверхпрезидент взял двумя пальцами газету из рук холуя и бросил ее мне на колени. Я с любопытством просмотрел фотографии: действительно, то был отклик на наш концерт в городе N, выдержанный в крайне ерническом и скабрезном тоне. Разумеется, подобный тон не мог не привести в ярость моего тестя, ибо, как я уже отмечал выше, никто так е заботится о соблюдении приличий, как труженики борделей, а тесть в определенном смысле как раз и являлся управителем гигантского борделя. "А вот еще на ту же тему,- не унимался сверхпрезидент, и на колени мне шлепнулись "Гадюка", "Скунс" и "Скорпена" - также весьма почтенные печатные органы. Я не успевал просматривать даже десятой части корреспонденций - тесть забрасывал меня все новыми и новыми изданиями, от солидных литературных журналов до самых низкопробных таблоидов, и все они считали нужным как-то отреагировать на факт существования трех скромных поэтов в литературе и на сцене. При этом спокойно-благожелательных и рассудительных публикаций были единицы - подавляющее большинство журналистов считали уместным и приличным писать об известных поэтах в панибратском тоне, с огромным апломбом, явно свысока и с поучающими нотками в голосе, сиречь в тексте. Все эти скудоумные сопляки, интеллектуальный багаж которых исчерпывался дюжиной модных книжек, не могли даже приблизиться к пониманию подлинных масштабов явления, о котором брались писать. Иначе разве осмелились бы они усвоить по отношению к нам требовательный, а то и наставительный тон? Гете писал о таких, как они:"Им представляется, будто писатель, создав свое произведение, становится их должником,

29
при этом изрядно поотставшим от того, о чем им мечталось и думалось, хотя оние еще совсем недавно даже понятия не имели, что нечто подобное где-либо существует или может существовать". Впрочем, находилось немало и вовсе безмозглых писак, которые полагали, будто наши произведения и концерты - неплохой повод позубоскалить, и не над какими-то конкретными проявлениями нашей творческой мысли,- такое нашим сочинителям было явно не по разуму,- а над тем, как им виделись наша внешность и наше поведение. Даже на их птичьи мозги производили впечатление глубина и значительность нашей деятельности, но именно эти свойства и казались им нелепыми и смешными. В самом деле, к чему исследовать жизнь, когда нужно зарабатывать деньги? С чем бы мы ни выходили к широкой публике - всему этому журналисты стремились вменить характер скандальности, эпатажа и какой-то извращенности. Придав же нам уродливый вид, они с тем большим успехом принимались над нами потешаться, хотя описанные ими уроды жили только в их больном воображении. Поневоле вспоминаются слова Сомерсета Моэма:"Филистеры, знаете ли, уже давно отвергли костер и дыбу как средство подавления опасных для себя взглядов, они изобрели более смертоносное оружие - издевку". Одним словом, большую часть написанного о нас читать было гадко, вне зависимости от того, хвалили нас писаки или ругали, а потому мне пришлось признать правоту сверхпрезидента, когда тот с пафосом воскликнул:"Вы меня компрометируете! Вы подрываете мой престиж!" - "Но мы ведь не виноваты, если про нас так пишут",- вяло защищался я, сам понимая шаткость этого аргумента. В самом деле, уничтожить собственную славу я не смог бы, даже вздумай я прекратить творческую деятельность; следовательно, журналисты не могли обо мне не писать, а писать достойно они, к сожалению, не умели. Следовательно, пресечь поток порочащих его публикаций сверхпрезидент мог только одним способом - ликвидировав меня физически. Увы, такова была железная логика

30
безумного мира, в котором нам довелось жить. Вдобавок я никогда не смог бы сам отказаться от Анны, и это тоже делало ситуацию тупиковой.
Я повесил голову и сник, однако сверхпрезидент не унимался. "А вот, полюбуйтесь,- добивал он меня. - Вот тут написано об акции вашего поклонника: на торжественном собрании, посвященном двухлетию банка "Приплод", на котором присутствовали первые лица государства, а также Дро Нахичеванский и Иосиф Кобзон, он пробрался за кулисы, а потом вышел на сцену в чем мать родила. На левой полужопе, то есть ягодице, у него было написано "Куртуазный маньеризм", а на правой - "Закаляет организм". На животе была надпись:"Враги куртуазного маньеризма - сосите!" - и стрелка вниз. Фамилия этого типа - Гребенюк, я его немного знал по работе, потому что он пытался торговать солью..." - "Прекрасный человек Гребенюк",- подумал я, однако произнести это вслух поостерегся, опасаясь, что сверхпрезидент придет в ярость и пристрелит меня на месте. Он еще долго что-то говорил, а я молчал и с нежностью думал об Анне. Затем я поднял голову и посмотрел на него в упор. Увидев мои глаза, сверхпрезидент осекся. "Значит, война?"- с грустью спросил я. "Значит, война",- отводя взгляд, ответил мой тесть и закашлялся. "Могу я хотя бы узнать день и час, когда... ну, когда все случится? И кто будет исполнителем приговора?"- полюбопытствовал я. "Не имею права говорить об этом,- хмуро сказал сверхпрезидент. - Существует определенный порядок, и я как ответственное лицо не вправе его нарушать". - "Ну да, заказные убийства - неотъемлемая часть вашего порядка и потому должны подчиняться правилам",- не удержался я от сарказма. Сверхпрезидент вновь закашлялся, посмотрел на часы и поднялся. "Мне пора,- сказал он сухо. - До свидания... точнее, прощайте".


Глава 8 1

Со времени описанной выше беседы со сверхпрезидентом моя жизнь, как выразился Степанцов в одной из своих песен, "превратилась в помойку". В самом деле, вряд ли кому-либо может понравиться такая жизнь, когда приходится постоянно опасаться покушений, причем осуществляемых самыми жестокими и коварными способами. Опишу для наглядности лишь одно свое тогдашнее утро. Я был совершенно убежден в том, что дни мои сочтены, ибо сверхпрезидент не бросал слов на ветер. Тем не менее я вовсе не торопился на погост и потому старался лишний раз не выходить из дому. Однако поскольку стричь сам себя, как Григорьев, я еще не научился, то подошло время отправляться в парикмахерскую. Я тщательно собрался - в частности, положил в карман пиджака заточенную отвертку,- и по телефону сообщил Евгению о том, что выхожу. Осторожно спускаясь по лестнице, я напряженно вслушивался в гулкую тишину парадного, однако вплоть до самых дверей на улицу ничего подозрительного не обнаружил. На улице стояло ясное апрельское утро, пели птицы, по тротуару сновали прохожие, трамвай, звеня, заворачивал за угол,- словом, картина была вполне безмятежной, и я решил, что мой выход из дому оказался неожиданным для врагов. Увы, очень скоро мне пришлось убедиться в том, что я жестоко заблуждался.
Насвистывая, я двигался в сторону парикмахерской, как вдруг увидел толстое бревно, как бы висевшее в воздухе поперек моего пути. Приглядевшись, я отметил, что одним концом бревно опирается на забор детского сада, а другим - на палочку, поставленную стоймя на тротуаре. Но палочка стояла не прямо на асфальте,- нет, она стояла на купюре в 100 долларов! Иначе говоря, нижний конец палочки прижимал эту купюру к асфальту. Первым моим побуждением было выхватить купюру и пуститься наутек - нормальное побуждение нормального человека. Однако меня отвлек какой-то вскрик, раздавшийся сзади. Я обернулся и

2
увидел Евгения: он стоял на мостовой возле дряхлого "Москвича" и указывал на купюру стоявшему рядом с ним инспектору ГИБДД. Когда инспектор увидел деньги, он оттолкнул Евгения с такой силой, что тот едва не вышиб своим телом боковое стекло "Москвича", и опрометью ринулся ко мне. Меня он тоже бесцеремонно оттолкнул и выдернул из-под палочки зеленую бумажку. Палочка отскочила в сторону, опиравшееся на нее бревно упало и хряснуло нагнувшегося милиционера по затылку. Инспектор на несколько долгих минут замер в согнутом положении, а затем осторожно выпрямился, подозрительно посмотрел на меня глазами, сведенными к переносице, и засеменил по улице прочь, причем его постоянно бросало то влево, то вправо. На ходу он громко, но неразборчиво пел какую-то песню про деньги и в такт размахивал полосатым жезлом, который держал в левой руке (в правой он продолжал сжимать заокеанскую купюру). Я смотрел ему вслед, пока он не превратился в маленькую точку в бесконечной перспективе улицы. Будущее его представлялось мне не слишком радужным - почему-то казалось, что вскоре он на радостях вдребезги напьется и потеряет табельное оружие. В любом случае я оценил коварство моих врагов, соорудивших для меня этот капкан (а в том, что капкан предназначался для меня, я ни секунды не сомневался).
Оправившись от волнения, я зашагал дальше, но не успел пройти и двухсот метров, как вдруг мое внимание привлекли доносившиеся непонятно откуда раскаты смеха. Я повертел головой в поисках источника звука и заметил на мостовой открытый канализационный люк, из которого и вырывался смех, заливистый и безудержный. Разумеется, мне стало любопытно, что же такого смешного может быть в недрах земли. Я стал приближаться к люку, но неожиданно чья-то сильная рука заставила меня остановиться. Человек, задержавший меня - как читатель наверняка уже догадался, это был Евгений,- решительной походкой подошел в люку и неожиданно сам залился хохотом. Он сгибался и

3
разгибался, хлопал себя руками по бокам и коленям, причитал "Ой, не могу", приплясывал и хватался за животики. Понемногу к люку стал подтягиваться народ, и наконец какой-то опухший бродяга шагнул к самому краю и заглянул в черную дыру. Тут ему и пришел конец: из глубины высунулось несколько узловатых татуированных ручищ, они схватили несчастного бомжа за глотку и за лохмотья и утащили в подземный мрак, где, судя по пугающим звукам, сменившим хохот, сразу принялись его тузить. "За что меня товарите?!- слышались из-под земли вопли бомжа. - Чего я сделал-то? Вы мне предъявите сначала!.. Ай! Уя!" В ответ доносилось удовлетворенное урчание:"Попался, стихоплет! Пиздец тебе..." Зеваки разошлись со словами:"Бомжей отлавливают - давно пора". Я удрученно побрел своей дорогой, понимая, что вновь лишь чудом избежал грозной опасности. Забор детского сада кончился, и теперь я двигался непосредственно вдоль стен домов. Внезапно откуда-то сверху до меня долетел раскатистый звук, похожий на отдаленный пушечный выстрел. Подняв голову, я увидел на крыше человека, который подтаскивал к краю небольшой бетонный блок, держа его на уровне живота и делая мелкие шажки полусогнутыми от напряжения ногами. С каждым шагом человек шумно выпускал газы. Расчет негодяя был верен: я никак не мог пройти мимо этого места, а блок при падении накрывал весь тротуар, так что промах практически исключался. Я понял, что в следующую секунду блок обрушится на меня, однако странное оцепенение приковало меня к асфальту, и я, словно загипнотизированный, наблюдал за тем, как убийца со своим страшным грузом движется вниз по скату крыши. Поднатужившись, бандит сделал еще шажок, сопровождавшийся тем же пушечным звуком, но вдруг испуганно оглянулся, и я увидел, как на гребне крыши выросла осанистая фигура Евгения. Подойдя к застывшему в изумлении бандиту, Евгений без всяких раздумий отвесил ему мощного пинка. Мерзавец, намертво вцепившийся в стальные петли для строп, вмурованные в бетон, не догадался вовремя

4
разжать пальцы, когда от пинка его бросило к краю крыши, и тяжелый блок, нырнув в пустоту, увлек его за собой. В ту же секунду чья-то рука сдернула меня с тротуара на мостовую, где в миллиметре от меня тут же с визгом затормозил "мерседес". Водитель открыл дверцу и полез наружу с явным намерением устроить скандал, однако в этот момент блок вместе с прицепившимся к нему бандитом (эта связка чем-то походила на исполинский сперматозоид) достиг тротуара и разбился с оглушительным грохотом и треском. Один из разлетевшихся кусков бетона поставил фонарь под глазом Евгению, вырвавшему меня из-под обстрела, а другой расквасил нос водителю "мерседеса". Тот в ужасе юркнул обратно в салон и поспешил поскорее уехать, а я не удержался, чтобы не сделать ему вдогонку несколько непристойных жестов и не показать ему зад, хотя и не снимая брюк. Затем я направился дальше.
Внутренний голос подсказывал мне, что бандиты, потерпев неудачу с наиболее изощренными способами ликвидации, позволяющими легко спрятать концы в воду, теперь в отчаянии перейдут к более банальным, но зато и более надежным методам. Пусть их труднее выдать за несчастный случай, однако жертве от этого нисколько не легче. Ну а раскрытия заказных убийств, согласно порядкам, заведенным моим тестем и его дружками, так и так опасаться не приходится. Раздумывая об этом, я шел к парикмахерской, как вдруг что-то звонко щелкнуло о фонарный столб, выбив из него искру, и я понял, что мои опасения оправдались. Я бросился к столбу и присел за ним, обводя взглядом окрестности, чтобы выяснить, откуда ведется огонь. Впрочем, большого труда это не потребовало: с крыши одного из ближайших домов донеслись звуки перебранки, я поднял глаза и увидел там две человеческие фигуры, сцепившиеся в борьбе. В одном из дерущихся я узнал Евгения. Было ясно, что борьба происходит из-за ружья с оптическим прицелом, которое Евгений старался отобрать у стрелка. Вскоре он в этом преуспел, перехватил ружье за ствол и принялся охаживать киллера

5
прикладом со словами:"Вольный стрелок, да? Робин Гуд, бля! Вильгельм Телль, бля! Получай, ничтожество!" Бандит приседал и закрывался руками, однако удары продолжали сыпаться на него с неослабевающей силой, а вид разъяренного Евгения был до того страшен, что негодяй в конце концов не выдержал, издал пронзительный вопль, полный тоски и отчаяния - казалось, будто в этом вопле выразились все страдания бандитского племени от сотворения мира,- а затем очертя голову ринулся с крыши вниз. Несмотря на немалую высоту, он не разбился: врезавшись в густую древесную крону, он с треском проломил ее сверху донизу и застрял у самой земли, тяжело сопя и ошалело вращая выпученными глазами. Я подошел к мерзавцу и попытался заглянуть ему в глаза, для чего мне пришлось сильно скособочиться и вывернуть шею. "Ты хоть знаешь, в кого стрелял?- спросил я с надрывом. - Ты в русскую поэзию стрелял!" Плюнув киллеру в лицо, я продолжил свой путь. Надо сказать, что, чувствуя постоянную защиту со стороны Евгения (или Евгениев, поскольку наш редактор жизни вновь проявил свою удивительную способность к самоумножению), я проникся опасным благодушием - мне, как говорится, море уже было по колено, за что я вскоре едва не поплатился. Подойдя к парикмахерской, я стал подниматься по ступенькам высокого крыльца и вдруг сквозь стеклянную стену увидел, как один из мастеров показывает на меня пальцем лохматому и небритому детине с пронзительным взглядом, облаченному в грязный белый халат. Детина посмотрел на меня с ненавистью, схватил со столика опасную бритву и бросился вон из мастерской. Через секунду его силуэт замаячил за стеклянной входной дверью и стал стремительно надвигаться на меня. Я растерянно попятился по ступенькам вниз, а детина вырвался на крыльцо и угрожающе навис надо мной. В одной руке он держал бритву, в другой - эмалированный таз. "Ты батяню убил?"- злобно спросил он меня, скрежеща зубами. Испуганный его страшным видом, я только и смог, что пробормотать:"Нет". - "А кто? Пушкин?"-

6
зарычал безумец. "Я не знал вашего отца",- пролепетал я. "Врешь, гад, его все знали!- возразил детина. - Мой отец - Киров Сергей Миронович, а я сын Кирова. Мой отец - Киров, а ты убил Кирова. Значит, ты убил моего отца!" - "Нет,- пискнул я в ужасе,- я люблю Кирова!" - "Так все говорят,- злорадно захихикал безумец. - Сейчас я пущу тебе кровь, тогда по-другому запоешь. Все расскажешь, падло!" Он потряс тазом перед моим носом, и тут я наконец опомнился и бросился наутек. Сын Кирова устремился следом, а прохожие с любопытством наблюдали за погоней. Впоследствии я узнал, что этот субъект, навязчивой идеей которого стало то, что он является сыном Кирова, постоянно мстил кому-нибудь за отца, причем выбирал людей старых - ведь именно они по возрасту могли быть замешаны в убийстве питерского вождя. Время от времени он перерезал горло очередной старушке, насиловал труп, а кровь с удовольствием пил. Его ловили, доказывали его вину (хотя он тщательно запутывал следы, а на допросах отпирался до последнего), затем признавали невменяемым и из суда везли прямо в больницу. Там его излечивали и отпускали, после чего все повторялось сызнова. И вот такой субъект в последнее время работал уборщиком в той парикмахерской, которую я регулярно посещал. Понятно, что его внедрили туда мои враги, они же и настроили его против меня. Правда, это стоило им некоторого труда, поскольку даже такой безумец, видя мои сравнительно молодые годы, не хотел верить в то, что я мог застрелить Кирова - ведь в том году меня еще и на свете не было. "Вот в том-то и загвоздка!- объяснили ему. - Убил точно он, а как - непонятно. Надо пустить ему кровь и допросить. Если пустить кровь, он, сука, все расскажет". Несчастный безумец пошел на поводу у этих провокаторов, и если бы во время начавшейся погони Евгений, вновь оказавшийся поблизости, не подставил ему ножку, мне, несомненно, не поздоровилось бы. Убийца, гремя тазом, покатился по асфальту, Евгений бросился на него, вырвал у него бритву и зашвырнул ее куда-то на

7
проезжую часть, затем вырвал таз и, сидя на груди поверженного противника, нанес ему такой удар тазом по лбу, что гул докатился, должно быть, до центра города. Глаза безумца сошлись к переносице, на лице появилась глупая ухмылка, и он заметно успокоился. "Ты кто?"- спросил его Евгений, занося руку с тазом. "Я сын Кирова!"- оживившись, запальчиво произнес безумец. При этом он, однако, с опаской косился на таз. Опасения его не замедлили подтвердиться - следующий удар оказался еще страшнее предыдущего. "Подумай хорошенько,- вкрадчиво попросил Евгений, когда гул стих. - Так кто ты?" Глаза безумца забегали, но таз вновь угрожающе завис в пространстве, и тут выяснилось, что самозванец на самом деле помнит и свое имя, и фамилию, и адрес, и тех, кто его натравил на меня. Его малодушие произвело на меня тягостное впечатление, и я раздумал стричься в тот день (позднее я узнал, что парикмахерская сгорела). Предоставив Евгению проводить блиц-допрос, я повернулся и зашагал домой, намереваясь успокоить расходившиеся нервы рюмкой-другой коньяку.
Еще раз напоминаю читателю, что все вышеописанное произошло со мной за одно-единственное утро, и стоило мне в другие дни выйти из дому, как покушения возобновлялись с упорством, достойным лучшего применения. Конечно, без защиты Евгения я давно уже пал бы жертвой одной из этих варварских акций, но мне в то же время казалось, будто меня охраняет некая высшая сила - ничем иным я не мог объяснить постоянные неудачи моих врагов, а ведь им, как читатель уже успел убедиться, были присущи и опыт в кровавых делах, и поистине дьявольские жестокость и хитрость. Хотя я и оставался цел и невредим, однако все же легко понять, что все это время я находился на грани нервного срыва. В дополнение к нападениям на улице меня не оставляли в покое и дома: то предлагали поморить тараканов, то утверждали, будто я заливаю соседей, то в три часа ночи соблазняли денежным

8
переводом и просили открыть дверь, дабы расписаться на бланке... Коньяк помогал мне лишь отчасти, к тому же для пополнения его запасов мне приходилось выходить из дому и, следовательно, вновь и вновь рисковать жизнью и переживать стресс. Оказавшись в таком заколдованном кругу, я остро нуждался в поддержке дорогого существа, однако Анна лишь позванивала мне порой из своих круизов, превратившихся, казалось, в один большой нескончаемый круиз. Злой иронией судьбы выглядело то, что ее папаша, находившийся рядом с ней в этих путешествиях, из их прекрасного далека руководил всеми попытками моего физического устранения. Свою лепту в расстройство моих нервов вносили и средства массовой информации, смаковавшие (разумеется, безбожно перевирая) большинство покушений и объяснявшие их мотивы самым идиотским образом. Запретить лживым журналистам писать сверхпрезидент, согласно неписаным либеральным правилам, никак не мог, а они согласно тем же правилам помалкивали о том, что я женат на его дочери. Однако сверхпрезидент знал, что публикации обо мне и Анне, появляющиеся даже в самых забубенных таблоидах, подрывают его авторитет в глазах столпов общества вроде Дро Нахичеванского, и потому отчаянно пытался как можно скорее стереть меня с лица земли (разумеется, не ставя Анну в известность о своих действиях). Ну а я читал в газетах и узнавал из телепередач всякие гадости про себя - что я будто бы несметно богат и мне принадлежит большинство лохотронов в Москве; что я собираюсь баллотироваться в этот рассадник политической проституции - Государственную Думу; что в Думе я намерен отстаивать неприкосновенность не только депутатов, но и чиновников и бизнесменов (иначе, мол, им трудно работать), а кроме того, свободную торговлю землей, закон о борьбе с экстремизмом, отмену смертной казни и воинской повинности, права гомосексуалистов и прочие тому подобные вещи. Весь этот бред распространяли те издания, которым я почему-либо был симпатичен (они, похоже, считали, что оказывают мне огромную

9
услугу); те же, которые меня недолюбливали, сообщали ничтоже сумняшеся, будто я заядлый сталинист, антисемит, враг азербайджанцев и педерастов, свободы печати, женского равноправия, рыночных реформ и вообще человек жестокий. Дошло до того, что однажды мне приснился мой тесть-сверхпрезидент, лежащий на свежевспаханном черноземе, на фоне которого его тело неприятно раздражало взор своей подвальной бледностью. Внезапно чрево сверхпрезидента начало стремительно распухать и, став размером с пятиэтажный дом, наконец лопнуло. С гнусным чавканьем из него полезли столь же отвратительно бледные и жирные кольчатые личинки, однако вместо положенных личинкам безглазых голов, снабженных жвалами, эти существа обладали человеческими головами, и лица большинства из них я узнавал - то были лица знакомых мне журналистов. Выгибаясь в скобку и распрямляясь, личинки ползли в разные стороны по пашне, а матка-сверхпрезидент следила за ними с доброй материнской улыбкой. Все это зрелище производило столь тошнотворное впечатление, что я замычал и проснулся, а потом долго не мог успокоиться и уснул только после нескольких рюмок коньяку.
Разумеется, я своевременно сообщил друзьям о постигших меня преследованиях, поскольку не сомневался в том, что нападки сверхпрезидента распространятся и на них. Мой тесть попытался бы ликвидировать их по двум причинам: во-первых, дабы насолить мне, а во-вторых, дабы продемонстрировать своему мирку волю к борьбе с теми, кто оскорбляет буржуазные идеалы и подрывает авторитет вождей буржуазного класса. Правда, ни Степанцов, ни Григорьев не увлекались, в отличие от меня, политическими выступлениями, но моему тестю не потребовалось обладать большой проницательностью, чтобы угадать их истинные симпатии и антипатии. А значит, этих одаренных людей, составляющих ценнейшее достояние нации, следовало срочно выводить из-под удара. По этому поводу у меня с Евгением даже состоялось конспиративное совещание, на котором наш редактор жизни доложил о

10
о принятых мерах. Степанцова Евгений отправил в многодневный запой (надо сказать, что это не стоило Евгению особого труда), а затем сдал его с рук на руки московскому отделению американской организации "Анонимные алкоголики" (сокращенно "АА"). Мало кто знает о том, какой мощью обладает эта самая "АА" - она вполне может потягаться и с итальянской мафией, и с прочими подобными спрутами криминала (я, конечно, имею в виду лишь финансовые и организационные возможности, а не сам характер деятельности). Оно и понятно - ведь кто только из сильных мира сего не побывал алкоголиком, чтобы потом долго лечиться! Московские деятели "АА" быстро спровадили Степанцова в свой лечебно-трудовой лагерь близ Нью-Йорка, а уж туда нашим недругам не было доступа. Там Степанцову внушили, что он является алкоголиком, и с тех пор он ужасно обижался, если кто-нибудь выражал в этом сомнение. Но в остальном наш товарищ неплохо провел время среди алкоголиков, оказавшихся прекрасными людьми (впрочем, и в России хорошие люди почему-то спиваются гораздо чаще - указанным обстоятельством лишний раз подтверждается всеобщая несправедливость мироустройства). Главное же, повторяю, состояло в том, что под эгидой "АА" русский поэт находился в полной безопасности. Григорьева посадили на самолет до Буэнос-Айреса и снабдили рекомендательными письмами к влиятельным членам русского землячества. Однако в Буэнос-Айресе следы Григорьева сразу же затерялись. Лишь много позднее выяснилось, что сразу же по прилете Григорьев со словами "береженого Бог бережет" сел на самолет, вылетавший в Парагвай, и даже не в столицу Асунсьон, а в какую-то невообразимую глушь в провинции Гран-Чако. Впрочем, Григорьева это не смутило, поскольку он сызмальства привык сам зарабатывать себе на хлеб и обеими ногами стоять на почве реальности. "В этом Парагвае еще не слыхали настоящей музыки,- сказал он себе. - На музыке я там здорово поднимусь". Исчезнув из поля моего зрения, Григорьев, конечно, поселил в моей душе некоторую тревогу, однако я утешался

11
тем, что одновременно он исчез и из поля зрения наших преследователей. А в том, что Григорьев нигде не пропадет, я не сомневался - сумел же он выжить и преуспеть без всякой сторонней поддержки в жестокой ельцинской Москве, будучи к тому же уроженцем Казахстана и не имея за душой ничего, кроме никому уже не нужного диплома Литературного института и тетрадки юношеских стихов.
Говоря о вынужденном изгнании моих друзей, я несколько забежал вперед. Да, изгнание оказалось спасительным, но в те тревожные дни я еще не мог об этом знать. В тогдашних нелегких обстоятельствах мне, со всех сторон окруженному свирепыми и циничными врагами, как никогда требовались присутствие и поддержка любимой женщины, однако обретал я каждое утро лишь пустую квартиру, пропахшую коньяком, и удручающее сознание собственного одиночества. Да, у меня еще оставался верный Евгений, но он разрушал вражеские козни где-то в отдалении и не мог явиться ко мне, дабы меня утешить. Кроме того, женское тепло - это нечто совершенно особенное, и его не заменить даже самой преданной мужской дружбе. Порой, окончательно изнемогши от тоски, я специально лишний раз выходил за коньяком - на самом деле я попросту надеялся пасть жертвой очередного покушения и таким образом покончить со своей безотрадной жизнью. Однако все покушения по-прежнему неизменно заканчивались провалом, а я возвращался домой и вновь погружался в тоску. При этом я категорически не желал следовать в изгнание за своими друзьями по крайней мере до тех пор, пока не выясню отношения с Анной. Ведь должна же она была когда-нибудь вернуться из своего круиза?! Почему-то я очень многого ожидал от нашей встречи - мне представлялось, что, досыта наобщавшись с разными бездуховными субъектами, она по контрасту будет вновь очарована и восхищена мною. В своей гордыне я забывал о двух очевидных обстоятельствах: во-первых, она уже имела возможность оценить все мои достоинства, и они, выходит, оказались не так уж ей необходимы, коли она предпочла им

12
общество людей, у которых подобные достоинства не в цене; во-вторых, если бы она испытывала, как я воображал, духовный голод, то уже давно вернулась бы восвояси. Однако, несмотря на взаимное отдаление, нас с Анной все же продолжала связывать некая незримая нить. В один прекрасный вечер я почувствовал вибрацию этой нити, ибо без всяких видимых причин, нисколько не превысив обычную норму употребления коньяка, я ощутил, как развеивается тоска и на смену ей приходит предчувствие радости. Я стал воображать себе различные картины своего скорого свидания с Анной (не сомневаясь в том, что предчувствие связано именно с приближением этого свидания), и, погруженный в сладкие грезы, через некоторое время задремал. Во сне мне представилась в лицах следующая волнующая сцена.
Анна (бросаясь мне на шею). Ты здесь! Я хочу чувствовать, слышать, знать только одно, только то, что ты здесь!
Я. Анна, моя Анна! (Обнимая ее.) Господи, ты снова даровал мне слезы.
Анна. О, мой любимый!
Я. Вдохни от полноты сердца в эту иссохшую, опустошенную, разбитую грудь новую любовь, новые восторги! (Впиваюсь поцелуем в ее уста.)
Анна. Ненаглядный!
Я. Какая отрада! Какая отрада! Воздух, которым ты дышишь, напоен радостной, молодой жизнью. Любовь и верность - вот те цепи, что удержат здесь закоснелого бродягу.
Анна. Мечтатель!
Я. Ты не чувствуешь, что значит небесная роса для жаждущего, который из безводных сыпучих песков житейской пустыни вернулся в твои объятия.
Анна. Не чувствую, друг мой, блаженства несчастного, который снова прижимает к сердцу свою заблудшую, потерянную, единственную овечку?!
Я (у ее ног). Анна!
Анна. Встань! Встань, дорогой! Я не могу видеть тебя на коленях.

13
Я. Оставь! Я же всегда на коленях пред тобой, мое сердце всегда преклоняется перед твоей беспредельной любовью и добротой!
Анна. Ты снова со мной!.. Я не узнаю, не понимаю себя! А, в сущности, не все ли равно?
И так далее. Иной педант с торжеством укажет мне на то, что вся вышеприведенная трогательная сцена позаимствована мною (с незначительными изменениями) из драмы Гете. В ответ я мог бы для примера указать на современного поэта В.Пеленягрэ, большинство произведений которого построены на литературных заимствованиях. И что же, разве Пеленягрэ бедствует?! Вовсе нет. Более того, все книжные магазины наводнены его сочинениями, из чего следует, что поэт он популярный и широко читаемый. Но я не стану приводить подобных примеров, поскольку это слишком легкий способ доказать свою правоту. Обращусь лучше к здравому смыслу читателя. В самом деле, разве противоестественно то, что образованному человеку (то есть в данном случае - мне) привиделась в забытьи не какая-нибудь жалкая самодеятельность, а отрывок из драмы почтенного классика? И если подобное действительно произошло (а я не вижу в этом ничего странного), то не честнее ли поместить в текст романа те слова, что были, пусть и в забытьи, услышаны и прочувствованы, нежели по каким-то далеким от литературы соображениям вымучивать другие им в замену? "Искусство - дело не людское, а божественное, и потому в нем нет места ложно понятым отношениям собственности" (см. В.Пеленягрэ, авторское предисловие к сборнику стихов "Фаллоцвет"). И разве не разумнее облекать свои чувства в чеканные фразы гения, лучше которого, как видно из вышеприведенного отрывка, все равно не напишешь, чем самонадеянно пытаться с этим гением соперничать? Наконец, если многие недоумки считают возможным и естественным демонстрировать на людях дорогие автомобили, меха и драгоценности, то почему бы мне не поступать точно так же с моей образованностью,

14
обладать которой несравненно почетнее хотя бы потому, что ее невозможно ни у кого украсть? А ведь в нынешней России я, вероятно, единственный, кто читал драмы Гете, и это дает мне право требовать от общества и от властей уважения, а также и постоянного внимания к моим скромным материальным нуждам.
Из дремоты меня вывело щелканье дверного замка. Я вскочил с кресла, словно подброшенный пружиной. Да, это вошла Анна, и, Боже, как она была хороша! Все те же точеные черты, все те же живые, ясные глаза, которые я так любил целовать, те же роскошные черные волосы, поблескивающие электричеством, та же позолоченная загаром шелковистая кожа... Я бросился к ней и, что-то неразборчиво бормоча, заключил ее в объятия. Читатель извинит меня за столь бесцеремонное поведение, если вспомнит о том, сколько времени у меня не было женщины. К тому же я к моменту появления Анны уже успел употребить почти всю дневную норму коньяку. "Пойдем, моя мышка,- бормотал я, с трудом вновь обретая дар речи. - Твой мышонок так соскучился без тебя... Ну не упрямься, моя курочка, будь умницей. Твой петушок сейчас тебе покажет кое-что..." Анна сначала растерялась перед таким неожиданным напором,
однако вскоре я с радостью почувствовал, что она начинает разделять мой пыл. Продолжая бормотать какие-то нежности, я с помощью тактичных толчков продвинул ее до кровати, а затем ловко подставил ей ножку. Мы рухнули на кровать, однако платья на Анне к этому времени уже не было - я успел его снять, благо оно и держалось-то всего на двух тоненьких лямочках. Махнув рукой на дальнейшее раздевание, я извлек свой мужской таран и с недоверием посмотрел на него. Он показался мне до странности маленьким - если бы его величина хотя бы приблизительно совпадала с силой моего желания, он должен был бы достичь поистине чудовищных размеров. Однако я тут же отбросил эти не идущие к делу мысли и ринулся на любимую, которая с не меньшей пылкостью привлекла меня к себе. Ни у одной женщины в мире не могло быть такой упругой

15
плоти, такой шелковистой кожи, такого благоуханного дыхания; ни в одной не сочетались так гармонично скромность с бесстыдством, ни одна не целовала так пьяняще, не двигалась так умело, не обнимала так страстно; только в устах Анны любовные стоны и вскрики звучали такой волшебной музыкой, способной побудить к любовной деятельности даже покойника. Последовавшая ночь была изумительной - предлагаю читателю принять это сообщение на веру и не интересоваться прелестными подробностями нашего взаимного обладания, дабы не вынуждать меня быть нескромным. Должен, однако, с грустью сознаться в том, что под утро дуновение грусти пронеслось над нашим ложем, потому что в бледных лучах рассвета я впервые заметил на лице любимой нездоровую одутловатость, вызванную, несомненно, беспорядочным образом жизни. Кроме того, я не мог не отметить про себя, что те откровенные беседы, в которых прежде проходила у нас немалая часть ночи, теперь как-то не складывались - Анна явно догадывалась о том, что ее рассказы о роскошной жизни не вызовут у меня отклика, а я в своих попытках завести разговор о проблемах творчества не был поддержан Анной - она отделывалась только вежливым хмыканьем и угуканьем. Дабы подавить подступающую невольно горечь, я вновь яростно бросался в водоворот плотских наслаждений, и должен сознаться: к тому времени, когда мы с Анной заснули наконец друг у друга в объятиях, я уже утратил способность размышлять и анализировать - мне хотелось только бездумного отдыха в уютной колыбельке из ароматных волос и нежной плоти.
Проснулся я, да простят меня дамы, от могучей эрекции, которая, казалось, перечеркивала все наши ночные восторги. Однако Анна спала так сладко, что я не решился беспокоить ее своими домогательствами, осторожно разомкнул кольцо ее рук и направился в душ. После вчерашнего коньяка и последовавшей за ним бурной ночи я чувствовал себя слегка ошалевшим, однако контрастный душ, легкий завтрак и пара

16
чашек чая "Нефритовый слон" прояснили мой мозг и вновь вселили в меня тягу к работе. Я принялся шлифовать начатый накануне сонет, а в порядке отдыха строчил рецензии на порнофильмы, заказанные мне одним скандальным хард-рокерским журнальчиком, который, несмотря на свой полуподпольный статус, на удивление честно платил. Бесплатно же я не работал из принципа, хотя в деньгах и не нуждался (да и кто в них по-настоящему нуждается, если сыт, одет, обут и живет в теплом доме?)- поскольку, проявляя дешевое бескорыстие, я сбил бы цену на писания других, малоимущих литераторов, которых нынешняя жизнь вынудила считать каждую копейку. В этих неторопливых занятиях я забыл о времени, и когда я наконец услышал легкие шаги босых ножек по ковру, было уже три часа дня. Анна, еще совсем сонная, пришла в кухню, чтобы выпить чаю (от вульгарного кофе я ее отучил). Она встретила меня радостной улыбкой, подставив губы и глаза для поцелуя, и вскоре удалилась в ванную, а я вернулся к своим занятиям, с трепетом ожидая ее прихода - прежде она всегда приходила посмотреть, что я делаю, высказывала разные смешные замечания, а потом сворачивалась на диванчике с книгой. Однако ожидание мое было тщетным: я слышал, как Анна бродит по квартире, включает и выключает телевизор, звонит кому-то по телефону и потом вновь бродит туда-сюда... Постепенно в моей душе стало накапливаться глухое беспокойство. Я отправился на кухню, сделав вид, будто захотел еще чаю, и столкнулся там с Анной, которая, с небрежно убранными волосами, в полурасстегнутом халате, сидела там у стола с сигаретой, зевая во весь рот. Посмотрев на меня пустым взглядом, она поднялась и вышла - казалось, будто ее гнетет какая-то неотвязная дума. В растерянности я вернулся в свой кабинет, но шлепанцы Анны, которые продолжали шаркать то там, то сям, постоянно сбивали меня с мысли. В квартире все более сгущалась атмосфера беспокойства и нервозности. В конце концов я не выдержал, разорвал в клочки рецензию, над которой тщетно трудился, и, злобно бранясь

17
сквозь зубы, бросился к комнате Анны. Когда я вошел, она расхаживала из угла в угол, прижав к уху ненавистное мне изобретение бизнесменов - мобильный телефон. В ее свободной руке дымилась сигарета. Она произнесла в трубку:"Извини, я перезвоню через полчасика", отключила связь и устремила на меня выжидательный взгляд, в котором явственно читалось раздражение. "Не много ли ты куришь?- вкрадчиво осведомился я. - Может быть, тебя что-то нервирует? Так ты скажи, не стесняйся". Анна в ответ только фыркнула и снова принялась ходить по комнате, огибая меня, словно некий неодушевленный предмет. Разумеется, это неприятно меня задело. "Ну что ты ходишь взад-вперед?- обратился я к ней. - Стоит ли так маяться? Скучно тебе? Хочешь вернуться обратно к своим толстосумам? Небось и приглашеньице уже получила... Ну так поезжай, я тебя не задерживаю". Анна, однако, не решилась сразу поймать меня на слове, сознавая, что такой отъезд будет напоминать открытый разрыв, причем без всякой провинности с моей стороны. Поэтому она лишь снова фыркнула и продолжила свое хождение. "Поезжай, поезжай,- настаивал я, уже не в силах остановиться и чувствуя, как в душе закипает ярость. - Там вокруг тебя будет суетиться множество холуев, любое твое желание будет тут же исполняться, все будут с восторгом смотреть тебе в рот, какую бы глупость ты ни сморозила... А сколько поклонников, богатых и красивых!.." - "Когда это я говорила глупости?!"- перебила меня Анна, внезапно остановившись и посмотрев на меня в упор. Лицо ее побледнело, карие глаза потемнели и стали бездонными, ноздри раздувались - в гневе она была ослепительно хороша, но это уже не могло меня укротить. "Увы,- сказал я язвительно,- вероятно, твои подхалимы тебе внушили, что можно не иметь возвышенных интересов, ничего не читать, не общаться с умными людьми и при этом продолжать изрекать умные вещи. Должен тебя разочаровать: в последнее время лично я ничего умного от тебя не слышал". - "Я не знала, что нужна тебе в качестве какого-то лектора!-

18
взвилась Анна. - По-моему, ночью ты хотел от меня чего-то другого!"
- "Хотел и получил, за что крайне признателен,- кивнул я. - Но на самом деле я хотел бы всего того, что ты можешь дать, а не только постельных радостей. Кстати о постельных радостях: осмелюсь тебе напомнить, что если не считать минувшей ночи, то свой супружеский долг ты исполняла последний раз уж и не упомню когда... Но это так, к слову. Поверь: будь мне от тебя нужен только секс, я давно махнул бы рукой на твой образ жизни и не вел бы с тобой неприятных разговоров. Ты и сама прекрасно это понимаешь, хотя и стараешься повернуть все так, будто я хочу тебя унизить, подавить твою личность, стеснить твою свободу и тому подобное. Дорогая, поверь: я люблю тебя, и потому мне больно смотреть, как ты лишаешь себя самых высоких, самых чистых удовольствий этой жизни, и все из-за обычной духовной лени. Да, я сам призывал тебя к беспечности, но беспечность мудрых людей состоит в том, чтобы не придавать значения власти, богатству и прочим мирским приобретениям, которые мешают творчеству. Ты же не придаешь значения ничему, кроме низкопробных удовольствий, не нарушающих духовной праздности. Поэтому не стоит напоминать мне о моих словах: ты полагаешь, будто живешь беспечно, а на самом деле просто бессмысленно. Беспечный человек во имя творчества легко откажется от чего угодно, а откажешься ли ты от своей легкой жизни? Вряд ли - я же вижу, как ты рвешься обратно, и мне очень больно на это смотреть. Я и сам большой ценитель плотских удовольствий, но я при этом не забываю, что они доступны любому животному, я же на своем веку намерен насладиться еще и тем, что доступно мне только как человеку. Я и тебя призываю к тому же, но твой папаша, видимо, вбил тебе в голову, что любое духовное усилие ниже твоего достоинства. К сожалению, без усилий человеком в полном смысле слова стать нельзя, а значит, нельзя и насладиться тем, что человеку свойственно. Лень, дорогая моя, несмотря на свой безобидный облик, один из семи смертных грехов и

19
мать всех пороков, а также, наряду с тщеславием, самый удачливый
ловец неопытных душ. И не надо утешать себя тем, что в ловушку вместе с тобой попадают многие миллионы - ловушка от этого не делается менее опасной. Загляни в свою душу и признайся: ты ведь стремишься к своим ничтожествам вовсе не потому, что высоко их ценишь - просто с ними можно бездумно плыть по течению времени, подобно сама понимаешь чему..."
В продолжение всей моей тирады Анна молчала, глядя на меня исподлобья. Порой мне казалось, будто она готова перебить меня, но с ее уст не срывалось ни слова. Видимо, в ее душе шла нешуточная борьба: возразить мне по существу она не могла, поскольку моя правота не подлежала сомнению, однако согласиться со мной значило отказаться от привычного образа жизни и привычного окружения, а это было уже выше ее сил. Анна искала какой-то выход, какую-то увертку, пусть недобросовестную, и нашла ее, решив обидеться на неосторожно вырвавшееся у меня сравнение (хотя, признаю, и грубоватое по форме, однако абсолютно точное по своей сути). Ее обида выглядела настолько неестественно, а упреки в мой адрес звучали так театрально, что мне даже противно здесь их приводить. Прежде я не слыхал в голосе любимой таких базарных ноток и не замечал в ее поведении такой вопиющей безвкусицы - похоже, что в круизе со своим папашкой она многому научилась. В конце концов она, несмотря на мое упорное сопротивление, вытолкала меня из комнаты, заперлась на ключ и принялась, судя по доносившимся изнутри звукам, собирать вещи. "Что ж, собирайтесь, собирайтесь, сударыня!- воскликнул я и сардонически захохотал. - У вас не было предлога для дезертирства, но вы его нашли. Да-да, именно дезертирства, ибо вместо того, чтобы поддерживать в жизненной битве меня, труженика и бойца, вы ищете для себя легкой жизни. Что ж, ее-то вы найдете, однако не найдете счастья... Вот попомните мои слова!" Дверь комнаты с треском распахнулась, так что я едва успел с

20
негодующим воплем отскочить в сторону, и Анна, размахивая чемоданами, гордо промаршировала к двери. Там она, однако, замешкалась - дверь была заперта, и ей пришлось поставить чемоданы, а руки, дрожавшие от волнения, не дали ей быстро справиться с замком. Тут я осознал наконец горестный смысл происходящего и простонал, ни к кому не обращаясь:"Почему мне было суждено родиться на свет? Почему так полюбить? Почему я не внял много раз посетившей меня мысли расточить свою нежность, свое честолюбие под другим небом, на другие предметы? Почему я не бежал? Почему, ах, почему меня неизменно влекло обратно? Я готов упрекать вас, сударыня, готов бранить себя, проклясть, и, однако, задумываясь в этот миг над своей участью, я не могу пожелать, чтобы все сложилось иначе, ибо по-прежнему почитаю себя счастливцем даже в несчастье". Когда Анне все же удалось открыть дверь, я машинально последовал за ней на лестничную клетку. Услышав мои шаги, она не стала задерживаться у лифта и побежала вниз по лестнице, а я затрусил следом, выкрикивая ей в спину последние фразы вышеприведенной тирады. Когда мы оказались в вестибюле, на нас с удивлением уставились охранники и какие-то деятели из домоуправления. Точнее, их внимание привлек в первую очередь я, поскольку одеться я забыл и потому появился на людях в дезабилье. Заметив, что привлекаю внимание, я остановился и в нерешительности затоптался на месте. В моей душе еще теплилась надежда, что Анна опомнится и вернется, однако она вместо этого обернулась и бросила:"Приживал!" - довольно-таки склочным тоном - мне даже сделалось стыдно за нее перед посторонними. На язык мне просился едкий ответ, но я сдержался и лишь вновь разразился презрительным смехом. Задержавшись на миг возле чиновников из домоуправления, Анна что-то раздраженно им сказала, кивая на меня, и те подобострастно закивали в ответ. Я счел за лучшее ретироваться в квартиру, однако отдохнуть и привести в порядок свои чувства мне не дали: вскоре раздался требовательный звонок в дверь,

21
- это представители домовой администрации пришли для делового разговора. Я ждал подобного визита, а потому, уже одетый и чисто выбритый, не замедлил их впустить. Чиновники, несмотря на то, что я, покуда жил в этом доме, частенько баловал их подарками, щедрыми чаевыми и даровыми билетами на наши концерты, повели себя с лакейской наглостью. "Вам, уважаемый, хозяйка квартиры велела съезжать",- ухмыляясь, сообщили они и выжидательно уставились на меня, ожидая, вероятно, увидеть сцену глубочайшего отчаяния. "Велела - значит, съеду",- равнодушно пожал я плечами и зевнул. "Велено прямо сейчас",- с металлом в голосе заявили эти жалкие холуи. Я пристально посмотрел на них и с расстановкой произнес:"Да, я уйду. Вы заставили меня устыдиться, но не думайте, будто я унижен. По праву рождения я могу притязать на первые должности в государстве, этих преимуществ никто у меня не отнимет, а того меньше дано людям вырвать из моего сердца страсть, которую я испытываю к своей повелительнице. Передайте ей, каким счастьем подарил меня сей роман, передайте ей, что все унижения ничто по сравнению с прискорбной необходимостью от нее удалиться, жить в местности, где я даже мельком не смогу увидеть, как она проезжает мимо, но ни ее образ, ни надежда не покинут моего сердца, покуда я жив. Скажите это ей. Вас, остальных, я презираю. Вы копошились вокруг моей страсти, как жуки вокруг цветущего дерева, вы могли уничтожить листья и превратить меня среди лета в нагой сухостой, но ветви и корни вы не смогли повредить. А теперь летите туда, где вы найдете новую поживу".
Похоже, речь моя произвела впечатление даже на низменную натуру домоуправов, поскольку они не двинулись с места, когда я умолк, и лишь тупо таращились на меня, словно пытаясь высмотреть во мне то, что так резко и бесповоротно отделяло меня от их жалкой породы. Я же лишь к концу своей речи спохватился, заметив сходство своей речи с

22
монологом героя одной из драм Гете. Подозреваю, что и во время перепалки с Анной я не удержался и пустил в ход цитаты из веймарского гения. А что тут такого, собственно говоря? Эти старики умели выражаться ярко и доходчиво, так не лучше ли повторять их чеканные слова, нежели спесиво изрыгать самодельный словесный суррогат? Прежде чем чиновники опомнились, я подхватил сумку с самыми необходимыми в бродячей жизни вещами (эту сумку я всегда, то ли по привычке, то ли из суеверия, держал наготове), размашистыми шагами покинул квартиру и устремился вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. По пути я размышлял о том, что Господь Бог, творя человека, не сумел сделать его гармоничным существом, ибо на примере Анны хорошо видно, насколько невыносимым грузом для большинства людей является их собственная душа, наилучший дар Бога. Душа поднимает голос, пытаясь заставить человека идти достойным путем, путем творчества, однако этот голос глушат всеми возможными способами: приобретательством и эстрадой, чтением детективов и спортом, дачными хлопотами и телевидением, женщинами и разгулом... Я мог бы без труда продолжить этот печальный список, но цепочка моих мыслей внезапно оборвалась. Знакомый двор, куда я вышел, выглядел как-то странно - не слышно было людских голосов, замерла в мертвенной неподвижности листва деревьев, солнечные лучи, казалось, стремились выжечь глаза, а тени сгустились, словно осколки ночи, и стали резкими, словно очерченные ножом. Я вдруг затрепетал, всей кожей почувствовав опасность - такого со мной не случалось даже в самые насыщенные покушениями дни. Видимо, любовь Анны и впрямь каким-то мистическим образом оберегала меня от вражеских козней - недаром я назло бесчисленным опасностям оставался цел и невредим,- а с нашим разрывом я лишился этого покровительства, и мое чуткое телесное естество сразу с ужасом ощутило свою беззащитность перед лицом врагов. А враги были близко - я заметил, что в чердачном оконце дома напротив замигали белые огоньки, возле

23
моего уха свистнула пуля, но едва я нагнулся, собираясь пуститься в бегство, как страшный удар в голову швырнул меня на асфальт и помрачил свет дня в моих глазах.
Читатель, видимо, догадался, что я не был убит, а только ранен - иначе как бы я смог написать о происшедшем? Пуля не пробила череп, пройдя по касательной, однако, будучи выпущенной из мощного оружия, беспощадно сотрясла мой бедный мозг. В результате несколько дней я пребывал в глубоком забытьи, причинив масу тревог и волнений нашему редактору жизни - ведь именно Евгений подобрал мое бесчувственное тело, отвез его в больницу и затем не отходил от моей кровати, охраняя меня и следя за тем, как медицинский персонал исполняет свой долг по отношению ко мне. Даже в забытьи я порой слышал, как он распекает врачей, нянечек и медсестер. Возвращение из темной бездны, в которой я пребывал, происходило постепенно - вначале меня начали посещать разные смутные видения; мало-помалу они становились все отчетливее и уже не прекращались, следуя подряд друг за другом, однако я не буду их здесь пересказывать ввиду их бессвязности и того крайне эротического характера, который они со временем приобрели. Например, мне привиделось, будто я, обнаженный, купаюсь в теплом море с также обнаженной прелестницей и яростно преследую ее на мелководье, однако развить нужную скорость мне мешает мой напряженный уд. После изнурительной погони красавица наконец выбивается из сил и подпускает меня к себе, стоя на подводных камнях возле облепленной водорослями скалы. Я подплываю, заключаю красотку в объятия и затем начинаю с лихорадочной поспешностью пристраиваться к ней, неловкий от желания и от отсутствия надежной опоры под ногами. Внезапно камни уходят у меня из-под ног, я погружаюсь в воду с головой, и вода мгновенно наполняет мой разинутый в крике рот... К счастью, это видение, такое сладостное вначале и такое неприятное в конце, оказалось последним, поскольку я, почувствовав, что захлебываюсь, от ужаса очнулся. Открыв глаза, я

24
увидел перед собой туповатого вида медсестру, весьма неловко вливающую мне в рот манговый сок, и услышал свой собственный кашель.
Евгений тут же отпихнул медсестру и собрался уже разразиться бранью по ее адресу, но внезапно заметил, что я открыл глаза, и испустил восторженный крик. Следующие два часа прошли в довольно докучных медицинских заботах: Евгений, носясь по больнице, словно комета, собрал вокруг моей кровати целый консилиум врачей, и по его настоянию я должен был рассказать эскулапам, что меня беспокоит. Меня же не беспокоило ничего, кроме крайней слабости, каким-то парадоксальным образом сочетавшейся с богатырской эрекцией. Кроме того, мне очень хотелось есть. Врачи сосредоточенно выслушали меня, пообещали прислать мне на ночь опытную медсестру, чтобы не дать гипервозбуждению перерасти в приапизм (этого их выражения я по своей тогдашней неопытности не понял), а до того порекомендовали мне усиленно питаться, однако избегать тяжелой и трудно перевариваемой пищи. Наконец мы с Евгением остались вдвоем, и он принялся меня кормить, словно огромного прожорливого птенца. Попутно он сообщил мне новости, которых накопилось не так уж много. Мои преследователи попытались было сунуться в больницу, но им пришлось удалиться с потерями, так как Евгений на подступах к больнице расставил своих людей. Вдобавок и персонал больницы поднял шум из-за перестрелок на их территории, газеты шум подхватили, и в итоге какое-то время я мог чувствовать себя в безопасности. Рассказав мне все это, Евгений внимательно посмотрел на меня: он заметил, что после кормежки я разомлел и глаза у меня слипаются. "Евгений, расскажите мне сказку",- пробормотал я капризно - положение больного нравилось мне тем, что давало право на капризы. Евгений тяжело вздохнул - подобных просьб ему еще не приходилось выполнять - но затем, наморщив лоб, собрался с мыслями и объявил:<<"Принцесса и гном" - сказка в стихах. Да-да, в стихах,- подтвердил он, видя мое удивление. - Я ведь немножко пописываю, только все как-то стеснялся вам сказать...>> Сгорая от
25
любопытства, я приготовился слушать. Расказанную Евгением сказку я для удобства читателей я привожу здесь без всяких ремарок вроде "входит медсестра" или "медсестра выходит", поскольку они только затруднят восприятие, а само произведение ничем не обогатят. Итак, "Принцесса и гном".
* * *
Однажды в замке король могучий устроил праздник для всех дворян.
Все приезжали в костюмах пышных, огни сияли, гремел оркестр.
Король устроил все это дело лишь для принцессы, а сам-то он
Гораздо больше любил в теплице растить томаты и огурцы.
Но так принцесса к нему пристала, что очень скоро он проклял все
И, чтоб от детища отвязаться, издал о празднике он декрет.
Программа праздника в том декрете была расписана от и до,
Была насыщена та программа мероприятьями для гостей.
Помимо танцев и угощенья, перечислялись в программе той
Немало конкурсов, и концертов, и состязаний, и просто хохм.
Забыл сказать я, что было дело на Украине. Был сам король
Национальности непонятной и ридну мову неважно знал.
Но украинкой была принцесса: об этом в школе поведал ей
Физрук-красавец из Львова родом - он всех девчонок пересверлил,
Потом из школы куда-то делся - ходили слухи, что сел в тюрьму.
Принцесса москалей не любила - во-первых, физрук их очень ругал,
А во-вторых, когда от папаши она сбежала как-то в Москву,
То быстро кончилась вся поездка, ибо проклятые москали
Прямо на площади у вокзала ее обчистили в лохотрон.
Для повышенья культуры общей на праздник вызван был гном-поэт:
Поскольку гномов никто не любит за безобразье и склочный нрав,
Они частенько идут в поэты и в темных норах строчат стихи,
Чтоб вылезти затем на поверхность и всех стихами перепугать,
Напиться в стельку после концерта, подраться в каком-нибудь кабаке,
Бредовую ночь провести в кутузке и снова спрятаться под землей.
Забыл сказать я, что из Донецка был по рождению этот гном, 26 Но жил давно уж в московских недрах и был известен в узких кругах.
Стихи писал он не так уж плохо, как можно было б предположить,
Взглянув на горб его и ухмылку, свиные глазки и красный нос.
Хотя стихи никто и не слушал, поскольку выпить хотели все,
Однако, видя ужимки гнома, смеялась публика от души.
Короче, гном отработал номер, и все бы кончилось хорошо,
Но перебрал он горилки з перцем и стал принцессу на танец звать.
Простой писака - саму принцессу! К тому же ростом - с ее каблук!
Но если честно - нахальству гнома не удивился почти никто.
У москалей ведь богато грошей, и потому из них наглость прет,
Сегодня дочка ему откажет, а он кредитов отцу не даст.
Ну а с другой стороны, откуда у гнома гроши, раз он поэт?
Он просто думает взять нахрапом - решил, наверно, что всех умней.
Но вдруг он все же богатый папик? Ведь москалей попробуй пойми,
Бывает, чувак вполне упакован, хоть вроде с виду полное чмо.
Умная девушка извлекает выгоду даже из москалей,
Хватит сидеть у папы на шее - самостоятельно жить пора.
С другой стороны, какие там гроши, какая польза, раз он поэт,
Ведь он же сюда приехал работать, приехал за деньги читать стихи.
Принцесса думала эту думу, а гном приплясывал перед ней,
Строил гримасы, закатывал глазки и дергал настойчиво за подол.
Дивились люди, глядя на гнома, яка чудна людына - москаль;
Принцесса внезапно разгорячилась и наглому гному сказала в лоб:
"Ну що ты лизеш, москаль проклятый? Богато грошей маешь чи як?
Не маешь грошей? Тоди расслабься, забудь про мене и отдыхай".
Однако гном попался упрямый, как все проклятые москали,
Заладил:"Пойдем танцевать, и точка",- прилип, короче, как банный
лист.
Принцессе он мешал веселиться, ни с кем общаться ей не давал,
А подходивших к ней кавалеров он по ногам колотил клюкой.

27
И вот, надеясь, что он отстанет, принцесса сказала:"Ладно, пийшлы" -
И полетела с ним в вихре вальса, крутя его туда и сюда.
Но кончилось все это очень грустно, ведь гном танцевать совсем не умел,
К тому же был выпивши, так что скоро он зашатался, упал - и тут
Принцесса сдержать не успела шага и наступила ему на грудь.
О ужас! С хрустом в грудку поэта вонзился высокий острый каблук,
Раздался крик, прекратился танец, вокруг поэта столпились все.
Лежал он, раскинувшись в луже крови, и горб ему уже не мешал,
И люстра, как водомет застывший, струила щедро блики над ним.
Улыбка нежная трепетала на посиневших его губах,
И поняла внезапно принцесса, что перед нею лежит Поэт.
Но беспощадное слово "Поздно!" впилось ей в грудь, как каблук
Судьбы,
И поняла внезапно принцесса, как мало может власть королей.
Не в пику отцу, и не от досады, и не от желанья что-то иметь -
Впервые в жизни просто от горя принцессе плакать тут привелось.
А гном лепетал:"Принцесса, не плачьте! Мне стыдно, ведь я недостоин
слез.
Ведь я же мал, безобразен, беден и сам в беде своей виноват.
Когда любовь меня увлекала в опасный танец больших людей,
Я не сумел ее урезонить - не захотел, по правде сказать.
Я сам виноват - туда, где мелькают огромные ноги больших людей,
Опасно являться малютке-гному и женщин больших опасно любить".

28
К концу сказки Евгений едва сдерживал слезы, я же по причине общей слабости сдержаться не смог и прослезился. "Блестяще, Евгений! И глубоко, и трогательно!- воскликнул я и пожал автору руку. - Какое это счастье для поэта, когда его редактор сам тоже поэт!" - "Все ваши поклонники - поэты в душе, а я и есть образ ваших поклонников",- просто ответил Евгений. Тогда, завороженный образами сказки, я не обратил должного внимания на эти слова, объяснявшие многие загадки нашей тогдашней, да и нынешней жизни. Все их глубокое значение дошло до меня лишь долгое время спустя и преисполнило меня глубокой благодарностью судьбе, пославшей мне на моем нелегком пути встречи с таким множеством превосходных людей.


Глава 9 1

На поправку я пошел довольно быстро - во многом благодаря неустанным хлопотам Евгения, а также приятному чувству уюта и безопасности, от которого в предшествовавшие недели успел отвыкнуть. Ел я за троих и уже пытался выполнять кое-какие физические упражнения,- правда, не вставая с кровати, поскольку от движения у меня начинала кружиться голова и я боялся упасть. В этом, а также в быстрой утомляемости от чтения проявлялись последствия полученной мною контузии. Невозможность вволю предаваться чтению при наличии уймы свободного времени крайне меня угнетала. Видя такую мою беду, Евгений совершил промашку - притащил ко мне в палату телевизор и установил его так, чтобы я мог смотреть его с кровати. Собственно говоря, Евгений сделал все правильно, если бы не моя повышенная чувствительность к царящему на телевидении идиотизму. Просматривая множество передач, я вновь убедился в справедливости вывода, сделанного мной уже давно: что на телевидении работает какая-то особая порода людей, у которой все разумное, благородное и талантливое вызывает отвращение, зато ложь и безвкусица привлекают этих странных мутантов не менее властно, чем валерьянка котов. В результате, не успев отделаться от навязчивых видений, посещавших меня во сне, я просмотрел наяву огромное количество куда худшей чепухи, пока не понял, что за те годы, пока я не пользовался услугами электронных СМИ, никаких изменений к лучшему в них не произошло и ждать от них чего-то возвышающего дух по-прежнему бессмысленно. Однако просто разбить телевизор было бы хотя и справедливым, но слишком простым решением. Жизненный опыт научил меня находить нечто поучительное даже в самых уродливых явлениях окружающей действительности. Поэтому, решительно пренебрегая теми передачами, в которых телевизионщики пытались проявить свои убогие творческие потенции,-конечно,и такая их стряпня по-своему поучительна,но очень уж

2
противна,- я стал смотреть новости, а также репортажи о различных политических акциях. Таким образом мне удалось познакомиться с несколькими весьма знаменательными изделиями пиаровского ремесла. Перескажу кое-что из увиденного, поскольку уверен - мои читатели телевизор не смотрят, а зря: тем самым они лишаются возможности постичь устремления и менталитет имущих классов через менталитет тех, кто их идеологически обслуживает (или, как выразился один мой ужасно циничный знакомый, "духовно подмахивает"). Так вот, однажды я напал на трансляцию масштабной агитационной акции Союза правых сил, проходившей при большом стечении народа на Васильевском спуске. Сначала, как водится, на воздвигнутую ночью эстраду выпустили артистов, готовых за деньги услаждать своим искусством хоть самого дьявола, а затем, когда праздный народ, привлеченный музыкой и провозглашаемыми через мегафон обещаниями бесплатного пива, стал подтягиваться к небольшой толпе партийных функционеров, на эстраде, быстро очищенной от всего лишнего, началось главное действо, имевшее символический характер. Из-за занавеса с эмблемой СПС группа рабочих вытащила на авансцену клетку, в которой невозмутимо восседал какой-то человек, по комплекции похожий на борца сумо. Когда оператор показал его поближе, я содрогнулся от омерзения: в заплывших глазках этого существа, устремленных куда-то в пространство, не было видно ни проблеска мысли, челюсти его непрерывно жевали, из угла безвольного рта сочилась слюна, а в жидкой бороденке запутались остатки пищи. Правой рукой толстяк то и дело зачерпывал из лохани пригоршню какого-то месива и отправлял его в рот. Порой вместо месива узник хватал перемазанной рукой стоявшую тут же бутылку водки, делал из нее могучий глоток и тут же закусывал месивом. Левой рукой он мастурбировал - впрочем, вяло и без всякого воодушевления. Судя по растекавшейся под ним луже, гадил толстяк прямо под себя. На клетке красовалась надпись "Слабейший". Чтобы на Слабейшего могли

3
полюбоваться и те, кто стоял в самых задних рядах, его изображение проецировалось на огромный экран, установленный на эстраде. По свободной же части помоста горделиво расхаживал статный красавец-атлет, поигрывая анатомической мускулатурой, улыбаясь и подмигивая зрителям. Мимика его носила несколько педерастический характер, но это можно было извинить, учитывая моды и нравы, царящие на телевидении. Время от времени атлет залезал рукой к себе в плавки, доставал оттуда толстенную пачку долларов, трещал купюрами и с самодовольной ухмылкой совал пачку обратно. Над той частью эстрады, по которой он прогуливался, висел в пространстве плакат с надписью "Сильнейший". Безмолвное действо длилось до тех пор, пока образы Сильнейшего и Слабейшего не запечатлелись во всех головах, а затем на эстраду выкатился бойкий господин кавказской наружности с тростью и во фраке, надетом почему-то на тельняшку, и зачастил в микрофон, указывая на Сильнейшего:"Перед вами Иван Орлов, человек, сделавший сам себя! Он поднял свое дело, он слепил свое тело! Теперь перед ним открыт весь мир, но он не хочет быть счастлив в одиночку - он приглашает всех вас за собой. Но за ним вы сможете последовать только в том случае, если поддержите на выборах Союз правых сил! СПС - за сильных! СПС - за то, чтобы сильнейшему была повсюду открыта дорога! СПС - против всяких помех молодым и сильным! СПС и свобода - вот выбор народа! Вперед, Россия! Ура!" - "Ура-а",- уныло прогундосили несколько человек, надежды которых на бесплатное пиво покуда не сбылись. Господин во фраке, однако, не смутился вялой реакцией толпы и правильно сделал, потому что запоздавшие раздатчики пива наконец с разных сторон вклинились в толпу. "Вы - сильные! Вы - сильные! - продолжал выкрикивать фрачник. - Хотите ли вы кормить слабых, таких, как вот этот урод? А может, вы хотите стать такими, как он?" - "Нет! Не хотим!"- вразнобой загомонила толпа, но уже с несколько большим подъемом. "Правильно, молодцы,- одобрил господин во фраке. - Это

4
коммунисты хотят сделать вас такими. Они хотят засадить вас в клетку, а самые умные и сильные из вас будут носить в эту клетку жратву. Долой рабство! Да здравствуют свобода и бизнес!" - "Ур-ра!"- весело отозвались несколько луженых глоток из того места на площади, где шло состязание, кто выпьет больше бутылок пива в минуту. Бутылки пустели с невероятной скоростью. Одна из них полетела в Слабейшего, который до этого момента как ни в чем не бывало продолжал выпивать и закусывать, и разбилась о прутья клетки. Слабейший трусливо пригнулся, затем хлебнул из бутылки и принялся яростно мастурбировать, как бы стараясь забыться за этим занятием. "Господа, не надо эксцессов,- умиротворяюще простер к толпе руки господин во фраке. - Пусть никто не сможет сказать, что борцы за свободу нарушают общественный порядок. Лучше крикнем: долой Слабейшего! Слабейших - в отстой! Да здравствует Сильнейший!" Толпа с энтузиазмом, хотя и несколько вразброд, выполнила его пожелание. "Не слышу! Ваши руки!"- гаркнул ведущий. Толпа завопила еще громче и замахала руками. Поодаль разгружалось несколько фургонов с пивом. Сторонники СПС, стыдливо прикрывая друг друга телами, орошали обильными струями мочи пьедестал памятника Минину и Пожарскому. "Будьте сильными, братья! Весь мир открыт перед вами!"- закричал ведущий и в доказательство простер руку в сторону Сильнейшего. Сильнейший по этому сигналу принялся с удвоенной энергией скакать по трибуне, иногда замирая для того, чтобы напрячь напоказ ту или иную группу мышц. "Слабейших - в отстой! - надсаживался господин во фраке. - Слабейших - в клетку! Будь сильным и побеждай! Будем сильными вместе с СПС!" Я заметил, как Сильнейший, поймав на себе взгляд одного из руководителей партии, состроил в ответ глазки, многообещающе облизал губы и принял особенно выигрышную позу. Руководитель нежно заулыбался, но, вовремя вспомнив о телекамере, тут же стер с лица улыбку и напустил на себя суровый вид. "Слабейших - в отстой! Да здравствует честная борьба! Будем

5
сильными!"- продолжало греметь над площадью. Но тут в палату вошел Евгений, и я выключил звук, тем более что организаторы акции, выдумку и образность мышления которых я не мог не оценить, мало-помалу начали повторяться. По лицу Евгения было видно, что он явился с какой-то ошеломляющей новостью. Его доброе мужественное лицо сияло торжеством, в глазах прыгали, как говорится, веселые чертики. "Н-ну, не знаю, как и сказать",- развел он руками. "Не томите, Евгений, говорите!"- умоляюще воскликнул я, рывком садясь на кровати. В моей голове мелькнула шальная мысль, что Анна стоит сейчас в вестибюле больницы и просит свидания со мной. И я даже был в первый миг несколько разочарован, когда Евгений торжественно сообщил новость, фактически полагавшую конец всем нашим бедам. "Андрей,- провозгласил он,- нашего сверхпрезидента больше нет!" С минуту я осмысливал услышанное, а затем спросил:"Как нет? Почему нет? Откуда это известно?" - "Агентура донесла,- туманно ответил Евгений. - Оказывается, ваш тесть настолько увлекся подготовкой покушений на вас, что запустил дела,- ослабил, так сказать, бразды правления. Ну и в итоге забыл пометить несколько крупных предприятий - они так и остались в государственной либо муниципальной собственности, не успел урегулировать пару серьезных конфликтов - в результате были жертвы среди бандитов, то есть бизнесменов, не смог провести на выборах нужного кандидата в одном богатом регионе - в результате победил какой-то непонятный независимый кандидат, с которым еще нужно разбираться... Даже один нефтеносный район забыл пометить, и его через подставных лиц купили то ли панамцы, то ли колумбийцы... Опять же Дро Нахичеванского засадили в СИЗО, а ваш тесть этому не помешал. Отпустят, конечно, но какой удар по репутации! Одним словом, серьезным людям все это надоело. Так что сняли нашего супостата, ура!" - "И куда же он теперь пойдет? Чем будет заниматься?"- полюбопытствовал я. "Боюсь, что уже ничем,- пожал плечами Евгений. - Он слишком много знает. По легенде

6
ведь ваш тесть - обычный бизнесмен средней руки: у него, разумеется, есть имя, фамилия, какое-то имущество... Ну вот и прочтем мы однажды в газете, что очередной мелкий бизнесмен пал жертвой заказного убийства. А может быть, просто бесследно исчез... Обычное дело, которое не привлечет ничьего внимания". Я вспомнил веселое лицо сверхпрезидента и почувствовал легкий приступ жалости. "Евгений,- начал я смущенно,- а нельзя ли как-нибудь спасти этого неразумного человека? Опять же и Анна будет переживать... Мы с ней, конечно, сейчас не в ладах, но мне будет больно знать о том, что она испытывает горе". Евгений отрицательно покачал головой. "Нет, уже наверняка поздно,- решительно сказал он. - Я знаю, как все происходит в таких случаях - меры уже приняты, можете не сомневаться. Да и достоин ли жалости ваш тесть? Вас-то он не очень жалел, а ведь вы ему не чужой. Можно себе представить, как он обходился с прочими людьми, которые ему мешали". - "По природе своей он был не злой человек",- заметил я. "Тем хуже для него, ведь он при этом сознательно творил злые дела,- возразил Евгений. - Если бы он был злым от природы, с него и спрос был бы меньше. А насчет Анны не волнуйтесь - по моим наблюдениям, она сейчас сильно изменилась, и кончина папаши вряд ли разобьет ее сердце, особенно если учесть размеры наследства, которое ей предстоит получить". - "Тогда надо срочно сообщить Степанцову и Григорьеву, чтобы они возвращались домой!"- воскликнул я. "Разумеется,- кивнул Евгений,- я немедленно займусь этим. Кстати, вот тут в газете сообщение о ликвидации некой бандгруппы. К вашему сведению, эта группа готовила покушение на вас. Ну а поскольку сверхпрезидент уже другой, то и вся морока с покушениями стала не нужна". С этими словами Евгений пожал мне руку и удалился, а я вновь включил телевизор. Передавали прямой репортаж с очередного митинга в поддержку Союза правых сил. Как сообщил комментатор, на площади в этот день собрались клипмейкеры и визажисты, рекламные агенты и

7
дизайнеры интерьеров, менеджеры и супервайзеры, имиджмейкеры и журналисты, стилисты и арт-директора... Вся эта накипь цивилизации была настроена весьма решительно, поскольку СПС путем различных интриг недавно укрепил свои позиции в Думе и грозился окончательно согнуть в бараний рог всех тех, кто еще верил в какие-то человеческие ценности, кроме безудержного разгула стихии чистогана. Митинг проводился под маркой борьбы с каким-то таинственным "русским фашизмом". Те, кто присутствовал на площади, фашизма явно опасались,- впрочем, они точно так же опасались бы любого строя, включая самую безбрежную демократию, если бы заподозрили, что этот строй способен ввести их деятельность в рамки социальной справедливости, человечности и здравого смысла. "Мочи коммуняк!- слышалось из толпы. - Мочи скинхедов! Долой русский фашизм!" Над толпой угрожающе колыхались плакаты с угрозами в адрес скинхедов, коммунистов, генералов, постоянно пытающихся призвать собравшихся в армию, чтобы там сделать наконец из них людей, а также в адрес каких-то неведомых "православных фашистов". Имелись также и плакаты с личными выпадами в адрес Зюганова, Лукашенко, Проханова, Жореса Алферова и полковника Буданова. Каюсь, но про некоторых из этих людей я до своей контузии знал очень мало. Мне думалось, что представители новой России пошумят и разойдутся; уверен, что так же полагали и организаторы митинга. Однако тут на сцене появился давешний господинчик во фраке и тельняшке, но теперь уже с фонарем под глазом. Он отрекомендовался адвокатом, и публика ему поверила, невзирая на его совсем не адвокатское облачение. Впрочем, большинство собравшихся также было одето весьма экзотически - я бы сказал "уродливо", если бы не боялся показаться пристрастным. "Господа! Граждане!- с надрывом завопил адвокат. - Я как член общественного комитета по борьбе с русским экстремизмом только что был на месте побоища, где шайка негодяев

8
намеревалась избить нескольких порядочных людей. Посмотрите, что со мной сделали эти головорезы только за то, что мы попытались остановить насилие!- и оратор драматическим жестом показал на свой фонарь. - Если бы не милиция, которая, как всегда, приехала с опозданием, то мы все погибли бы!" Толпа возмущенно загудела. Какой-то маленький патлатый бард с обезьяньей ловкостью вскочил на плечи двухметрового кришнаита, схватил гитару, которую ему подали снизу, и, яростно колотя по струнам, запел:"Ничего, что родились поздно вы,- воевать никогда не поздно!" Эти не слишком подходившие к ситуации строки произвели электризующее действие на толпу - она издала нестройный рев, заволновалась и медленно двинулась в том направлении, куда указывал господин во фраке. Махая руками, он вопил:"Раздавим гадину! Разорим кровавое гнездо красно-коричневых! У них не должно быть завтра!" Тут все уразумели, что фрачник намекает на необходимость разгрома зловредной газеты "Завтра". Толпа с восторженными воплями резко ускорила движение и покатилась вперед, вооружаясь на ходу камнями, кольями и пустыми бутылками. "Ларьки не трогать, господа!- вопил фрачник. - Останемся цивилизованными людьми!" Однако несколько ларьков все же разгромили - не ради наживы, поскольку все демонстранты были людьми зажиточными, а для того, чтобы набрать метательных снарядов и заодно промочить горло. По пути сновавшие вокруг основного шествия разведчики (ими были в основном активисты студенческих либеральных организаций) наткнулись на офис совершенно безобидной муниципальной газетенки и, не разобравшись сгоряча, принялись ломиться в двери. "Открывай!- вопили они. - Открывай, фашисты!" Зазвенели выбитые стекла, заскрипела отдираемая оконная решетка на первом этаже. Привлеченные шумом, к разведчикам стали присоединяться группы матерых бойцов. В окнах заметались перекошенные бледные лица сотрудников редакции, но поскольку нападающие ничего не хотели слушать, лица вскоре исчезли. Когда дверь

9
наконец удалось высадить, сотрудники уже выбрасывались из окон с другой стороны здания, так что нападавшим досталось только безлюдное помещение с единственным компьютером и грудами каких-то никчемных бумаг. Бумаги расшвыряли, компьютер разбили, мебель перевернули и переломали, телефон раздавили каблуком, как вредное насекомое, и тут выяснилось, что произошла ошибка и громят не газету "Завтра", а глуповатую, но безвредную муниципалку "Завтрашний день Хамовников". Однако либеральных бойцов это не слишком огорчило - о печальной судьбе скромной редакции все как-то сразу забыли и двинулись дальше к оплоту реакции. Воодушевленное легкой победой воинство радостно гомонило, награждало подзатыльниками встречных ветеранов и предвкушало, как будут сигать из окон красно-коричневые. И все же недолгая задержка в муниципалке сыграла, как часто случалось в военной истории, роковую роль - пока либералы крушили ни в чем не повинные столы и стулья, в редакцию "Завтра" поступил звонок о приближении неприятельского войска. Поэтому вскоре после того, как либералы с набережной вышли на Комсомольский проспект и повернули налево, они заметили впереди плотно сбитую группу людей, на вид совсем небольшую - человек пятнадцать, не больше. Однако во всем поведении этой группы, в том, как она быстро и неуклонно шла на сближение, явственно читались свирепость и решительность. Вскоре стало возможно разглядеть лицо вожака приближавшегося отряда и лица его немногочисленных подчиненных(как раз в этот миг вожак на глазах у либералов выломал из подвернувшегося штакетника длиннейшую поперечную жердь, чем заставил либералов содрогнуться - стало ясно, что надвигается сильный и беспощадный враг). Так вот, возглавлял реакционеров подвижный и верткий белокурый толстяк с усами, свирепо закрученными а-ля кайзер Вильгельм. В его круглых голубых глазках читалась ненасытная жажда убийства. Впрочем, люди, двигавшиеся за ним следом, тоже явно не отличались мягкосердечием - их обветренные лица

10
кривились в зловещих ухмылках, а мозолистые шишковатые пальцы сжимали различные увесистые предметы, способные навеки искалечить даже самого дюжего визажиста. Зрелище было и впрямь не для слабонервных, потому толпа сначала инстинктивно сжалась и уплотнилась, а затем заколебалась на одном месте, не зная, что предпринять. Тут толстяк широко разинул рот, заревел:"Ура!" - и, махая своей жердью, устремился в атаку, топая, как слон. Это выглядело так страшно, что толпа со вздохом подалась от него назад. Возможно, кто-то из либералов и не желал отступать, однако грозная жердь со свистом описала в воздухе полукруг и скосила на месте несколько десятков визажистов, клипмейкеров, манекенщиков и прочих защитников либеральных ценностей. "Отрезали!"- завопил кто-то в задних рядах. Передние ринулись кто куда с воплями ужаса, и в образовавшейся давке погибло немало либералов. Часть пораженного паникой войска побежала на проезжую часть Комсомольского проспекта, где немедленно была передавлена мчавшимися машинами. Обидно, но никто из водителей и не подумал сбавить скорость, видя беглецов. Другая часть либералов метнулась на набережную, но там противник ловко взял бегущих в клещи, прижал к парапету, и люди гроздьями посыпались в студеную воду. Большинство из них не умели плавать и потому немедленно потонули, многие угодили под проплывавшую баржу (экипаж которой, надо заметить, и пальцем не пошевелил для спасения несчастных, решив, что педерасты из близлежащего клуба "Голубая лагуна" решили освежиться). Лишь единицы, в основном мускулистые педерасты-манекенщики, добрались до противоположного берега. Потрясенный этим ужасным зрелищем, я выключил телевизор. Дабы не возвращаться больше к этой истории, скажу напоследок, что власти постарались замолчать случившееся, беспринципно стремясь создать у Запада такое впечатление, будто в России царят ничем не нарушаемые тишь да гладь. Получается, что никто так и не ответит за гибель многих выдающихся визажистов, клипмейкеров, имиджмейкеров... Ну да, впрочем, и Бог с ними.

11
Через несколько дней я после обеда вновь расслабленно смотрел телевизор и вновь хладнокровно отмечал про себя, что мне очень по нраву такая жизнь. Передачи, однако, и в подметки не годились той, которую я пересказал выше, поэтому я зевал во весь рот и совсем уже собрался вздремнуть часок-другой. Тут в дверь палаты скромно постучали, и я гаркнул:"Да!" В дверях чем-то зашуршали, я лениво повернул голову, и вмиг мою расслабленность как рукой сняло, потому что я моим глазам предстал улыбающийся Вадим Степанцов. Сорвавшись с койки, я устремился к Великому Магистру, и мы обнялись, покалывая друг друга жесткой щетиной зрелых самцов. В следующий момент в дверях возник Константэн Григорьев, но когда я попытался его обнять, он отпрянул и, переминаясь с ноги на ногу, корча страшные гримасы и тыкая в меня указательными пальцами, забубнил:
Мы прилетели из дальних стран,
Где Андрюха, где наш братан?
Я, например, из страны Парагвай,
Там жизнь хоть куда - только пей-наливай...
И так далее... Я растерялся, поскольку было очевидно, что остановится Григорьев не скоро. Выручил Степанцов: он громко хлопнул в ладоши, и Константэн осекся на полуслове, огляделся, словно проснувшись, и кинулся мне в объятия. "Наконец-то мы вместе!- взволнованно сопя, бормотал он. - Как же мне вас не хватало в этом долбанном Парагвае! На всю страну - ни одного приличного музыкального магазина. А у нас совсем другое дело. Я вот ехал сюда через Питер и зашел там в магазин "Касл-Рок". Ну, это нечто, братцы!.." Григорьев отскочил от меня на пару шагов и вновь, раскачиваясь и угрожающе тыкая в меня пальцами, зачастил:
Светила в синем небе ярко-желтая балда,
Ходил я по Питеру туда и сюда.
Потом завернул я в рокерский шоп,

12
Там столько добра, что мать твою ёб...
Степанцов снова хлопнул в ладоши, Григорьев снова опомнился и виновато объяснил:"Очень уж я там привык к хип-хопу. Я был главным хип-хопером в Парагвае, ну и приходилось соответствовать статусу". Из дальнейшего рассказа Григорьева мы узнали, что он как человек с тонким музыкальным слухом быстро схватил все тонкости парагвайского диалекта испанского языка, усвоил множество жаргонных словечек, а также общеупотребительных слов из языка гуарани, который в Парагвае является государственным наряду с испанским. Начав выступать в людных местах, Григорьев быстро сделался родным и любимым артистом для народа этой маленькой страны. Однако груз народной любви в Латинской Америке очень тяжел - стоит хоть в чем-то оступиться, и любовь мгновенно превращается в ярость. Об этом напоминают, в частности, трагические судьбы многих футбольных кумиров, которых за неудачную, по мнению болельщиков, игру лишили жизни самыми различными способами. Дабы не разочаровать поклонников, артисту приходится постоянно находиться в образе с того момента, как он покидает свой дом, а иногда и дома, если туда пролезут журналисты,- их, кстати, тоже опасно раздражать. В результате Григорьев привык объясняться даже по самым рутинным вопросам исключительно в ритмах хип-хопа, а эти ритмы вводили его, в свою очередь, в своеобразный транс, который могли прервать лишь какие-нибудь громкие звуки, раздававшиеся рядом. Из-за народной любви Григорьеву пришлось покидать Парагвай тайком, поскольку отъезда патриоты ему бы не простили. "Порвали бы, как грелку,- усмехнулся Григорьев. - И еще там с вояками беда. Приходится следить, чтобы не спеть чего-нибудь лишнего, иначе за оскорбление отечества и армии пристрелят в два счета. Я ведь там, между прочим, стал богатым человеком, но пришлось бросить все капиталы - иначе было не удрать. Да и хрен с ними". - "Правильно,- кивнул я,- деньги - дело наживное. А насчет того, чтобы получить пулю, то у нас здесь с этим

13
еще проще. Начнешь мешать каким-нибудь буржуям, они же бандиты, ну и заказывай себе гроб. Злодеев, конечно, не найдут - в этом у нас полное сходство с Парагваем". - "Насчет денег вы не совсем правы",- вмешался Степанцов. Он присел на табуретку, и его китайский пуховик до пят издал странное шуршание. Я поинтересовался, почему Магистр одет несколько не по сезону. "Я одет клево для всех сезонов",- хохотнул Степанцов. Он встряхнул полы своего одеяния, и они зашуршали, словно гремучие змеи. "Там деньги",- понизив голос до шепота, сообщил Степанцов. Оказалось, что в лагере "АА" ему долгое время не давали ни цента денег, а поскольку Магистр привык в Москве швыряться деньгами направо и налево, то полное безденежье его ужасно угнетало, пусть даже и особенно тратиться было не на что. "Боялись, что я напьюсь, трусливые койоты,- процедил Степанцов. - Да если бы я захотел, неужели не напился бы? Одного одеколону везде было пруд пруди, а как хорошо выпить одеколончику..." - "Ну, Вадим, это уж слишком,- попытался я урезонить Магистра. - Вы ведь все-таки не алкоголик..." - "Нет, я алкоголик",- ощетинился Степанцов. "Хорошо, хорошо, так что же было дальше?"- вспомнив о его пунктике, перевел я разговор. "Одеколон - хорошая штука,- прикрыв веки, поцокал языком Степанцов, помолчал и со вздохом продолжил: - А что было - ничего особенного. Занятия, где внушают, как хорошо быть трезвым, экскурсии, жизнь в лагере, где можно работать, а можно и не работать... Казалось бы, лафа, но без денег я постоянно чувствовал себя каким-то ущербным. Дошел до того, что мне повсюду стали мерещиться деньги. Я стал подбирать и приносить к себе в комнату билеты в кино и на автобус, магазинные чеки, рекламные листовки... А потом мне подарили вот этот пуховик в качестве гуманитарной помощи, и по приезде в Москву я пух из него выкинул и набил его деньгами. Они шуршат, а я так спокойно себя чувствую! И еще дома набил деньгами наволочку и сплю на ней. Если бы вы знали, как сладко спится на деньгах! Вот сегодня снилось,

14
будто выиграл в лотерею..." Заметив наши недоуменные взгляды, Степанцов поспешно добавил:"Но все это, конечно, временно. Вот войду в здешнюю колею, подзаработаю малость и успокоюсь. Нельзя же всю жизнь спать на деньгах!" Последняя фраза прозвучала, как мне показалось, не вполне искренне, но, с другой стороны, подумал я, если есть деньги, то почему нельзя на них спать? Тут Григорьев заговорщицки подмигнул, полез в свой неразлучный саквояжик, известный среди друзей под прозвищем "ядерный чемоданчик", и достал оттуда бутылку "Черного аиста". "Чтобы сердцу дать толчок, нужно выпить - что?"- требовательно спросил он. "Коньячок",- хором ответили мы. Как раз пригодился стоявший у меня на тумбочке чистый стакан. "А я того... от выпивки не сбрежжу? Не сбренжу?"- вдруг забеспокоился я, вспомнив о своей контузии. "Ерунда,- с апломбом отозвался Степанцов. - Вы ничего не смыслите в черепно-мозговых травмах. Вот я как-то подрался в клубе "Секстон", получил сотрясение мозга, и мне велели не пить целый год. Так через три дня я вовсю бухал. Ну и что, не сбрендил же". Вспомнив о наволочке с деньгами, я закашлялся, но возразить не посмел. Мы выпили по первой за встречу, и Степанцов спросил:"Так что ж, выходит, спекся наш сверхпрезидент?" - "Спекся,- кивнул я. - Потому что поставил свои личные проблемы выше общественных. Теперь физически преследовать нас вряд ли будут - у нового начальства уже нет для этого личных мотивов. Есть три испытанных цивилизованных метода работы с писаками вроде нас: издевка, то есть травля, замалчивание и подкуп. Скоро выяснится, который из трех избрали власть предержащие". - "Ну, насчет издевки мы и сами не лыком шиты,- хмыкнул Степанцов. - Насчет замалчивания - на здоровье, это будет только интриговать публику. А насчет подкупа - так еще столько денег не напечатано, чтобы нас купить. Будем писать то, что хотим..." - "Но деньги надо брать,- встрял Григорьев. - То есть писать надо от души, но деньги брать". -"Ну да, ну да",- 15 закивали мы со Степанцовым.

Глава 10 1
Досказать мне осталось совсем немного. После моего выхода из больницы нас закружили концерты и гастроли по разным городам. Волей-неволей приходилось бывать и на так называемых тусовках, где даровая водка зачастую призвана скрасить малую одаренность виновника торжества. В конце концов мне надоела такая суматошная жизнь, благодаря которой я проспиртовался, словно уродец из кунсткамеры, и стал страдать раздражением нервов, вызванным необходимостью выслушивать огромное количество разной никчемной болтовни. И когда мой друг попросил меня поехать к нему в деревню и помочь ему там в строительстве дома, я охотно ответил согласием.
Тот день, о котором я хочу поведать читателю, начинался как обычно - поднялись мы пораньше, чтобы поработать в часы утренней прохлады, а жаркие полуденные часы провести с книжкой в холодке. Участок моего друга располагался на самом берегу огромного озера, и накануне мы занимались в основном тем, что расчищали берег от зарослей тростника, разбирали старые полусгнившие мостки и по пояс, а то и по грудь в воде устанавливали новые, далеко вдававшиеся в озеро и удобные как для рыбалки и причаливания лодок, так и для купания. Теперь приятно было полюбоваться на дело рук своих - в ярком утреннем свете гладко оструганные доски новых мостков сияли свежей древесной желтизной, дальше теплый ветерок сдувал последние клочья тумана с литой глади огромного плеса, листва могучих вязов и осин, росших там и сям по топким местам берегов, серебрилась и тихонько клокотала под тем же ветерком. Солнце сияло в совершенно безоблачном небе, предвещая жаркий день, и блики его были повсюду: на листьях травы и деревьев, на оконных стеклах, на мелкой озерной зыби, вдруг появлявшейся кое-где на плесе, на куче песка, привезенной для строительных нужд... Вскоре и полуобнаженные тела плотников заблестели от пота. Это изобилие света и блеска заставляло меня лишь блаженно щуриться, но местный мастер дед Фатьян (от фамилии -

2
Фатьянов), руководивший строительством, нацепил на нос темные очки, одна дужка которых была прикручена синей изолентой, после чего принялся отдавать распоряжения. Сруб уже вывели, полы и потолки настелили, и теперь плотникам предстояло установить каркас крыши. За срубом зазвенела пила - это доски стропил начали подгонять по размеру. Мне же как человеку не слишком искусному в плотницком деле было дано задание проконопатить сруб - накануне дед Фатьян показал мне, как это делается, и вручил стальную конопатку, а кучу мха давно привезли с дальних болот и долго сушили, чему благоприятствовала жаркая погода. На ночь мох от росы убирали в сарай. Работа была спокойная, не мешавшая раздумьям - выбери только тенистую сторону сруба и постукивай себе молотком по конопатке. Я любовался звездчатым узором мха, вдыхал смолистое благоухание бревен и попытался начать описывать в нехитрых стихах все происходящее, однако через некоторое время заметил, что мне мешает какой-то посторонний звук. К звукам стройки - стуку топоров и молотков, визгу пил, хрумканью рубанка я уже успел привыкнуть, и они не могли сбить меня с мысли. Вскоре я понял, что непривычные звуки доносятся с озера: то был шум моторов, переходивший то в рык, то в визг, то в какой-то жуткий надсадный вой, которые перекрещивались между собой и наслаивались друг на друга - становилось ясно, что на озере безумствуют по меньшей мере два моторных судна. Ничего общего с привычным тарахтеньем стареньких деревенских моторок теперешний шабаш не имел. Я оставил работу и вышел на берег посмотреть, что же происходит. Оказалось, что два невесть откуда взявшихся шикарных катера, словно позаимствованных из реквизита голливудских боевиков, устроили на плесе гонки и, рыча и ревя на разные лады, яростно преследовали друг друга в облаках бензинового чада. Волны от винтов катились по озеру во всех направлениях, сшибались на плесе, раскачивали тростники и подмывали крутые участки берега. Испуганные птицы стаями поднимались в воздух

3
и с криками летели куда глаза глядят. Дед Фатьян подошел к мосткам, с отвращением посмотрел на происходящее, сплюнул в воду и вновь ушел работать. Я последовал его примеру, хотя доносившееся с плеса нестройное жужжание непрерывно донимало меня, как назойливая муха. Когда оно вдруг на какое-то время прервалось, я выглянул из-за угла сруба и увидел, что на волнах посреди озера покачивается милицейская моторка и милиционер о чем-то перекрикивается с людьми в катерах. Вот он подплыл поближе к одному из катеров, посмотрел, кажется, какой-то документ (в котором, как я предположил, вполне могли быть деньги), оттолкнулся от борта иностранной посудины, завел мотор и затарахтел восвояси. С плеса донеслись раскаты жизнерадостного смеха, оба катера снова взревели на всю катушку и принялись зигзагами носиться по взбаламученным водам. Понемногу я стал привыкать к доносившимся с озера назойливым звукам, но в какой-то момент жужжание стало нарастать, превратилось в угрожающий рев, послышался мощный всплеск... Выскочив из-за угла, я увидел, как один из плотников по прозвищу Толя Щучка стоит на мостках и, потрясая кулаками, матерится вслед катеру, стремительно уносящемуся прочь. Видимо, катер заложил вираж у самых мостков и поднятой им волной Толю, вышедшего помыть руки или просто освежиться, окатило с ног до головы. Толя за разные художества сидел в тюрьме четыре раза, так что его тело приобрело блекло-синий цвет от множества замысловатых татуировок, а его брань стала носить необычайно кровожадный и унизительный для противника характер - жаль, что люди на катере за ревом мотора не могли ее слышать. Я всегда удивлялся, как это судьи не видят того бросающегося в глаза факта, что у Толи явно не все дома и потому его ничего не стоит подбить на любую противозаконную авантюру. Впрочем, сам Толя никогда с судьями не спорил и всякий раз безропотно отправлялся в очередную ходку. Видимо, он не принадлежал к числу важных подсудимых, чье психическое состояние живо интересует судей и

4
адвокатов. Однако к тем, кого он уважал и считал своими друзьями, Толя относился с поистине собачьей преданностью: во всем их слушался, в разговорах с другими людьми повторял их слова, сносил от них довольно обидные шуточки... Боялся Толя лишь одного: как бы друзья не решили, что Щучка подвел, облажался, поэтому он и старался, имея дело с нами, воздерживаться от своих заскоков. Имелось у Толи, правда, неприятное свойство: порой ему казалось, будто его друзей обижают, и тогда его приходилось удерживать всеми силами, поскольку он был готов без разговоров перегрызть обидчику глотку. На самом же деле его жертвы чаще всего не имели в виду ничего дурного. Ну а плотником Толя был от Бога, тем более что и в колониях всякий раз работал именно по этой части.
Итак, после неожиданного купания Щучка со страшной руганью проследовал мимо меня в дверной проем сруба, чтобы вскоре появиться наверху среди стропил и начать по-прежнему постукивать молотком. Я вновь принялся конопатить, и все мы, не сговариваясь, старались не обращать больше внимания на водные забавы богатых бездельников, хотя последние время от времени и проносились на своих ревущих чудовищах совсем близко от нас. Лишь иногда Щучка разражался жуткой бранью и уверял, будто брызги от поднятой катерами волны долетают даже до него и доставляют ему неприятные ощущения. Я, однако, не поддерживал его негодования и продолжал неторопливо тюкать молотком по конопатке. В конце концов, думал я, эти глупцы наиграются в свои дорогие игрушки и уплывут восвояси, или же у них кончится бензин. На деле же все обернулось по-другому - я недооценил зловредности богатых любителей водного спорта.
Через некоторое время шум моторов на озере стих, а затем возобновился в виде какого-то недужного кашля, который постепенно приближался. Когда стало ясно, что катера плывут именно к нам, я вышел посмотреть, в чем дело, и увидел, как одно судно тянет за

5
собой другое прямо к нашим мосткам. Здоровенные верзилы, плывшие на первом катере, принялись деловито швартоваться, даже и не подумав спросить разрешения (хотя, разумеется, никто им не отказал бы). Водитель второго суденышка вылез на мостки и занялся тем же самым, не обращая на нас ни малейшего внимания. Я же застыл как громом пораженный: на втором катере рядом с полноватым чернявым господином в шортах, майке и темных очках - видимо, хозяином катеров и верзил - сидела Анна! Таких неожиданностей мне давно не случалось переживать. Я открыл было рот, собираясь выкрикнуть какое-то приветствие, но вовремя опомнился. Что я мог ей сказать? Ее жизненный выбор был сделан. К тому же она не замечала меня - чернявый господин, явно под градусом, обняв ее за прекрасные обнаженные плечи, нашептывал ей на ушко нежности и время от времени целовал в шейку. Анна отвечала ему снисходительной улыбкой. Хотя я и полагал, что между мною и Анной все кончено, однако эта сцена доставила мне немалую душевную боль.
Из оцепенения меня вывел адресованный мне вопрос:"Эй, мужик, бензинчику не продашь?" Я с трудом перевел взгляд на двух приблизившихся ко мне верзил и увидел канистры в их руках. "Ты что, глухонемой?- раздраженно спросил один из них. - Организуй бензинчику, говорю!" - "А много вам надо?- обрел я наконец дар речи. - Литров пять могу дать". - "Литров пять можешь себе на хуй вылить,- проскрипел второй верзила. - Нам не меньше тридцати надо. И давай мухой, а то видишь, люди ждут". Верзила кивнул на чернявого господина - тот как раз галантно усаживал Анну спиной к нам на скамейке, устроенной мной возле мостков. Наглый тон верзил меня покоробил, и, пожав плечами, я холодно сказал:"Ну тогда ничем не могу помочь. Идите в деревню, там попробуйте поспрашивать". - "Да, ребята, без бензина нам тут никак,- словоохотливо поддержал меня подошедший дед Фатьян. - Все время туда-сюда ездить надо, опять же бензопилы у нас..." - "Чабаны, вам же заплатят",- вмешался подошедший третий верзила. Но

6
наглость этих молодцов, видимо, разозлила и деда Фатьяна - он заметно посуровел и сказал:"Нам не деньги ваши нужны, нам бензин нужен. Все, ребята, нам работать надо..." В следующую секунду он растянулся на траве, я от мощного толчка отлетел метров на пять в сторону, и там в глаза мне бросился чей-то топор, всаженный в колоду. Не соображая, что делаю, я схватился за топорище. Остановил меня пропитой тенорок Толи Щучки, прозвучавший сверху:"Стоять! Стоять, я сказал!" Слова его были обращены к прибывшему десанту. Верзилы в это время топали по тропинке к сарайчику, точно угадав, где хранятся наши запасы горючего. Услышав команду, они остановились и удивленно посмотрели вверх - там среди стропил, припав на одно колено, стоял Толя Щучка и держал наизготовку двустволку, из которой дед Фатьян периодически пытался подстрелить утку в окрестных тростниках. Увидев лицо Толи, я содрогнулся - такая злобная радость была написана на нем. Человек явно находился в своей стихии и мечтал о том, чтобы пришельцы сделали хоть маленький шажок вперед - палец его так и плясал на спусковых крючках. Верзилы дернулись было вперед, и Толя тут же напрягся, как хищник перед броском. "Ну давай, давай,- цедил он негромко,- здесь же вас, козлов, и закопаю..." Встретив горящий взгляд Толи, верзилы поняли, что если они двинутся дальше, то тем самым доставят прекрасное развлечение засевшему на срубе татуированному сумасшедшему. "Да ты знаешь, хмырь, на кого прешь?- зарычали верзилы, пытаясь держать марку. - Мы тебя найдем, синяк недорезанный..." Щучка в ответ только издевательски захихикал, но затем внезапно стер ухмылку с лица, и теперь оно дышало одной беспощадной злобой. "Ну все, козлы, хана вам",- прошептал Толя и прицелился. Каждому из верзил показалось, будто он целится именно в него, и все трое шарахнулись назад к берегу. Я вздрогнул - мне показалось, что вот-вот прогремят выстрелы, но, к счастью, Толя заметил, как дед Фатьян грозит ему кулаком, и вовремя опомнился. Анна и ее дружок повернулись

7
и наблюдали со скамейки за всем происходящим. В глазах чернявого господина страх боролся с негодованием, в глазах Анны я увидел только любопытство. Я невольно залюбовался ею. Она, как и прежде, была удивительно хороша, черты ее, как и прежде, дышали страстью, но теперь к этой страстности примешивалось что-то грубое и жестокое. Как то ни странно, но именно эта жестокость с особой силой завораживала и притягивала взгляд. "Нету у них бензина",- проворчал один из верзил, проходя на мостки мимо своего хозяина. Затем все трое молча перелезли в катера и принялись отвязывать причальные концы. Было видно, как плохо их слушаются дрожащие руки. "Пойдем, дорогая,- осевшим голосом обратился к Анне чернявый господин. - Мы попали к каким-то бандитам... Но я этого так не оставлю". - "Вот гаденыш",- подумал я и тихо свистнул. Хозяин жизни, в этот момент уже вступивший на мостки, затравленно оглянулся. Тут я состроил гримасу, усвоенную мною из древнекитайского канона "Мощь царя обезьян". "А-а-а!"- завопил от ужаса избранник Анны, поскользнулся на мокрых мостках и сначала с размаху хряснулся о них всем своим грузным телом, а затем, как бревно, скатился в воду и сразу пошел ко дну, хотя глубина в этом месте была по колено. Анна только усмехнулась и не сделала ни малейшей попытки прийти ему на помощь. Верзилы попрыгали в воду и, кряхтя и матерясь, стали втаскивать своего облепленного водорослями патрона сначала на мостки, а потом в катер. Патрон безвольно висел у них на руках, рыгал, извергал потоки грязной воды и что-то неразборчиво бормотал - видимо, грозился, но потихоньку, опасаясь разгневать страшных обитателей этого места. Лишь когда мужчины расположились на судах и уже стали заводить моторы, Анна грациозной походкой вступила на мостки. До этого она несколько раз скользнула по мне взглядом, однако не узнала, что и неудивительно - ей ведь не приходилось ранее видеть меня в рваной тельняшке, с лицом, перепачканным пылью и смолой, и с моховой трухой в волосах. К тому же

8
всякий раз, как она смотрела на меня, я отводил глаза и опускал голову. Но теперь, когда я увидел ее уходящей, забытая нежность волной подкатила к моему сердцу. "Анна!"- негромко позвал я, сам не зная, что собираюсь ей сказать. Она резко остановилась, словно пораженная электротоком, и затем медленно повернулась ко мне. Сорвав с глаз темные очки, которые она уже успела надеть, она отшвырнула их в воду и впилась в меня взглядом. "Ты, здесь! И в каком виде!"- произнесла она с пренебрежительной усмешкой. От нестерпимого высокомерия, прозвучавшего в ее голосе, нежность в моей душе мгновенно сменилась раздражением. Вдобавок я тут же вспомнил, что она как-никак явилась сюда не одна, а с любовником. Анна хотела добавить еще какие-то презрительные слова, но гнев уже сыграл свою недобрую роль, и мои черты вновь как бы сами собой сложились в гримасу из канона "Мощь царя обезьян". Любимая вскрикнула от ужаса, поскользнулась на мокрых досках (увы! зачем мы их так гладко обстрогали?!), потеряла равновесие и, падая, врезалась головой в выступ на обшивке катера с такой силой, что выступ на моих глазах полностью вдавился внутрь. Затем она медленно съехала спиной по борту суденышка и уселась на мостки, продолжая опираться спиной на борт и раскачиваться вместе с покачиванием катера, словно жрица какого-то восточного культа. Кривая усмешка так и застыла на ее лице, глаза сошлись к переносице, из уголка перекошенного рта побежала струйка слюны. Она пощупала ушибленное место на голове и неожиданно глупо захихикала. "Дорогая, что с тобой? Ты не ушиблась?"- перегнулся к ней через борт чернявый господин. "Не-а!"- бодро ответила Анна и захихикала снова. "Что вы смотрите, идиоты, ей плохо!- обрушился чернявый на верзил. - Быстро грузите ее на катер!" Выскочив на мостки, двое верзил подхватили Анну под локти, но она вдруг начала яростно отбиваться. "Мне хорошо! Отвалите! Отстаньте от меня, волки позорные!- хриплым басом закричала любимая. - Не хочу я с вами ехать!

9
Пустите меня, я хочу с мужиками остаться! Они классные, я сейчас бухну с ними..." Верзилы с трудом одолели Анну и перетащили ее на катер, причем каждый из них - такова уж холуйская доля! - получил при этом немало оплеух. Ведущий катер зафыркал мотором, не без труда развернулся, стараясь не угодить в чащу тростника, и потащил за собой второе судно, на борту которого Анна билась в объятиях своего интимного друга и одного из верзил. "Куда вы меня везете, пидорасы?!- ревела она. - Я что, по-вашему, просто баба? Нет, я баба не простая, я дочь Кирова! Я - дочь Кирова, поняли, козлы?! Пустите меня к мужикам, бля, к народу!" Вся эта галиматья еще долго разносилась эхом над тихими водами, пока наконец не стихла и оба катера не слились в голубой поблескивающей дали в одну маленькую точку. Лишь тогда я оторвал от них взгляд, воткнул топор обратно в колоду и громко объявил:"Мужики, Толян чуть мокруху не устроил, поэтому вечером ему не наливать". "Да вы бы пропали без меня!- завопил Щучка, бегая среди стропил и возбужденно размахивая руками. - Они бы весь бензин у вас забрали!" - "Ну что ж, все хорошо, что хорошо кончается",- рассудительно заметил я. Повернувшись к озеру, я вновь с легкой грустью вгляделся в даль, но суда уже окончательно скрылись из виду. Со вздохом я негромко процитировал заключительные строки собственной поэмы:
И коль рехнулась дама - невелика беда,
Такая никому уже не принесет вреда.


КОНЕЦ.

Сентябрь 2000 г., с.Криница - 11.07.2002 г., Москва.

 

баннер

 

 

ОКМ.ru

вадим степанцов :: дмитрий быков :: александр скиба :: александр вулых

Внимание: в настояшей версии сайта может присутствовать ненормативная лексика.
Copyright ОКМ © 2001-2017 Хостинг и Поддержка Ssmith, Движок: Sir Serge.